В начало

Пальмира.

Город Пальм, как назвали его римляне. Старинное же его название – Тадмор. Именно так он впервые упоминается в ассирийской табличке начала II тыс. до н.э. Город, возведенный царем Соломоном с помощью джинов, на руинах еще более древнего города богов, разрушенного ассирийцами.

Во времена новой эры при римском императоре Тиберии получил свое новое название Пальмира.

В 129 году Пальмиру посетил император Адриан, и некоторое время после этого визита город носил двойное название Адриана Пальмира. Здесь находился римский прокуратор и содержалась римская армия с лучшими лучниками. А при императоре Траяне была создана верблюжья кавалерия. С 211 года Пальмира была окончательно включена в состав римской колонии.

Но с 258 года политика действующей власти в Пальмире резко изменилась. «Императором востока» и правителем Пальмиры стал внук римского сенатора консул Оденат, ему подчинялись колонии между Египтом и Малой Азией. Однако он был убит в сирийском городе Хомсе. И трон заняла его супруга Зенобия Септимия. В Пальмирском музее выставлены золотые монеты с ее изображением. Зенобия решила изменить ход истории и вступила с Римом конфликт.

Армия Пальмиры осадила Египет, победив там римские войска, дальше она направилась в Малую Азию, подчиняя себе земли вплоть до Босфора. На усмирение разбушевавшейся Зенобии из Рима был выслан лучший легион во главе с императором Аврелианом. В решающем сражении войска Пальмиры сдались, а Зенобию, закованную в золотые цепи повели по улицам Рима за колесницей Аврелиана. Свою оставшуюся жизнь эта героическая женщина провела под домашним арестом в Тиволи.

Пока в Риме праздновали победу, Пальмира снова подняла восстание, и остатки римского гарнизона были уничтожены. Император был вынужден вернуться и сам разрушил город, что называется до основания. С 300 года при императоре Диоклетиане начались восстановительные работы, и к концу IV века античные храмы были переделаны в церкви, реконструирована оросительная система и акведуки.

       

Арабы поселились на Пальмире в середине VII века. В X столетии на Пальмире произошло землетрясение, в XII – вторжение Тамерлана. Разграбленная и опустошенная Пальмира, оказалась заброшенной. В храме Бела даже поселилось племя бедуинов. Почти не осталось и следа от былого величия. Вся растительность погибла и руины стало заносить песком. До сих пор под ним скрыта значительная часть города.

Благодаря английским купцам в 1680 году Пальмира вышла из тени забвения. С 20-х годов прошлого столетия на Пальмире ведутся археологические работы, но сейчас они практически заброшены. Туристам даже разрешается здесь разбивать палатки.

И, надо сказать, если бы нашлись силы и желание, то, очистив от песка римские храмы, можно было бы весь грандиозный археологический парк привести в порядок. Руины валяются, хоть бери и вывози, никто тебе слова не скажет. Сколько же всего интересного скрыто. Толща песка достигает в некоторых местах до четырех метров. Повсюду под ногами осколки глиняной посуды и куски мрамора. Начала раскапывать каким-то черепком и вместе с песком посыпались расписные глиняные обломки.

Хотя может и правильно, что не расчищают. Может они проживут еще многие тысячелетия и найдется еще свой Тутмос на этого сфинкса.

 

Самым главным святилищем Пальмиры является храм бога Бела. Он существует здесь с древнейших времен, возвышаясь на высоком искусственном холме. В центре просторного квадратного двора, окруженного по периметру колоннадой, находится главное алтарное святилище.

Верховному небесному владыке Белу/Ваалу во времена ассирийского владычества поклонялись здесь в триаде богов: Ярихбол (Ярхибол/Яхве/Бог Солнца) и Аглибол (Бог Луны); вместе они составляли традиционную триаду богов.

Культ солнечного Баала исчез не сразу. В раннюю римскую эпоху он еще существовал. Считалось, что солнечный Баал-Мелек «Бог-Царь», каждый день пролетал по небу на колеснице, запряженной огненными львами, и узнавал обо всем что происходит вокруг, и в этом ему день и ночь помогали равные ему ближайшие помощники Ярихбол (Свет Дня) и Аглибол (Свет Ночи).

При императоре Тиберии в I в н.э. храм был перестроен, и Бела отождествили с греческим Зевсом. Со всех сторон храм обнесен высокой стеной из больших каменных блоков. По преданию капители колонн во дворе храма были украшены позолоченной бронзой, которые были сняты и увезены в Рим императором Аврелианом. Стены были богато украшены рельефами. Внутри в нишах были статуи Пальмирских богов.

Главная улица – декуманус, имеет протяженность около 1100 м от храма Бела до мест погребений. Сразу за аркой находилась центральная и административная часть города, вдоль которой тянется колоннада высотой почти до 10 м.

Чуть южнее находилась площадь именитых граждан называемая Агора, где на подиумах были установлены их бюсты из бронзы и статуи.

 

Сразу за триумфальной аркой находится храм бога Набу. Бог Набу вел записи людских судеб на небесных табличках.

Колонны из асуанского гранита украшали вход в бани Диоклетиана, построенные в 300 году на месте более древних бань. Хоть и мало верится, но там был так называемый фригидарий (холодное отделение) и бассейн, в который спускались по каменной лестнице, и тут же неподалеку размещался общественный туалет. Напротив, на другой стороне улицы был театр или площадь собраний.

Большая колонная улица выводила к овальной площади, в центре которой стоит величественный тетрапилон. Высокие коринфские колонны из розового асуанского гранита означают пересечение главных улиц.

За ними, чуть поодаль храм Баал-Шамин, «Бог Небесный». Храм превратился в христианскую базилику только с IV века н.э.

Главная улица кончалась в 500 м от тетрапилона. В античные времена там проходила городская стена. За пределами городской черты находился богато украшенный погребальный храм.

Долина гробниц начинается у подножия холма Джебель Мунтар. А на самом высоком из окружающих Пальмиру холмов, находится арабская крепость Каалат Аль-Маани, построенная в XVII в. эмиром Фахр-ад-Дином эль-Маани.

Меня же больше всего интересовал храм бога Баала. Существовал ли в реальности этот Баал? А мог ли он быть предводителем легендарных исполинов?

Здесь так и не смогли прижиться аккадские, ассирийские, вавилонские, шумерские, римские и христианские боги и культы. С каким только именем не венчали алтарь Баала, но Дом навсегда запомнил своего хозяина.

Имя его будто совсем обезличено временем, и тем не менее по земле Ближнего Востока, здесь на Пальмире, в Ливане на Баальбеке и в Библосе, куда мне только предстояло отправиться, везде сооружались святилища в его честь. Причем «первый камень» был его.

Чтобы исследовать культ, значительно ушедший в древность, пришлось собрать достаточно много специальной исторической, богословской и прочей критической литературы.

Далее

 

Rambler's Top100