В начало

Мечеть Омейядов.

По-арабски звучит – Джами Аль-Омайи.

Самое святейшее и знаменитое место в Сирии. Известно, что существующая мечеть построена на очень древнем и святом месте, воспоминания о котором относятся ко временам Каина и Авеля. Во II тыс. до н.э. на месте мечети находилось святилище арамейского бога Хаада, затем в период римского владычества, остатки храма были разрушены, и на святом месте был отстроен новый храм, посвященный греческому Зевсу или римскому Юпитеру. В конце второго столетия нашей эры храм был старательно отреставрирован при императоре Септимии Севере. В IV веке, когда христианская религия стала набирать силу, при императоре Феодосии языческий храм был разрушен, а на его месте была построена базилика в часть святого Иоанна Предтечи и в течение последующего столетия оставалась принципиально христианским местом. В конце VII столетия, когда Дамаск был столицей халифата династии Омейядов, простиравшегося от Инда до Пиренеев, храм был перестроен в мусульманскую мечеть.

Наконец двери мечети открылись, и мы все направились ко входу. Осторожно, не расталкивая друг друга, прихожане у порога становились на колени, снимали обувь и проходили в огромный и прекрасный двор. Я также как все сняла свои новенькие сандалии и вступив на начищенный до зеркального блеска мраморный пол оказалась в открытом внутреннем дворе мечети.

Великолепным это место назвать мало. Все здесь дышит неизъяснимой почти волшебной и сказочной древностью. Уверенна, что многих охватывают те же чувства. Здесь, ты ощущаешь себя так, словно находишься в центре Вселенной.

Через открытый двор, попадаем в само святое место. Большой и просторный колонный зал - настоящий восточный Дворец. Кругом слышны голоса молящихся людей, но в тоже время ты их совсем не слышишь. В воздухе все сливается и гул становится обыкновенной тишиной, это странно, но это так. Все мое уличное стесненье куда-то умчалось, и я стала самой собой. Пройдя по добротным мягким коврам длинную галерею, села у центрального святилища. Здесь в мавзолее из хрусталя и мрамора покоится одна из самых основных святынь – голова святого Иоанна Крестителя. Всем нам известно, к каким печальным последствиям привел воодушевивший Ирода прекрасный танец Соломеи.

Великая христианская святыня, вероятно, появилась здесь тогда, когда существовала христианская базилика названная в честь св. Иоанна Крестителя. Святыня покрыта тяжелым зеленым бархатом, кайма которого расшита арабским письмом и оторочена драгоценными камнями. Люди с благоговением прикасаются к золоченой решетке на витражах мавзолея и его мраморным панелям и, стоя так некоторое время, общаются со святым.

Теперь тут можно оставаться вплоть до самого захода солнца, говорить с Богом и всеми святыми христианскими и мусульманскими, читать Священное Писание или Коран. Новые архитекторы сохранили древние стены, трое ворот и монументальное преддворие. Стены мечети покрыты ониксом, яшмой, ляпис-лазулием, гранатом и др. драгоценными и полудрагоценными камнями, зелеными и синими названий которых я попросту не знаю. Переплетения круговых узоров ювелирной работы настолько мастерски выполнены, что каждый такой мозаичный рисунок имеет глубину и объем. Потолок и колонны позолочены. В стенах мечети устроены ниши, в которых вязью выложены прошения и обращения к Богу и святым. Они чуть огорожены невысокими красивыми позолоченными решетками. Это своего рода порталы, или иконы как в христианском храме, у которых всегда можно увидеть кого-нибудь из молящихся. Многие прихожане также как и я сидели на полу храма и взглядом путешествовали по его длинным галереям. Другие фотографировались даже у самых святых мест, это не запрещено. Заметив, как я маюсь с фотоаппаратом, не зная к кому обратиться за помощью, ко мне сам подошел молодой человек и предложил свои услуги. Это было очень любезно, когда он согласился сфотографировать меня и в мраморном дворе.

Трудно судить о том, чья религия истинна. То, что в мусульманских мечетях отсутствуют изображения Бога и святых, а в православных они есть, совершенно не является критерием суждения об истине веры. Русская Православная Церковь почитает Бога живого и реально ходившего по земле Иисуса Христа. Его видели все Его современники, а также и всех тех, кто был с Ним рядом. Поэтому мы имеем полное право и должны изображать своих святых. Мусульмане же не знают, как может выглядеть Бог, однако пророка Мухаммеда изображают. Его святой образ можно приобрести в магазинах вокруг мечети. Христа они тоже почитают, но не за Бога, а за пророка. В Коране об Иисусе Христе говорится как о великом пророке-путешественнике Иссе, получившем от Бога чудесное рождение и миссию просветлять и исцелять народы и вести в Его Царство.

Бог Аллах не изображается никогда, это самое скверное святотатство. Его законным изображением является Его собственное прописное имя в обрамлении узоров из драгоценных камней и золотых нитей. Буквы имени Его священны.

Проведя часа полтора в мечети и заплатив на выходе 50 сирийских фунтов (1 долл), именно такую сумму платят туристы, я направилась осматривать окрестности. Мне хотелось поскорее найти ту самую прямую улицу Виа Ректа, на которой известный гонитель христиан Савл, получил чудесное откровение и исцеление и был назван апостолом Павлом.

Около дамасской деревни Дарайа, преследовавший христиан ортодокс Савл, внезапно упал на землю осененный божественным светом и услышал голос: «За что ты гонишь меня, Савл?» Изумленный Савл воскликнул: «Кто это?» «Это я, Иисус Христос, которого ты гонишь. Встань и иди в Дамаск, и сказано будет тебе, что надо делать». Савла привели в Дамаск ослепленным и оглушенным в дом некоего Иуды, который жил как раз на этой улице Виа Ректа. Это главная городская улица в римскую эпоху проходила через весь город от западных ворот Баб Джабия на восток до ворот Баб Шарки. Путем наложения рук будущий прославленный святой был избавлен от слепоты и глухоты и наречен именем Павел. Евреи, прознав измену, хотели убить его, но Павел успел вовремя покинуть город. Южные ворота Баб Кисан в старом городе, через которые состоялось бегство Павла, в память об этом событии превращены в Часовню св. Павла, по-арабски Мар Булюс.

Да, невероятно, но здесь повсюду святыни, словно в Иерусалиме.

Сразу за мечетью находится торговая площадь. Этот старинный базар существовал здесь со дня основания древнего храма. Его территория настолько обширна, что можно ходить здесь часами, разглядывая разнообразный товар. На восточном базаре есть все. От шелковых тканей, до всевозможных побрякушек, сладостей, овощей, фруктов, приправ, хлебно-лепешечных изделий, предметов быта, обуви, аксессуаров и, чего только там нет. Толпа идет, гудит, смотрит, приценяется и покупает. В выборе и покупке товара участвуют все, кто в этот момент задержался у лавки. Иногда действительно, такая форма сотрудничества очень полезна.

А у меня, как только вышла из Мечети, началось все заново. Женщины как-то сторонились, ведь я не их рода-племени, все глазели, и это здорово действовало на нервы. Вобщем я решила переодеться, все равно дальше нежно ехать в Ливан, а там быть может религиозная обстановка еще серьезнее, да и на память пусть арабская национальная одежда останется.

Выбрала себе подходящее двойное длинное черное платье-калаб за 25 долл. и платок. Продавец платьев был очень удивлен, еще ни разу у него туристы не покупали калаб, да еще чтобы тут же облачиться во все это и ходить по улицам. Переоделась и, вы не поверите, какой превосходный эффект получился от перевоплощения. Теперь никто в мою сторону особо и не смотрел, наконец-то я сделалась «своей».

Сразу на радостях я побежала в другую мечеть Рукайя Хаува, названную так в честь дочери святого, которому за его крепкую веру отрубили голову, а дочь провела три ночи в слезах и вознеслась на небо с этого святого места, на котором теперь стоит эта мечеть, - так потом мне объяснили историю мечети.

Я, совершенно незаметно слившись с толпой женщин, прошла в большие залы. Потолки здесь были отделаны зеркальными кристаллами. В свете огромных хрустальных люстр и бра все небо, именно небо, так казалось, потому что это были тысячи тысяч звезд, все светилось несказанной радугой голубых и зеленовато-желтых цветных лучиков. Приятно улыбающаяся женщина с серебряным подносом мне подала Коран и леденцы в вазочке. Не нарушая правил, я взяла все что предложено и направилась в глубь зала понаблюдать за происходящим. Не успела я присесть, как священник, по-нашему дьякон, во избавление от всякой нечисти совершил надо мной каждение и воздух вокруг наполнился ароматом осенних полей. Тут же раздавались просфоры. Здесь они большие, изготовленные из серого хлеба. Одна женщина над своей дочерью совершала молитвенный ритуал. Разложила просфоры вокруг нее по четырем сторонам света, и долго, держа свою правую руку над ее головой, читала что-то из Корана. В этой мечети разрешается плакать в голос, и где-то на другом конце большого зала кто-то безутешно рыдал, иногда были слышны стоны, но это никого не смущало. Наверное, по местному культу здесь специально должны были присутствовать кто-то из плакальщиц.

 

Следующим местом посещения был мавзолей Салах-Ад-Дина.

Здесь было еще лучше. Как раз туда готовилась пройти группа туристов из Японии. Стоя в дверях, они в ожидании гида, теснились друг к другу, уступая мне «арабке» дорогу. Мне же теперь было все бесплатно, и я, оставив обувь в ячейке, пошла смотреть на надгробие славного героя Дамаска. Чуть задержавшись у таблички с английским разъяснением, я долго простояла у таблички с арабским текстом. В зал зашли японские туристы, и гид на вполне внятном английском стал рассказывать о ратных подвигах арабского полководца. Не прошло и десяти минут, как вдруг на пороге появились арабские женщины-туристы. Закутанные с головы до ног в одеяния, они и во главе со своим гидом также стали проходить в зал. Однако, случился конфуз. Заметив меня, стоявшую в уголке, они все разом направились ко мне. Стали приветственно протягивать руки и здороваться: «Салям!» Я незаметно улыбаясь под капором, пожимала руку им в ответ и произносила тоже самое. Собравшись, все вместе мы стали слушать гида, вещавшего на арабском. Кто-то из женщин что-то недослышал, и меня стали переспрашивать. О нет! Ну вобщем, у меня вдруг случился «обет молчания и кивания». Я смеялась про себя, что же я делаю и зачем ввожу в заблуждение честный арабский народ. Потом бочком, бочком я покинула мавзолей. На прощанье у входа даже выпила копеечный свежевыжатый апельсиновый сок, который для туристов весьма недешевый.

Да, приятно, когда все принимают за своего человека. Машины останавливаются, пропуская меня перейти дорогу. Необыкновенно вкусная самса с курицей мгновенно стала стоить 30 копеек вместо доллара, ну и т.д. Хотя, в принципе в Дамаске для туристов не большие цены, даже в ресторанах. Я была в трех, два мне очень понравились, они были с артистами после девяти вечера. По городу ресторанов очень много, особенно вокруг мечети Омейядов они буквально на каждом шагу на первых и верхних этажах окружающих домов. Также как и мелких кафешек с быстрой едой. Готовят не так как в Макдоналдсах, здесь к пище относятся с уважением и абы что не предлагают. Всякую еду нужно приготовить, а не разогреть. Разрезается круглый хлеб, а начинка, тонко порезанная курица или говядина будет жариться минут 15, и к этому так называемому блюду «сэндвич», прилагается еще и баночка резанных свежих овощей.

В ресторане нужно стараться не ошибиться и не спешить заказывать много. Так как зачастую бывает, что указанное в меню блюдо не состоит из одной тарелки, а идет комплексным обедом. Заказываешь стейк из говядины, а к нему еще приносят вошедшие в стоимость порцию риса, салат, хлеб, сметану, соус и кетчуп, в некоторых ресторанах «шведский стол».

В одном ресторане поинтересовались, не из Ирана ли я? А почему бы и нет. И теперь я стала «из Ирана», только очень плохо говорю по-арабски.

Вдоволь намотавшись по вечернему Дамаску, я уже с закрытыми глазами могла найти дорогу к отелю. На другое утро был запланирован Национальный музей и отъезд в Пальмиру.

Музей от отеля оказался совсем недалеко, в десяти минутах ходьбы. Здание музея скрыто в глубине большого зеленого сквера в окружении статуй древних Ассирийских богов и греческой скульптуры.

Ухоженные цветники и деревянные скамейки вдоль зеленой изгороди создают атмосферу комфорта и покоя в этом месте сосредоточия древней истории.

      

Но признаться честно, музей меня не очень впечатлил. Никакой коллекции из Багдада там я не нашла, хотя и спрашивала. Экспонатов Вавилонского и Нововавилонского периодов, а также Аккадского, вобщем все, что связано с глубокой древностью, там можно пересчитать по пальцам. Залов, посвященных этому периоду всего два и они очень малы.

В основном это предметы быта, гребешки, тарелки, собранные из мелких кусочков. Египетские скарабеи и палетки из слоновой кости. Одна статуя внушительных размеров неизвестного ассирийского божества и совсем немного маленьких, не превышающих и полуметра статуэток грубой работы.

Зато удалось сфотографировать замечательную знаменитую палетку из Шумера с изображением древнейших звездных царей. Не удержалась даже, купила оттиск на память.

Все самое-самое как обычно, перекочевало в музеи Европы.

Совсем иная картина с греко-римским периодом. Залы просто роскошно наполнены статуями греческих богов, фрагментами напольной мозаики, оружием и воинским облачением римской, а затем и османской армий. Сюда перекочевали роскошные надгробия из римских гробниц Пальмиры.

Не говоря уже о выставке ремесленных достижений периода египетских мамлюков. Здесь представлены всевозможная дворцовая посуда из стекла, глины и фаянса, огромные вазоны с превосходной росписью, покрытой глазурью, медицинские инструменты, измерительные приборы, песочные часы, гвозди и всякие крепления.

Даже имеется восстановленная комната Дворца Азема XVIII века преимущественно состоящая из предметов мебели: большой темно-коричневый шкаф, высокий комод, секретер со стеклянными дверцами и длиннющая ширма из шести секций, с необыкновенным узорным деревянным кружевом.

Пожалуй, самыми на мой взгляд интересным экспонатам, был древнейший механизм для астрономических измерений. Он состоял из нескольких колес-шестеренок, которые при движении большого колеса, начинали вращаться все сразу. На одном колесе были нанесены знаки Зодиака, я сразу разглядела созвездие Весов. На других нанесены кружки, точки и разные непонятные значки. Эти звездные приборы мне встретились в разных залах. Так восхитительно было увидеть эти древние предсказатели положений Солнца, Луны и др. планет нашей солнечной системы.

Поразительно, что древние люди смогли сами создать эту премудрую вещь – астрономический компьютер, и где, - в древней Вавилонии.

Только откуда у древних людей такие ресурсы, позволившие создать механизм, определяющий положение звезд в разное время. Хотя, не исключено, что без такого сложного механизма никак нельзя было определить точное время посадки растений в царском огороде.

Через час такси уже мчало меня на вокзал Караджат Хараста, откуда мне предстояло автобусом добираться до следующей точки маршрута, Пальмиры.

 

На прощанье менеджер рессепшена отеля «Султан» оказал мне еще одну добрую услугу. Забронировал на Пальмире отель Аль-Накхиль который со всеми удобствами и даже телевизором со спутниковой антенной обошелся мне всего 20 дол. в сутки. На вокзале меня приветливо встретили и, узнав, куда мне нужно ехать, подхватили мои сумки и понесли на багажный контроль. На все имущество наклеили марки «Досмотрено» и проводили в нужный автобус. Такая добрая услуга обошлась мне всего в 1 доллар, зато все быстро и четко. Билет до Пальмиры стоит всего 4 доллара в хорошем комфортабельном автобусе с кондиционером.

Не успели отъехать, как помощник водителя стал разносить всем конфеты, затем пластиковые стаканы, потом чай, пирожные и пакетики для мусора. Я была в восторге от такого сервиса, отметив, с каким уважением они относятся друг к другу. Потом всем раздали по бутылке холодной воды, и на протяжении всего пути крутили кино с Джеки Чаном.

Прошло где-то около трех с половиной часов, и автобус прибыл на станцию Пальмира, которая представляет собой отдаленное почти сельское поселение в жаркой пустыне. Станция, а заодно и большая крытая столовая вмиг наводнилась людьми, автобус остановился на двадцать минут дать людям немного размяться от долгого сидения и утомительного пути. Это я приехала, а люди поедут дальше, еще три часа пути в Дайр-эз-Заур до побережья реки Евфрат.

Приехав в отель уже в пять часов вечера, мне хотелось как можно быстрей бежать на руины старого города, но смотритель отеля, веселый парень Мухаммед сказал, что лучше это делать с утра, а сейчас надо пить чай, разговаривать и смотреть его большущую коллекцию фотографий древних руин.

Он был прав. Не успела я привести себя в порядок после всех дорог, как уже зашло солнышко. Здесь в горах с этим быстро, а местности я не знала.

В отеле были только я – русская и четверо французов, которые так ни разу мне на глаза не попались. За наш героический отечественный футбол Мухаммед хотел мне как-то получше угодить. Тогда я попросила его подняться на крышу, посмотреть, видны ли оттуда руины старого города. Он уверил что да. И через двадцать минут мы уже курили кальян и пили чай на крыше отеля, сидя на каком-то задрипанном, но очень мягком диване и болтали про всякую чушь.

Отсюда на руины действительно открывался прекрасный вид. И мне, честно говоря, не было никакого желания говорить о политике, работе и жизни, когда перед тобой в темноте ночи предстала великолепная, подсвеченная яркими желтыми софитами колоннада самой длинной улицы римской Пальмиры. Романтика.

Боже мой, сразу понимаешь, какая это толща веков. Там были люди, и все было оживленно… Теперь их никого нет. Разворованные и опустошенные некрополи на западе, и ветер хамсин привел в полное запустение все живое, засыпав некогда полноводные колодцы песком.

Наступило молчание, мы сидели и смотрели в даль.

- А веариз зе Бел темпль? – спросила я неожиданно даже для себя.

- Бал? Зет. – Мухаммед показал рукой куда-то в самый конец руин или в самое начало, тогда я еще не знала планировки города, куда-то туда, где колонны освещались зеленоватым светом. С этого храма, посвященного загадочному Бэлу/Ваалу, должно было начаться мое знакомство с деятельностью потомков богов.

Я конечно не надеялась, мой английский не настолько хорош, чтобы задавать умные вопросы, да и паренек вряд ли бы смог мне толково ответить, но попробовала. Спросила его, так как он здесь родился и общается с туристами по роду работы, знает ли он какую-нибудь легенду о Пальмире. Он ответил, что никакой легенды не знает, а город построили римляне. Тогда я спросила, а до римлян здесь, что ничего не было? На что он мне ответил: «До Рима здесь было другое царство. Сначала пришло много богов и они построили себе дома, потом пришли люди и все жили вместе. Потом боги ушли, а люди остались. Потом прошло много времени и правило много царей, была война и все разрушили, потом пришли римляне и построили Пальмиру и свои храмы, потом снова случилась война, а потом пришли арабы и родился он, Мухаммед». «А откуда пришли боги, с неба?»,- спрашиваю. «Не знаю. Я тогда еще не родился. Завтра пойдешь в музей, спроси об этом гида».

Далее

 

Rambler's Top100