Федор Петрович Кренделев, Александр Михайлович Кондратов

Безмолвные стражи тайн (загадки острова Пасхи)

конспект

 

Одна или две расы обитали на острове Пасхи?

Вопрос этот возник очень давно, еще со времен открытия острова. Адмирал Роггевен отметил, что островитяне имеют неодинаковый цвет кожи. «Цвет кожи у них коричневый, по оттенку напоминающий испанцев, однако среди них встречаются некоторые более темных тонов, иные совершенно белые, а также иногда красноватого оттенка, словно сильно обгорели на солнце». Один же из островитян, поднявшихся на корабль Роггевена, был, по словам Беренса, «совершенно белый человек».

В своих записках участник экспедиции Гонсалеса Агуэра (…) свидетельствует, что «островитяне были белого, смуглого и красноватого цвета кожи, без толстых губ и плоских носов, прически их были мягки и окрашены в черный цвет, а другие имели красный или светло-коричневый оттенок».

«Запись Роггевена о том, что население там всех оттенков, до сих пор остается в силе. Они сами видели это различие, и, когда мы собирали генеалогии, они готовы были приписать его самым дальним своим родственникам, – писала английская исследовательница Раутледж спустя два столетия после открытия острова. – Сестра бабушки Сусан, утверждали они без колебания, была «белая», а сестра бабушки Хемима – «черная». Последний настоящий король или вождь, как говорили, был совершенно белый… Совершенно очевидно, что мы имеем дело со смешанной расой».

Читатели книги Тура Хейердала «Аку-Аку», вероятно, помнят, что и в середине нашего столетия на острове Пасхи жили люди с темной и светлой кожей. Староста Педро Атан имел почти такой же цвет кожи, как европейцы. Причем он был потомком последнего из «длинноухих».

 

Легенды говорят, что первые поселенцы остров Пасхи прибыли вместе с Хоту Матуа, Хоту-Отцом. «Длинноухие» появились позже. Когда именно? Здесь легенды дают путаный ответ. Одному из исследователей довелось стать свидетелем жаркого спора, который разгорелся по этому поводу между островитянами. Известный знаток старины по имени Килимут авторитетно утверждал, что новые «длинноухие» прибыли на остров вместе с Хоту Матуа. Но трое других столь же уверенно возражали знатоку и считали, что «длинноухие» прибыли позже, при вожде Туу-ко-ихо. Спор их длился долго и принял столь бурный характер, что присутствующая при этом женщина заметил исследователю: «Не верь им, ничего они об этом знают».

РРР: Показательно…

 

«Длинноухие» поселились на полуострове Поике. Сколько времени они там жили, почему они стали командовать другими жителями острова Пасхи, заставляя их возводить монументальные платформы – аху и высекать гигантские статуи, легенды умалчивают, зато в легендах подробно описывается уничтожение «длинноухих» во рву, отделяющем полуостров Поике от остальной территории острова. В живых остался лишь один «длинноухий», от которого ведут происхождение некоторые нынешние обитатели острова в том числе описанный в «Аку-Аку» Педро Атан.

 

Кем были «длинноухие»? Обычай удлинять уши действительно существовал у жителей острова Пасхи. «У некоторых мочки ушей свисали до плеч, а кое-кто носил в них в виде особого украшения белые диски», – свидетельствует Беренс, спутник Роггевена.

Такой же обычай есть и у жителей Меланезии, «Черных островов», лежащих в нескольких тысячах километров от острова Пасхи. Удлиненные мочки ушей имели таинственные предшественники инков в Южной Америке – испанские хронисты XVI века так и именовали их – «орехонес», то есть «длинноухие». И такой же обычай в древности существовал у жителей Маркизских островов, населенных полинезийцами, чей язык ближе всего к языку жителей острова Пасхи! Но был ли обычай удлинять уши чисто полинезийским или он пришел откуда-то?

Путешествуя по Индии, мы видели близ поселка Сраванобелголе (штат Майсур) 30-метровую гранитную статую Гоматешвара, которая по величине превосходит самую большую статую острова Пасхи. Гоматешвара – «длинноухий», мочки его ушей лежат на плечах. Надписи говорят, что этот исполин вытесан из единого камня в 983 году.

В Южной Индии знамениты фрески и храмы Махабалипурама. Все персонажи, изображенные на фресках и рельефах, обладают удлиненными ушами, а в мочках имеются увесистые серьги. Авторы, посещая различные буддийские храмы, имели возможность лично убедиться, что персонажи колоссального буддийского пантеона имеют длинные уши. «Длинноухость» является одним из обязательных признаков Будды, о чем сказано в буддийском каноне.

Не только буддийские, но и индуистские персонажи и боги имеют длинные уши. В пещерных храмах на острове Элефанта, близ Бомбея, великая троица богов индуизма – Брахма, Вишну и Шива – длинноухи. Длинные уши имеют все их многочисленные воплощения и даже злые духи и демоны зла, различные индийские и буддийские учителя – гуру, святые и деятели церкви. Обычай искусственно удлинять уши можно найти у различных племен, населяющих Юго-Восточную Азию, откуда, по всей вероятности, и происходило заселение островов Полинезии предками нынешних полинезийцев.

 

Собственно говоря, на острове Пасхи не было «короткоухих». В легендах говорится о борьбе «ханау-еепе» и «ханау-момоко». Слово «ханау» в языке острова Пасхи означает «раса, рождаться». Слово «момоко» имеет значение «тонкий», а слово «еепе» – «коренастый», «дородный». Значит, в легенде речь идет о войне между «толстыми» и «тонкими», или «тощими» и «дородными», а отнюдь не об истреблении каннибалами-«короткоухими» мудрых строителей статуи и аху, то есть «длинноухих». Путаница произошла из-за того, что «еепе» звучит похоже на «епе», что на языке жителей острова Пасхи означает «ухо».

И все-таки «длинноухие», вернее ханау-еепе, имели обычай удлинять уши, за что и были прозваны как говорят легенды, епе ророа, то есть «длинноухими» (епе – ухо, ророа – очень большой)!

 

Доктор Гарри Шапиро, крупнейший специалист по антропологии Океании, проанализировав черепа жителей острова Пасхи, пришел к выводу, что по типу он ближе всего к черепам темнокожего населения островов Лоялти, расположенных в Меланезии. Однако по большинству других антропологических признаков включая и разнообразные оттенки цвета кожи вплоть до белого, жители острова Пасхи – типичные полинезийцы.

 

Археологической экспедиции Тура Хейердала удалось раскопать несколько черепов, относящихся к эпохе войны между ханау-момоко и ханау-еепе, а также многочисленные костные останки. Очень тщательно изучил и проанализировал эти находки австралийский антрополог Р. Меррилл. Вывод его гласил – на острове Пасхи в эту эпоху не было двух рас, все черепа и скелеты принадлежат полинезийцам. Но, возражают оппоненты, где гарантия, что Р. Меррилл обследовал черепа «короткоухих» – ханау-момоко и «длинноухих» – ханау-еепе?

 

Ко временам Хоту Матуа современные жители острова Пасхи относят все древнее, традиционное, освященное веками (так и жители Средней Азии склонны были относить все события домусульманской истории и культуры ко временам Александра Македонского!). И тем не менее Хоту Матуа — лицо, по всей видимости, реальное.

Если же выявить рациональное зерно в легендах, связанных с Хоту Матуа, то можно представить вполне реалистическую ситуацию. Вождь племени, живший в далекой земле Марае-ренго, в области Маори на Хиве, где стояли каменные статуи, после междоусобной войны был вынужден покинуть свою родину. Вместе с вождем на двух огромных ладьях, вмещавших, по разным версиям, от сотни до четырехсот человек, отправились его соплеменники. В путь были взяты различные сорта ямса и бататов, кокосовые орехи, сахарный тростник, сладкий картофель, другие растения, ростки дерева торо-миро и, наконец, дощечки с письменами, кохау ронго-ронго. Плавание продолжалось два месяца, пока мореплаватели не достигли острова Пасхи. Хоту Матуа стал его первым правителем. После смерти верховного вождя островом правили его потомки.

 

Не разрешена и такая загадка – откуда он прибыл? Большинство версий-легенд утверждает, что с запада, то есть со стороны Полинезии. Однако в легенде, записанной самой первой, говорится, что Хоту Матуа прибыл с востока, то есть со стороны Америки. Не проясняет эту дилемму и название родины Хоту Матуа – Хива. Полинезийцы называют так Маркизские острова. Но в языке острова Пасхи это слово имеет значение «Большая Земля». Например, скалы Сала-и-Гомес именуются Моту-мо-тере-Хива, то есть «Остров, чтобы плыть на Большую Землю». И Хива в данном случае может означать совсем не Маркизские острова, а Южную Америку! Или Новую Зеландию!

 

Наконец, из легенд о Хоту Матуа возникла еще одна интересная загадка: Хоту-Отец не был первооткрывателем острова Пасхи. Во-первых, об этой земле он знал еще до начала путешествия, а во-вторых, остров еще до его прибытия уже был заселен другими людьми!

 

Почему Хоту Матуа принял решение плыть именно к острову Пасхи? В легендах говорится, что на эту землю в далеких краях ему указал некий Хау Мака, якобы увидевший вещий сон. Но описание острова, увиденного во сне, дается столь реалистично, что это поневоле заставляет думать, что остров Пасхи был известен ему.

Готовясь к переселению, Хоту Матуа послал к острову семерых юношей отыскать, остров, посадить на нем ямс и найти бухту, удобную для высадки людей с больших лодок. Разведчики увидели вулкан Рано-Као, который служил им ориентиром, и три островка, о которых говорил Хау Мака как о «детях, стоящих в воде» возле высокого потухшего вулкана. Высадившись на берег, семеро юношей взошли на Рано-Као, насыпали почву для ямса, а затем сделали его посадку. Закончив это, они начали осматривать неведомую землю и… встретили человека по имени Яга Таваке. Да, остров был обитаем!

 

…в списках потомков Хоту Матуа имеются большие расхождения: в «длинных списках» есть много неточностей. Наряду с верховными вождями, прямыми потомками Хоту Матуа, упоминаются и члены их семей. В самом длинном списке приводятся еще и имена богов, некоторые по два раза. По мнению большинства исследователей, Хоту Матуа прибыл на остров Пасхи в XII–XIV веке. Когда же археологи провели раскопки, то оказалось, что люди жили на острове уже в IV веке – почти за тысячу лет до прибытия Хоту Матуа!

Как видите, обратившись к истории острова Пасхи, мы получаем как бы тройную экспозицию во времени: «длинноухие» пришельцы – люди Хоту Матуа – население, жившее на острове до прибытия Хоту-Отца.

 

Быть может, облик первых поселенцев донесли до нас статуэтки моаи кава-кава, изображающие людей с торчащими ребрами, глубоко запавшим животом, удлиненными ушами, козлиной бородкой и тощими телами? В лучших музеях мира хранятся эти замечательные произведения резьбы островитян. Споры о том, кого они изображают, ведутся и по сей день. Есть предположение, что это первые поселенцы на острове Пасхи, добравшиеся сюда после длительного и изнурительного плавания через океан. Однако местные жители отвергают такое предположение: согласно легендам о заселении острова, первые поселенцы имели с собой достаточно пищи и прибыли совершенно здоровыми.

 

По одной из легенд, записанных на острове Пасхи, моаи кава-кава изображают духов аку-аку, чьи ребра однажды увидел вождь по имени Туу-ко-иху. Высказаны гипотезы о том, что эти статуэтки могли быть куклами-марионетками, поминальными статуэтками, вырезавшимися после смерти кого-либо из членов семьи. Загадочным фигуркам давалась и чисто медицинская трактовка. Истощенный вид и зоб, ярко выраженные облике моаи кава-кава, расценивались как следствие расстройства эндокринной системы. Наконец, в последнее время выдвинуто было предположение о том, что статуэтки изображают жертвы радиации, которой когда-то подвергся остров Пасхи.

 

 «Во всех хижинах были найдены маленькие статуи тридцати сантиметров высоты, представляющие мужчин, рыб и птиц. Без сомнения, это идолы, но я никогда не замечал, чтобы им оказывали какое-либо почитание, – сообщает миссионер Эжен Эйро. – Временами я видел канаков, поднимающих свои статуэтки воздух, жестикулирующих и сопровождающих это видом танца и бессмысленным песнопением. С какой целью? Не думаю, что они знают сами. Они просто делают то, что видели у отцов своих, без долгих размышлений об этом. Если вы спросите их, что это означает, они ответят вам… что таков обычай в стране».

 

Моаи паа-паа – «тощая скульптура» – женская фигура, однако наделенная бородкой, точь-в-точь такой, как у загадочной моаи кава-кава… Моаи аринга – изображение существа с двумя головами… Моко-тангата – человек-ящерица, персонаж местного фольклора. Тангата-ика – человек-тюлень, вероятнее всего, изображающий полинезийского бога Тангароа, прибывшего на остров Пасхи в облике тюленя. Тангата-ману – человек-птица, изображение удивительного существа с небольшой напоминающей птичью головой, с лицом человека, плавно переходящим в длинный птичий клюв.

 

Первое известие о том, что письмена острова Пасхи удалось прочесть, появилось в 1892 году в первом томе «Журнала Полинезийского общества». Австралиец А. Кэррол сообщал, что в текстах кохау ронго-ронго он прочитал о событиях, происходивших в Южной Америке в доисторическую эпоху.

Дешифровку А. Кэррола никто всерьез не принял. «Чтение слишком далеко от того, чтобы быть связным; это сообщение о темных делах под склонами Анд. Говоря о принципах чтения текстов, доктор Кэррол уклоняется от самого чтения», – писал известный знаток языков Океании У. Черчилль.

 

Не раз появлялись сенсационные сообщения о том, что кохау ронго-ронго наконец-то расшифрованы. Но при тщательной проверке современными методами все эти дешифровки не выдерживали критики. В том числе и последняя, в которой говорилось, что бразильскому языковеду профессору де Мела удалось прочитать надписи, гласящие о том, что «много столетий назад в этом районе Тихого океана находился огромный архипелаг, который вследствие сильного землетрясения погрузился в океан» и «после катастрофы уцелел лишь один остров». На самом деле мы не знаем чтения ни одного слова и даже знака этих письмен. Неизвестно, как и зачем на крохотном островке у людей, имеющих орудия из камня, появилось письмо, и было ли оно создано там или привезено извне.

 

Анализ текстов с помощью математики показал, что письмо острова Пасхи основано на принципах, отличных от тех, которыми пользовались жрецы Древнего Востока. Служебные части речи в письме кохау ронго-ронго пропускались, слова передавались с помощью одного знака-иероглифа, а не нескольких слоговых, фонетических знаков. На так принципах строилось древнейшее письмо человечества, родившееся около 5–6 тысяч лет назад в Двуречье. Пропускаются служебные слова и в своеобразном письме, которым пользуются по сей день жители Боливии и Перу. Письмо же это восходит временам, предшествовавшим правлению инков. Но сходство принципов письма не свидетельствует о родстве жителей острова Пасхи с индейцами Южной Америки, а уж тем более с создателями древнейшей цивилизации Земли – шумерами.

По принципам графики письмо кохау ронго-ронго ближе всего к египетской иероглифике, по материалу письма – дереву – к письменам, которым пользовались древние жители Малой Азии – хетты и лувийцы, по направлению письма — так называемому перевернутому бустрофедону (одна строка читается справа налево, следующая – слева направо и т. д., причем каждая строка должна быть перевернутой по отношению к предыдущей!) – к древней письменности, существовавшей в районе Анд до прихода инков.

По внешней форме знаков письмо острова Пасхи имеет аналогии в самых различных иероглификах мира: в египетской, раннекитайской, андской, протоиндийской, критской. Вполне понятно, что знаки кохау ронго-ронго, имеющие стилизованную геометрическую форму, а также знаки, изображающие луну, звезду, гору и другое, совпадают со знаками других иероглифик. Это, так сказать, универсалии «рисуночного письма». Сложнее объяснить случайным совпадением сходство многих десятков значков кохау ронго-ронго и древнейших письмен Индостана, называемых «протоиндийскими» (т. е. первоиндийскими). В Индии иероглифика исчезла три с половиной тысячи лет назад, а на острове Пасхи вплоть до нашего столетия жили старики, владевшие таким искусством письма!

 

Когда появилось письмо на острове Пасхи, никто не знает. А в легендах говорится, что Хоту Матуа привез с собой дощечки. Но почему же нигде в Полинезии до сих пор не найдены следы иероглифического письма? Не потому ли оно бесследно исчезло, что было достоянием замкнутой касты жрецов, как считает американский археолог Саггс? Или, как предполагает Тур Хейердал, потому, что сам Хоту Матуа прибыл не из Полинезии, а из Южной Америки, где в отличие от Полинезии иероглифическое письмо существовало? А, может быть, письмо было создано самими островитянами? Ведь его знаками изображается чисто местная фауна, флора, предметы быта, орудия, символы власти (в том числе ритуальное весло), персонажи местного фольклора и мифологии.

 

Неизвестно время рождения письма, неизвестно и время его гибели. Когда исчез последний знаток письмен? Скорее всего, в роковом для острова 1862 году, но анализ тетрадей, обнаруженных Туром Хейердалом, показывает, что интерес к древним письменам не угасал на острове Пасхи вплоть до наших дней.

«В начале этого столетия еще жили многие «старики», как их называют теперь островитяне, – свидетельствует Себастьян Энглерт. – Эти «старики», видя неизбежное разрушение древнейшей культуры, хотели оставить молодому поколению заветные предания; говорят, что они могли неутомимо рассказывать о старине и даже хотели обучить кого-нибудь читать дощечки с письменами, но не нашли аудитории».

 

«Что произошло с большим числом табличек, которые брат Эйро видел еще в 1864 году?» – задается вопросом С. Энглерт. И отвечает на него так: «Трудно понять, почему они исчезли. Наиболее вероятно предположение, что дощечки были запрятаны в тайных пещерах. Миссионеры, которые получили от епископа Жоссана распоряжение собрать дощечки, смогли достать лишь очень малое число их. Туземцы, вероятно, считали «профанацией» отдавать им дощечки, которые были табу для чужеземцев, к тому же они боялись преднамеренной мести духов, может быть, мертвых маори ронго-ронго…»

Действительно, если и есть надежда найти новые дощечки, то только в «нижнем этаже» острова Пасхи – в пещерах, изучение которых только-только начинается.

 

Французский исследователь Франсис Мазьер описывает свои поиски в одной из пещер, образованной громадным пузырем в лаве. Там была обнаружена уникальная фигурка из базальта, воспроизводящая позу рожающей женщины. К сожалению, у статуэтки отломана голова и определить ее стиль и происхождение крайне затруднительно.

РРР: Но в любом случае – уже не в стиле моаи…

 

Макмиллан Браун полагал, что остров Пасхи был своеобразным некрополем, «островом-мавзолеем», куда съезжались на празднества и религиозные церемонии жители великого государства [Пацифиды]. Центр империи, исчезнувшей в волнах Тихого океана, находился в нескольких тысячах километров к западу, там, где ныне остров Понапе, в Микронезии. Здесь еще в прошлом веке были обнаружены монументальные сооружения, получившие название «Венеция Тихого океана». Последние остатки Пацифиды в районе острова Пасхи ушли на дно совсем недавно. Он приводил свидетельства Хуана Фернандеса и капитана Дэвиса о большой земле, найденной ими в океане, и, наконец, адмирала Роггевена, нашедшего спустя 35 лет после Дэвиса лишь одинокий остров Пасхи. «Видимо, решил Браун – последняя катастрофа случилась совсем недавно, между плаваниями Дэвиса и Роггевена, то есть между 1687 и 1722 годами». Разумеется, речь шла не о гибели целого материка, а лишь об опускании острова или архипелага.

РРР: Тогда у островитян должны были сохраниться легенды об этой катастрофе, но ничего подобного у них нет. Скорее всего речь надо вести лишь о некорректной трактовке записей капитанов.

 

Вот как трактовал академик В. А. Обручев гибель Пацифиды. Вокруг гористой ее части – современного острова Пасхи – существовала когда-то обширная низменность, населенная людьми, достигшими довольно высокой культуры. Когда ледниковый период окончился, эту низменность стали затоплять воды океана. Чтобы умилостивить богов, с гневом которых связывался этот потоп, население стало высекать в каменоломнях «статуи с угрожающими лицами и расставлять их по берегу в надежде, что они остановят наступление моря и их прибрежные города и селенья будут спасены». Это, конечно, не остановило наступление вод. Низменность оказалась на дне, остался лишь остров Пасхи. Население страны «погибло или мало-помалу выселилось на другие острова Полинезии. А на остров Пасхи уже много лет позже забрались новые жители, которые ничего не знали о сооружении этих статуй».

РРР: Тогда бы в прибрежных водах была масса статуй, но этого тоже нет…

 

В 1949 году один из пионеров советской морской геологии контр-адмирал Н. Н. Зубов выступил с гипотезой о том, что остров Пасхи был своего рода «Меккой Океании», куда стекались жители многочисленных островов. Причем между этой «Меккой» и другими архипелагами, по-видимому, существовали острова, ныне затонувшие.

Действительно в районе острова Пасхи обнаружено много подводных гор, которые когда-то могли выходить на поверхность и быть островами. По мнению известного советского геолога В. В. Белоусова, нынешнее подводное плато Альбатрос, как и другие подводные хребты и возвышенности, в прошлом было сушей, возможно, связанной с островом Пасхи. Доктор географических наук Д. Г. Панов допускает существование большого острова Пасхи, который протягивался «далеко в центральную часть океана».

РРР: Данное место находится практически над Южно-Тихоокеанским плюмом – мощным восходящим горячим потоком в мантии. А такой поток, по всей логике, наоборот приподнимает кору, а не опускает ее. Подобное поднятие имеется над другим плюмом – в Африке.

 

Другое косвенное подтверждение этой гипотезе получено на острове Пасхи не так давно Ф. Мазьером из уст стариков. В версии-легенде, записанной Ф. Мазьером: «Вождь заметил, что его земля медленно погружается в море. Он собрал своих слуг, мужчин, женщин, детей и стариков и посадил их на две большие лодки. Когда они достигли горизонта, вождь увидел, что вся земля, за исключением маленькой ее части, называемой Маори, ушла под воду». По мнению Ф. Мазьера, содержание этой легенды не вызывает никаких сомнений: «Стихийное бедствие действительно имело место, и совершенно логично предположить, что вышеуказанная часть суши находилась на огромном острове, который к северо-западу от Пасхи соединялся с островами архипелага Туамоту».

РРР: В серьезном отдалении от Пасхи это как раз вполне возможно – в стороне от плюма.

 

Есть и другие признаки, указывающие на сильное влияние меланезийских элементов на жителей острова Пасхи. Почему гигантские «шапки» на головах фигур не отесывали вместе со статуями из одного куска (что было бы гораздо удобнее), а тратили усилия на то, чтобы добыть нужный материал из далекой каменоломни на горе Пуна-Пао, лежащей на западе? Почему эти «шапки», назначение которых было нам непонятно и которые иные исследователи толковали как иерархическое отличие, должны были непременно выделываться из красного шершавого туфа?

По мнению английского этнографа Г. Бальфура, «эти красные цилиндры вовсе не были головными уборами, а изображали волосы или прическу». У полинезийцев темные волосы. Жители Меланезии окрашивают свои курчавые волосы в красный цвет. Изображения красноволосых людей встречаются на Соломоновых островах. «Поэтому вполне вероятно, — заключает Т. Бальфур, — что туземцы воспользовались покрытым пузырьками туфом Пуна-Пао для изображения волос, но не гладких или слегка волнистых, как у полинезийцев, а вьющихся и неровных кудрей меланезийцев». Красный цвет горной породы соответствовал «столь типичному для Меланезии обычаю окрашивать волосы в красный цвет».

 

В пользу своей гипотезы сторонники «меланезийского ключа» к загадкам острова Пасхи приводят антропологические данные. Черепа островитян по длине ближе всего стоят к черепам жителей островов Лоялти, что возле Новой Каледонии, а это центр Меланезии. Жители острова Пасхи обладают самыми удлиненными головами из всех народностей, населяющих Океанию! Такие совпадения не могли быть случайностью!

Остров Пасхи, по мнению сторонников «меланезийской гипотезы» (а среди них этнограф Генри Бальфур, английская исследовательница Кэтрин Раутледж, проведшая на острове около года, лучший знаток фольклора и языка острова Пасхи Себастьян Энглерт и другие), был заселен очень давно, еще до нашей эры, темнокожими людьми. Только в XIV столетии на нем появились полинезийцы. Борьба двух народов, двух рас, двух культур завершилась еще позже, когда были истреблены последние «длинноухие», всего каких-нибудь 200–300 лет назад. Вот почему островитяне сохранили до наших дней память о том, кто из их предков был «белым», а кто «черным».

РРР: Только Меланезия еще дальше от Пасхи, чем Полинезия…

 

«У статуй на острове Пасхи были длинные уши, потому что у самих скульпторов были длинные уши. Для париков специально подбирался красный камень, потому что у самих скульпторов были красноватые волосы – пишет Тур Хейердал. – Подбородки были остроконечные и выдавались вперед, потому что сами скульпторы отращивали бороды. Лица статуй имели характерные черты белой расы – прямой узкий нос и тонкие, резко очерченные губы, потому что сами скульпторы не принадлежали к малайской группе народов».

 

В начале XX столетия английский исследователь Эллиот Смит выступил со смелой гипотезой, гласящей, что задолго до нашей эры жители Древнего Египта разнесли свою цивилизацию во все части света, включая Австралию, Америку и Океанию. Из исторических источников известно, что превосходные мореходы финикийцы служили у египтян. Эллиот Смит считал полинезийцев потомками финикийских мореплавателей. «Насколько мы можем судить по их поведению в других местах, мы вправе допустить, что объезжая остров за островом в Полинезии и не находя там ни золота, ни жемчуга, они не успокаивались, а продолжали свой путь, – писал он. – Наиболее предприимчивые и энергичные из скитальцев продолжали плыть все дальше, пока они не оказывались пионерами цивилизации Старого Света в Америке».

 

Была высказана гипотеза, что далекой Полинезии, включая остров Пасхи, достигли викинги, отважные покорители Атлантики, за несколько веков до Колумба открывшие Америку. У викингов действительно белая кожа и светлые волосы. Подвиги скандинавского бога грома Тора и полинезийского героя Mayи во многом совпадают. Быть может, полинезийцы потомки викингов? Тех, кто покорил не только Атлантику, но и Тихий океан?

Однако в наши дни никто всерьез не принимает эту рискованную гипотезу. Так же, как и гипотезу, согласно которой культура острова Пасхи создана легендарными атлантами.

 

Столь же фантастично выглядит и гипотеза о том, что светлокожие полинезийцы — потомки древних греков и других народов, входивших в армию Александра Македонского. Флот Александра Македонского бесследно исчез. Следы его некоторые энтузиасты пытаются найти в Полинезии и даже в Новом Свете! Отошлем читателей к книге американского археолога Роберта Уокопа «Затонувшие материки и исчезнувшие племена», в которой дана злая, но совершенно справедливая критика подобного рода «диких» гипотез и теорий, имеющих весьма отдаленное отношение к науке.

А вот еще одна новейшая «гипотеза». Пуна-Пао — так называется вершина горы, на которой изготавливались пукао, то есть красные «шапки» для каменных исполинов, «Пуана-Пао» по-эстонски означает «красная голова», «рыжий» (по-фински «Пуна-Пяо»). Следовательно, обычай надевать на статуи «шапки» был привезен с берегов Балтики? Шутка? Может быть! Но чем эта гипотеза хуже «идеи» о викингах? У одного моря родились, по одному морю плавали…

 

По мнению Тура Хейердала, «Пока что нет ничего, что препятствовало бы утверждению, что цивилизации в Новом Свете возникли совершенно независимо от древних культур в Азии, Африке и Европе, но ничто также не препятствует утверждению, что и до Колумба и викингов можно было пересекать океаны мира и что древнее население Америки было достаточно сметливым, чтобы впитать то, что группа пришельцев не сама изобрела, а получила в наследство от многочисленных неизвестных поколений».

 

«Легенды о таинственных белых людях, от которых когда-то произошли островитяне, распространены по всей Полинезии. Рыжеволосые жители называли себя урукеху и говорили, что они являются потомками первых вождей островов, которые были белыми богами и носили имя Тангароа, Кане и Тики», – пишет Хейердал. И он сопоставляет имя полинезийского Тики с именем Кон-Тики, верховного жреца и владыки таинственных «белых индейцев».

«Я больше не сомневался в том, что белый вождь – бог Солнца – Тики, по рассказам инков, изгнанный предками из Перу, был не кто иной, как белый вождь – бог Тики, сын Солнца, которого жители всех островов восточной части Тихого океана называют праотцом своего народа», – писал Хейердал.

 

Гораздо более интересные результаты были получены Хейердалом на самом острове Пасхи во время проведения там археологических раскопок. О научных результатах экспедиции обстоятельно говорят три объемистых тома «Трудов Норвежской археологической экспедиции на остров Пасхи и в Восточную часть Тихого океана» (в обработке ее материалов приняли участие ученые разных стран, включая одного из авторов этой книги) и книга «Приключения одной теории», как бы подводящая итоги 30-летних исследований знаменитого норвежского путешественника.

 

Мысль о том, что острова Океании заселялись из Америки, была высказана испанским миссионером Суньигой еще в начале прошлого столетия. Он привел список слов, совпадающих в языках американских индейцев и жителей Филиппинских островов. Правда, доказательство это весьма сомнительное: в Новом Свете до Колумба говорили на двух тысячах наречий, на Филиппинах и по сей день существует около сотни языков, так что случайные совпадения вполне вероятны. В языке жителей острова Пасхи есть слово «пука», которое соответствует русскому слову «пучок». Но это не основание для утверждения того, что славяне первоначально заселяли этот остров! Ана (пещера), ити (маленький) и по-пасхальски, и по-японски звучат одинаково, и суть их одна, но это не означает, что Хоту Матуа – японец. Главный же аргумент Суньиги был в том, что пассаты и могучее течение Гумбольдта помогают мореходам совершать плавание по Тихому океану на запад, к островам Полинезии. Но попробуйте плыть в обратном направлении, против ветра и течения из Океании на восток, к Америке!

Суньигу поддержал другой миссионер, Уильям Эдлис, хорошо знавший Полинезию, ибо прожил там много лет. Он также полагал, что жители Океании попали на свою родину из Нового Света, хотя допускал, что древние египтяне побывали в Полинезии, как и финикийцы.

В 1870 году специалист по древней истории Южной Америки Маркхем писал: «После завоевания страны испанцами в Тиагуанако были обнаружены руины платформ, напоминающих платформы на острове Пасхи, на которых возвышались статуи, в известной мере напоминающие статуи острова Пасхи. Они представляли собой великанов, с огромными глазами, с коническими коронами или шляпами на головах… Не исключена возможность предположения о сходстве между аймарскими изображениями и скульптурами острова Пасхи».

 

Классические моаи острова Пасхи мало похожи на статуи Тиагуанако, покрытые орнаментом («Статуи острова Пасхи и статуи Тиагуанако имеют общие черты лишь в том, что те и другие больших размеров и изготовлены из камня», – заявляет один из специалистов по Южной Америке). Но вот при раскопках на острове были найдены изваяния, резко отличающиеся по стилю от гигантских статуй. При сравнении их со скульптурами Южной Америки можно обнаружить несомненное сходство.

РРР: Эти вроде действительно в чем-то имеют сходство…

 

Особое внимание Т. Хейердал уделяет письму кохау ронго-ронго. Он считает, что значки этого письма содержат все элементы религиозной символики, которые найдены на произведениях культового искусства Древнего Перу: человек-птица, символ Солнца, человек с церемониальным жезлом и т. д. Жители острова Пасхи писали на дощечках. На дереве писали и живущие в джунглях Панамы индейцы куна, у которых существовало рисуночное письмо. Письмо на дощечках было когда-то широко распространено в Америке, от Панамы до Перу. Ответвление от такого письма достигло и острова Пасхи, но умение читать тексты было утрачено после междоусобных войн и гибели древних традиций. В Новом Свете дощечки использовались при пении ритуальных текстов. На острове Пасхи, по словам «стариков», тексты также не читались, а пелись. «Что касается магии и художественных идей, воплощенных в начертаниях знаков, а также такой особенности, как уникальная система перевернутого бустрофедона, то их распространение ограничилось двумя сопредельными районами восточной окраины Тихого океана: древним Перу и островом Пасхи». Не менее интересна гипотеза, согласно которой кохау ронго-ронго — лишь одно из звеньев грандиозной графической системы, распространенной от Индостана до Нового Света!

 

Французский исследователь Террьен де Лякупери еще в конце прошлого столетия высказал мысль о том, что письмо кохау ронго-ронго может быть связано с надписями, найденными в Южной Индии. B начале 20-х годов нашего века было сделано одно из самых выдающихся открытий в археологии: в долине Инда были найдены города, созданные за многие сотни лет до прихода племен «арьев», с которых начиналась история Индостана. Здесь было найдено и иероглифическое письмо, до сей поры не расшифрованное.

В 1928 году чешский этнограф и знаток письмен Ч. Лоукотка заметил, что знаки этого письма похожи на значки кохау ронго-ронго. Об этом он сообщил венгерскому ученому В. фон Хевеши, который провел тщательное сопоставление знаков обеих нерасшифрованных письменностей. В 1932 году Хевеши сделал сенсационный доклад во Французской Академии Надписей в Париже о том, что около сотни знаков кохау ронго-ронго и иероглифов Индостана совпадают! Позже Хевеши довел число совпадающих знаков до 175. В иероглифике Индостана около четырехсот различных знаков, в кохау ронго-ронго примерно столько же. Очевидно, ни о каком случайном совпадении тут не может быть и речи.

С критикой представлений В. Хевеши выступили многие видные специалисты по древним письменам и этнографы-океанисты. Предметы материальной культуры и письменные знаки Индостана датируются 2000 лет до н. э. Возраст дощечек с письменами острова Пасхи не более 500 лет. Они сохранились до наших дней. Разница между этими датами почти 3 тысячи лет. Дощечки относятся к разным эпохам и находятся одна от другой на расстоянии 13000 километров.

Однако в дальнейшем появились работы, благодаря которым этот разрыв в пространстве и времени стал не так велик. Роберт Хайне-Гельдерн, известный австрийский археолог и этнолог, показал, что кохау ронго-ронго сходны не только с иероглифами Индостана, но и с древнекитайскими рисуночными письменами, прототипом современной китайской иероглифики, а также рисуночным письмом, существующим у некоторых народов Южного Китая. В 1951 году Ральф фон Кенигсвальд, прославивший свое имя находками останков древнейших людей, показал, что изображения птиц, встречающиеся в орнаментах индонезийского острова Суматра, походят на знаки кохау ронго-ронго, изображающие подобных же птиц. Сторонники «меланезийской гипотезы» не раз указывали на сходство этих знаков с изображениями птицы-фрегата в искусстве жителей Соломоновых островов. Возможно, и в самой Полинезии когда-то существовало письмо, но оно было утрачено и лишь на острове Пасхи чудом сохранилось. Так полагают немецкий исследователь Томас Вартель, а также американский археолог Роберт Саггс и другие ученые.

А как же быть со сходством письмен острова Пасхи и письменностей Нового Света?

«Я могу сравнить письменность долины Инда с рисуночным письмом американских индейцев и найти еще большее сходство, – писал профессор Метро, полемизируя с Хевеши. – Если ученые настаивают на связях острова Пасхи с долиной Инда, я настаиваю на этой же самой привилегии и для оставленных без внимания индейцев куна в современной республике Панама».

Цепочка Индия – Южный Китай – Индонезия – Меланезия – Полинезия – остров Пасхи протягивается дальше, до берегов Нового Света – в Панаму и Перу.

 

.

Итак, решить загадки острова Пасхи ученые пытаются с помощью различных гипотез. Происхождение письменности и культуры островитян связывают с Новым Светом, с Европой, Азией, Африкой («белые пришельцы»), Австралией и Меланезией («черные пришельцы»), наконец, с тремя гипотетическими затонувшими материками – Атлантидой, Пацифидой, Лемурией. Даже Антарктида, последний из континентов Земли, была вписана в этот круг «кандидатов». По мнению некоторых исследователей, именно через Антарктиду пришли из Австралии темнокожие племена в Новый Свет и оттуда – на остров Пасхи.

Числу различных фантастических, мистических, наконец, в последнее время и «космических» гипотез, связанных с островом Пасхи, нет предела.

 

Около 100 лет назад остров Пасхи посетил французский корвет «Ля Флор», на борту которого находился известный писатель Пьер Лоти. «Меня охватывает какое-то смутное беспокойство, чувство подавленности, равного которому мне не довелось испытать ни на одном из островов, кроме этого, – писал Лоти. – К какой человеческой расе отнести эти статуи, с чуть вздернутыми носами и тонкими выпяченными губами, выражающими не то презрение, не то насмешку… Нет, они совершенно не похожи на творения маори», то есть полинезийцев.

С легкой руки Пьера Лоти остров Пасхи представителями различных мистических обществ был включен в схему развития человечества. Так, основательница теософского общества Е. П. Блаватская в своей «Тайной доктрине», ставшей своего рода «библией» для теософов, объявила, что возраст статуй острова Пасхи равен… 4 миллионам лет. По мнению теософов, изваяния созданы некой таинственной «расой гигантов», некогда заселявших нашу планету.

Адепты «древнего мистического Ордена Розы и Креста», розенкрейцеры, не желая отставать от теософов, заявили, что им, как «посвященным», известны тайны, науке неведомые, в том числе и острова Пасхи. «Там, где теперь могучий Тихий океан величественно катит свои волны на тысячи миль, некогда находился обширный материк. Эта земля называлась Лемурия, а ее жители лемурийцами. Если вы любите тайны, неизведанное, сверхъестественное – читайте эту книгу», – так рекламируют розенкрейцеры книгу, описывающую затонувший континент (который они называют не Пацифидой, а Лемурией). Книга же описывает людей «лемурийской расы», облик которых «был совсем пластичен», язык состоял из звуков, подобных вою ветра, шуму водопада, журчанию ручья. Словом, мы имеем дело с откровенной фантастикой, только завуалированной под мистическое «откровение» со ссылками на «тайные архивы».

Подобного же рода мистификация появилась в начале 30-х годов. Джеймс Черчуорд выпустил книгу «Затонувший континент Му», в которой приводил документы, говорящие о гибели в водах Тихого океана материка с 64 миллионами жителей в результате «взрыва подземных пустот»; катастрофа отбросила человечество на несколько тысяч лет назад, и только памятники острова Пасхи являются безмолвными свидетелями этих событий. Фальшивку Дж. Черчуорда быстро разоблачили.

Не так давно в печати появилось сенсационное сообщение о том, что якобы подо льдами Антарктиды скрыта великая и древняя цивилизация. Ее, разумеется, связывали с островом Пасхи. На поверку сенсация оказалась несостоятельной. Сторонники гипотезы о космических пришельцах, посетивших нашу планету, не обошли и остров Пасхи. Достаточно назвать нашумевший фильм швейцарца Эриха Денникена «Воспоминания о будущем» и книгу Франсиса Мазьера «Загадочный остров Пасхи». «На этом острове явно имеются какие-то необъяснимые или пока еще необъясненные геологические тайны, и это заставляет нас отнестись с достаточной серьезностью к возможности внеземного контакта, при котором остров был облучен, а в душах островитян остался столь сильный след, что отголоски его сохранились и по сей день», – пишет Фр. Мазьер, считающий что остров Пасхи посещали космические пришельцы.

 

Первые сведения об острове Пасхи, его жителях, удивительной культуре мы находим в записях адмирала Як. Роггевена и сержанта Беренса, выпустившего книгу «Испытанный южанин». Вот что писал Беренс: «Туземцы, по всей видимости, не имели никакого оружия, и, как я думаю, они во всем полагались на своих богов и идолов, которые стояли в большом количестве на берегу и перед которыми они падали ниц и молились. Эти идолы были высечены из камня в виде людей с длинными ушами и короной на голове; но сделаны они были весьма искусно, чему мы немало дивились».

Однако удивление длилось недолго: «Когда мы вынули кусок камня и увидели, что статуи сделаны из глины; промежутки между глиняными плитами были заполнены очень густо и аккуратно маленькими гладкими булыжниками, а всему была придана форма человека», — писал в своем судовом журнале Як. Роггевен.

Адмирал Роггевен ошибался. На самом деле легкость, с которой был вынут кусок камня из статуи, говорила лишь о древности изваяния. Сделано же оно было, как и все другие гигантские статуи острова, не из глины, а из камня. Это обнаружила следующая экспедиция, вторично открывшая остров Пасхи в 1770 году. Капитан Гонсалес и его спутники сделали и второе, не менее поразительное открытие. Когда, по давней традиции, Гонсалес объявил о присоединении острова к Испании, вожди поставили под документом… странные символические значки. На острове существовала своя письменность!

Четыре года спустя остров посетил Джеймс Кук, совершавший свое второе кругосветное путешествие. Остров обследовали офицеры Кука, немецкий ученый Рейнгольд Форстер и художник Уильям Ходжес, сделавший зарисовки. Они обнаружили, что многие изваяния повержены наземь, частью разбиты, а население, по их подсчетам, сократилось до 600–700 человек Создавалось впечатление, что остров пережил какую-то катастрофу, от которой не может оправиться.

 

В 1872 году остров Пасхи посещает французский корвет «Ля Флор» с писателем Пьером Лоти на борту. Наблюдательный и впечатлительный Лоти не только сумел передать дух тайны, который витает над островом, но и впервые заметил, что скульптуры неоднородны. «Здесь есть два рода статуй. Одни, опрокинутые, разбросаны по всему побережью бухты. Другие – страшилища, восходящие к другой эпохе, с другими лицами, все еще стоят на той заброшенной стороне острова, где больше никто не бывает». Французские матросы отпилили голову у статуи и погрузили ее на корвет. Она хранится в Музее Человека в Париже и является живым укором тем, кто «во имя науки» расхищает и калечит памятники искусства.

 

Когда Дютру-Борнье был убит, принять в наследство его владения прибыл Александр Салмон, или, в полинезийском произношении, Тати. Сам наполовину таитянин, в жилах которого текла королевская кровь, Салмон искренне и бескорыстно заинтересовался удивительным прошлым острова Пасхи. Ал. Салмон сдружился со стариками, которые еще помнили прошлые времена. Именно ему обязаны своими ценными сведениями немногочисленные исследователи, посещавшие остров Пасхи в последней четверти прошлого века. Американцу У. Томсону без помощи Салмона, конечно, не удалось бы собрать за 11 дней, проведенных на острове, материал, составивший объемистую и хорошо документированную книгу, вышедшую в Вашингтоне в 1889 году.

У. Томсон, сотрудник Вашингтонского музея, прибыл на остров Пасхи в 1886 году на борту корабля «Могикан» в качестве казначея. Быстро сблизившись с Ал. Салмоном, он с его помощью сумел составить словарь языка местных жителей, записать генеалогию вождей, восходящую к Хоту Матуа, собрать и перевести легенды, составить календарь, описать обычаи и обряды, встретиться со стариком по имени Уре Вае Ико, который рассказал по памяти тексты, что были начертаны на дощечках.

В 1911 году на остров Пасхи отправился научный отряд во главе с доктором Вальтером Кнохе. Цель экспедиции – поиск новых дощечек кохау ронго-ронго. В музеях мира к этому времени хранилось менее двух десятков памятников иероглифического письма острова Пасхи. В. Кнохе захватил с собой фотокопии трех дощечек, хранящихся в музее города Сантьяго, чтобы найти стариков, которые сумели бы прочитать эти тексты.

Однако ни новых дощечек, ни знатоков письмен ему найти не удалось. «Остается предположить, что нынешнее население не знает значения письмен, – констатировал Кнохе. – Нам сказали, что дощечки с письменами были изготовлены не нынешним населением, а более древними обитателями».

 

В 1934 году правительства Франции и Бельгии решают направить на остров Пасхи экспедицию. Экспедицию постигает неудача: один из ее участников, французский археолог, во время пути на остров скончался. Его бельгийский коллега, Анри Лавашери, самым тщательным образом исследует наскальные изображения острова, копирует их и описывает, но лопата археолога так и не входит в землю острова Пасхи. Да и сама идея раскопок кажется сомнительной: разве может быть на лишенном леса острове перегной, скрывающий следы древней культуры?

Руководитель экспедиции профессор Альфред Метро проводит тщательные этнографические исследования. Он записывает легенды и мифы, генеалогии к предания. Правда, лишь глубокие старики могут их припомнить, да и то отрывочно, смутно.

 

В начале 1963 года на остров Пасхи прибыла небольшая экспедиция, возглавляемая французским исследователем Франсисом Мазьером. Ф. Мазьер провел раскопки в районе Рано-Рораку, неподалеку от места, где была открыта необыкновенная статуя человека с бородой.

«Уже первая расчистка на глубине одного метра открыла первых двух очень интересных моаи, – рассказывает Мазьер. – Сначала мы обнаружили великолепную бородатую статую, вырубавшуюся вниз головой. Я не забуду нашего восхищения, когда из-под земли показалось плечо этого бородатого великана». Вторым чудом была колоссальная статуя шириной в 5 метров и более 10 метров высотой, вокруг которой было нагромождение других статуй.

«Под козырьком искусственной ниши, нависающей над нашей площадкой, находился гигант с покрытым рисунками телом. У его ног был моаи, вырубленный из разрушившейся породы, наполовину обработанный и брошенный. Рядом с ним, закрывая его огромным животом, лежал наш великан, а над его лбом покоилась совсем маленькая двухметровая статуя, – описывает Ф. Мазьер свои открытия. – Продолжала ансамбль статуя, высеченная в профиль. Целый лабиринт чудовищ, разделенных искусственными коридорами, и вдруг у их ног ­– трехметровый сброс, откуда нам пришлось убрать тонны земли и щебня, чтобы добраться до шестиметрового нетронутого дива, лежащего плашмя на каменном ложе, отлого уходящем под землю. Этот великан цвета белой охры появился перед нами во всей своей первозданной красоте. После того, как земля была полностью вынута, а камни обмыты сильными дождями и высушены, нашему взору открылся великолепный ансамбль».

РРР: Интересна причина такого хаоса в расположении моаи…

 

Миссионеры, прибывшие на остров Пасхи, оставили интересные записи и наблюдения. Епископ Тепано Доссан, прибывший с Таити, имел счастливую возможность записать со слов одного из островитян чтения нескольких дощечек кохау ронго-ронго. Долгое время эти записи пылились в архивах католических миссий и братств. И только спустя почти столетие ученым удалось добраться до этих архивных материалов.

В середине 30-х годов на острове Пасхи поселился патер Себастьян Энглерт. Почти 40 лет прожил он среди островитян и собрал уникальный материал. Его могила на острове. В монографии «Земля Хоту Матуа», вышедшей в 1948 году в Чили, приводятся многочисленные легенды и предания, сохранившиеся у островитян. Там же дан большой словарь и первая в мире грамматика языка острова Пасхи. С. Энглерт собрал родословную не только потомков Хоту Матуа, но и многих других островитян, знатоков письма и древних традиций, которые передавались из уст в уста, хотя европейские исследователи об этом даже не подозревали.

Вот характерный пример. Мы приводили слова К. Раутледж, горевавшей о том, что старик Томеника унес с собой «остатки некогда высокоценных знаний». С. Энглерту удалось установить, что это было далеко не так. Старый Томеника имел учеников среди островитян. Более того, в их числе был даже хозяин дома, в котором остановилась сама Раутледж! Однако никто из учеников Томеники не хотел говорить иностранке то, чему обучил их старый знаток письмен. Ибо письмена эти, как и дощечки, на которых записывались знаки, были строгим «табу».

С. Энглерт в своей книге приводит множество рассказов о том, как различные бедствия и несчастья, обрушившиеся на островитян, вплоть до безумия и смерти, трактовались карой за нарушение этого «табу». Естественно, что никто не хотел навлекать беду на себя или своих ближних.

Самому Себастьяну Энглерту посчастливилось найти обломок дощечки, покрытой иероглифами. Причем расположение их отличалось от «перевернутого бустрофедона», каким написаны обычные тексты кохау ронго-ронго, они шли строка за строкой, слева направо, как в европейских книгах. Он, как настоящий исследователь, одновременно выполняющий функции священнослужителя на острове, прекрасно понимал, что многие тайны островитяне от него сознательно скрывают – и как от «чужеземца», и как от «слуги божьего». Они помнили завещания стариков: хранить в тайне традиции, которые миссионеры считали «языческими».

 

В записях Н. Н. Миклухо-Маклая приводится интересный разговор с Т. Гексли, известным английским ученым, на заседании Этнографического общества в Лондоне. Т. Гексли полагал, что кохау ронго-ронго это не письмо, а «своеобразный штемпель для выделывания тканей», причем дощечки были «как-нибудь принесены на о. Рапа-Нуи течениями». Н. Н. Миклухо-Маклай не решился сделать окончательный вывод, так как Т. Гексли показывал ему лишь копии с дощечек. Однако позже, увидев в музее Сантьяго оригиналы кохау ронго-ронго, он пришел к выводу, что Гексли был неправ, ибо «ряды значков действительно изображают письмена».

Так, более 100 лет назад выявились две различные тенденции в трактовке письмен острова Пасхи. Одна школа считала кохау ронго-ронго не письмом в полном смысле этого слова, а орнаментальными знаками, мнемоническим средством, памятниками местного искусства, «набором виньеток, достойных самого изобретательного резчика по дереву», пиктографической записью, где «каждый знак стал связываться с определенной фразой или группой слов и заклинанием, но каждая табличка могла употребляться со многими заклинаниями, и с каждым изображением связывались различные фразы». Другая школа считала кохау ронго-ронго письмом, передающим звуковую речь, каким бы примитивным или архаичным ни было его конкретное выражение. Именно на этой точке зрения настаивал Н. Н. Миклухо-Маклай.

 

Незадолго до Великой Отечественной войны при МАЭ – Музее антропологии и этнографии – работал кружок, куда входил и ленинградский школьник Борис Кудрявцев. Темой для своего краткого сообщения на очередном заседании кружка он избрал письмена острова Пасхи – две дощечки, привезенные Миклухо-Маклаем, хранились в МАЭ. Однако вместо ученического доклада было сделано важное научное открытие. Оказалось, что тексты двух дощечек совпадают. Одинаков с ними и текст, начертанный на дощечке из музея Сантьяго.

Отсюда было ясно, что перед нами письмо. Наличие параллельных текстов дает возможность реставрировать поврежденные его части, составить каталог знаков и объективно решить, какой из разнообразнейших значков является основным иероглифом, а какой представляет его вариант.

Началась война и трагическая смерть оборвала жизнь молодого исследователя. Его работа была опубликована после войны членом-корреспондентом Академии наук СССР Д. А. Ольдерогге, чьим учеником был Б. Кудрявцев. По мнению Д. А. Ольдерогге, «в кохау ронго-ронго система знаков еще только вырабатывалась. Это напоминает в известной степени древнейшую иероглифическую письменность Египта времен первых династий, когда система знаков только устанавливалась».

 

Новый шаг в изучении письмен острова Пасхи сделан советскими учеными Н. А. Бутиновым и Г. В. Кнорозовым, работающими в Ленинградском институте этнографии. О результатах своих исследований они сообщили 19 мая 1956 года на Всесоюзном совещании этнографов в Ленинграде, а затем о них узнал Международный конгресс американистов, собравшийся в том же году в датской столице Копенгагене. Совместная работа Н. А. Бутинова и Ю. В. Кнорозова называлась «Предварительное сообщение об изучении письменности острова Пасхи». Опубликованная в журнале «Советская этнография», она была перепечатана затем в новозеландском «Журнале полинезийского общества».

Советские ученые привели ряд весьма веских доказательств в пользу того, что письмо острова Пасхи передавало звуковую речь, строилось на тех же принципах, что и письмена Древнего Востока, будь то клинопись Двуречья или иероглифика Египта. Более того, они обнаружили на одной из дощечек генеалогию, восходящую от потомка к предку, генеалогию, которая, судя по рассказам стариков, действительно фиксировалась на некоторых кохау ронго-ронго!

 

Однако радужные надежды прочитать кохау ронго-ронго не оправдались. Методика, разработанная в нашей стране под руководством Ю. В. Кнорозова, позволяет выявлять абстрактную структуру языка и его грамматику в тексте, записанном иероглифами, чтение которых неизвестно. Однако, как показывает изучение кохау ронго-ронго, грамматические показатели в них изображались крайне редко, а возможно и вообще опускались. Об этом свидетельствуют исследования математиков. По данным статистики, самые частые знаки это те, что передают грамматические показатели (в любом языке самыми частыми являются грамматические слова – предлоги, частицы, союзы). Самые частые знаки в текстах кохау ронго-ронго не могут считаться грамматическими, так как в текстах часто встречаются их удвоения. В полинезийских языках грамматические показатели не удваиваются. Удваиваются лишь основы слов, корневые морфемы. Отсюда напрашивается вывод: письмо кохау ронго-ронго не совсем обычно, в нем пропускаются артикли, частицы и другие грамматические показатели.

Если это так, то для расшифровки письмен кохау ронго-ронго нужны методы, ориентированные не на грамматику, а на семантику, смысл текста, исходя из распределения знаков внутри строки, повторяющихся сочетаний знаков и т. д.

 

…первая схема геологического строения острова Пасхи появилась только в 1967 году. В краткой заметке П. Бейкер давал самое общее представление об острове. В том же 1967 году была сделана попытка определить возраст вулканических пород острова, а также определить его палеомагнетизм. Экспедиционное судно «Карусел» Океанографического института Скриппса, расположенного в США, в Калифорнии, с этой целью на три дня подходило к острову Пасхи. Взятые пробы позволили определить возраст пород с помощью так называемого калий-аргонового метода. Все они, вопреки мнению Л. И. Чабба и тех исследователей, которые относили возникновение острова Пасхи ко временам динозавра, дали поразительно молодую дату – менее одного миллиона лет! В среднем шесть проб дали цифры 0,72±0,43 миллиона лет. Но, к сожалению, такие данные представляют небольшой интерес для науки. Все измерения шли на пределе возможностей датировки с помощью калий-аргонового метода.

 

18 августа 1972 года к острову Пасхи подошло советское научно-исследовательское судно «Дмитрий Менделеев». На борту его находилась большая группа океанологов, геофизиков, гидрохимиков, геологов в том числе и один из авторов этих строк. До того как высадиться на остров, были тщательно проработаны все геологические и геофизические данные о Рапа-Нуи, к сожалению, немногочисленные, а также сделаны выписки из путевых дневников и археологических работ, где приводились сведения, касавшиеся геологии. Специалисты разбились на девять полевых отрядов. Каждый из них отвечал за обследование одного из девяти районов острова — отбирал коллекции пород, минералов, воды. Таким образом, пробы были взяты в наиболее интересных точках острова.

Породы, собранные на острове, были подвергнуты различного вида анализам как на борту «Дмитрия Менделеева», так и по возвращении в лабораториях нашей страны. Результатом явилась монография «Остров Пасхи. Геология и проблемы».

 

Окончательный удар гипотетическим материкам – Пацифиде, Атлантиде и многим другим – нанесли результаты бурения скважин на дне всех океанов и поднятые колонки грунтов. Дело в том, что в последние годы осуществляется широкая программа разбуривания дна океанов. Тихий океан разбурен регулярной сеткой скважин и освещен линиями грунтовых колонок. Густота сети и маршрутов такова, что укрыться материку негде. Точнейшими методами радиогеохимии океанологи научились определять скорость отложения осадков на дне океана. В частности, один из авторов во время рейса на «Дмитрии Менделееве» как раз и занимался этим вопросом. Оказалось, что скорость отложения осадков в окрестностях острова Пасхи и по всей Перуанской котловине составляет 1,5 мм за тысячу лет. На основании этого можно сделать вывод: если бы имелся на дне материк, опустившийся на памяти людей, то на нем не было бы осадков, они не успели бы накопиться. Фактически все трубки из скважин поднимали до 15 метров осадочных пород, что соответствует 30 миллионам лет. Данные сейсмопрофилографов отчетливо вырисовывают громадную мощность осадков, более 150 метров. А это значит, что и сотни миллионов лет тому назад предполагаемых материков в Тихом океане не было.

 

Сейсмостанция, находящаяся ныне на острове Пасхи, ежегодно фиксирует десятки крупных землетрясений, происходящих в океане. С 1900 по 1972 год береговые станции Южной Америки отметили здесь 17 сильных землетрясений, из них четыре были очень сильными, свыше 6,5 балла (по 9-балльной системе). Самое сильное землетрясение произошло в Тихом океане в 200 милях от побережья Колумбии и Эквадора 31 января 1906 года. Его магнитуда была близка максимальной – 8,9 балла. Энергия, затраченная при этом, эквивалентна энергии, которая бы выделилась при взрыве 120 000 атомных бомб! В Тихом океане находился эпицентр Чилийского землетрясения 1960 года, полностью разрушившего города Консепьсьон, Вальдивия, Пуэрто-Монт и многие другие. В руины была обращена территория свыше 200 тысяч квадратных километров, бóльшая, чем площадь Англии.

Данные океанологии, вулканологии, сейсмологии, изучающей землетрясения и моретрясения, говорят, что геологические процессы в районе острова Пасхи напряженны и интенсивны. Начались они несколько миллионов лет назад и не прекращаются по сей день.

В 1958 году этот район исследовали ученые на советском экспедиционном судне «Обь». Они обнаружили, что с востока к острову Пасхи «примыкает еще много подводных вулканов с вершинами, отстоящими от поверхности океана всего на 500–700 метров, – пишет участник экспедиции А. В. Живаго. – Выясняется, что под водой здесь лежит целое вулканическое нагорье, и лишь небольшая его часть – остров Пасхи – высится над океаном. Свежесть форм донного рельефа и наличие больших масс вулканического стекла и пепла в самых верхних горизонтах отложений свидетельствуют о том, что вулканические процессы на дне продолжаются и сейчас. На разных глубинах вблизи острова мы обнаружили также поверхности глыбовых лав, почти не прикрытых наносами».

Ту же картину обнаружила и экспедиция на научно-исследовательском судне «Дмитрий Менделеев» при изучении глубоководного желоба, тянущегося от острова Пасхи к острову Сала-и-Гомес.

 

Впервые о том, что у пасхальцев есть легенда, рассказывающая о происхождении острова, который когда-то был «большой землей», или, по-полинезийски, «Каинга Нуинуи», мир узнал из книги Джона Макмиллана Брауна «Тайна Тихого океана». Автор книги был горячим приверженцем гипотезы о Пацифиде, «тихоокеанской Атлантиде». Противники этой гипотезы заподозрили ученого в недобросовестности. Откуда, дескать, взялась эта легенда, если прежние исследователи, работавшие на острове Пасхи, ее не только не записали, но и ничего о ней не слышали? Уж не сам ли Джон Макмиллан Браун является «первоисточником» предания о затонувшей в океане стране, обломками которой является нынешний остров?

Однако в самом скором времени автору этих строк пришлось коренным образом изменить свое мнение. Он познакомился с фотокопиями тетрадей, обнаруженных Туром Хейердалом на острове Пасхи и переданных им для анализа ленинградским исследователям кохау ронго-ронго. Среди текстов, записанных хранителями традиций «стариками», имелся и текст, повествующий о «Каинга Нуинуи», остатком которой является остров Пасхи.

 

Вот перевод этого предания, записанного в одной из «тетрадей Хейердала», выполненный с языка острова Пасхи:

«Юноша Tea Вака сказал:

– Наша земля была раньше большой страной, очень большой страной.

Куукуу спросил его:

– Почему же страна стала маленькой?

– На нее опустил свой посох Увоке, – ответил Tea Вака. – Он опустил свой посох на местность Охиро. Поднялись волны и страна стала маленькой. Она стала зваться Те-Пито-о-те-Хенуа – Пуп Земли. Посох Увоке сломался о гору Пуку пухи-пухи.

Tea Вака и Куукуу разговаривали в местности Kо-те-Томонга-о-Теа-Вака (Место высадки Tea Ваки). Затем на берег высадился арики Хоту Матуа и поселился на острове.

Куукуу сказал ему:

– Раньше эта земля была большой.

Друг Tea Вака сказал:

– Земля затонула.

Потом Tea Вака сказал:

– Место это называется Ко-те-Томонга-о-Теа-Вака.

Арики Хоту Матуа спросил:

– Почему же земля затонула?

– Это сделал Увоке; он опустил землю, – ответил Tea Вака. – Страна стала зваться Те-Пито-о-те-Хенуа, Пуп Земли. Когда посох Увоке был большим, земля проваливалась в бездну. Пуку пухи-пухи – вот где сломался посох Увоке.

Арики Хоту Матуа сказал Tea Ваке:

– Друг, это сделал не посох Увоке. Это сделала молния бога Макемаке.

Арики Хоту Матуа стал жить на острове».

РРР: Согласно легенде получается, что, прибыв на остров, Хоту Матуа уже кого-то тут встречает…

 

Франсис Мазьер с помощью своей жены, полинезийки Тилы, записал со слов А Уре Аувнри Пороту, последнего ученого острова, в 1963 году сходную версию легенды, говорящую о том, что «остров Пасхи был значительно больше, но из-за проступков, совершенных его жителями, Уоке раскачал его и сломал с помощью рычага…».

РРР: Землетрясение в чистом виде.

 

Уоке – это то же, что и Увоке. Имя этого божества встречается в пантеоне Маркизских островов и связано с космогоническими мифами. Tea Вака – это имя одного из первопоселенцев острова, живших тут до появления Хоту Матуа, а Куукуу – это имя одного из разведчиков, посланных Хоту-Отцом на остров Пасхи. Легенда передает разговор между предшественниками Хоту Матуа и первыми поселенцами, которые сообщают о том, что остров испытал катастрофу. Нетрудно локализовать на карте острова Пасхи все места, о которых идет речь в легенде – Охиро, «Место высадки Tea Вака» и Пуку пухи-пухи, где сломался посох Увоке. Гораздо труднее объяснить происхождение самой легенды.

 

Во время визита советской экспедиции на остров Пасхи в 1958 году с борта дизель-электрохода «Обь» был проведен эхолотный промер шельфа – мелководного пространства, окружающего остров. Оказалось что оно невелико, всего лишь 6 миль в ширину. Средняя глубина этого мелководного «пятачка», окружающего остров Пасхи, равна 120 метрам. Склоны круто обрываются в пучину океана. Значит, даже во времена последнего великого оледенения, когда уровень океана был ниже нынешнего на сотню или более метров, остров Пасхи не был «большой землей» – прибавление к нему области нынешнего мелководья – шельфа – совсем ненамного увеличило бы площадь острова…

РРР: Ну не столько уж «ненамного» – по площади в несколько раз.

 

Большинство пещер острова Пасхи расположено на уровне океана или немного выше него. Это указывает на поднятие острова, а не на его погружение. О том же говорят ниши, результат работы океанских волн, выбитые в скальных уступах и на внешнем обрыве вулкана Рано-Рораку, ныне возвышающиеся над уровнем моря на много метров.

РРР: Для образования пещер моря не требуется – достаточно грунтовых вод. Да и остров мог двигаться по вертикали в разные стороны (при тектонических процессах). Так что возможно все.

 

Остров Пасхи в плане имеет форму почти правильного треугольника, катеты которого идут от северного угла под азимутом 114–116 и 210–206 градусов. Угол смыкания берегов-катетов составляет 94–96°, и именно он определил многие геологические и археологические особенности острова. Юго-восточный берег служит гипотенузой треугольника. На каждом из углов его находится по большому вулкану. Сомкнутые плечи трех уснувших вулканов и образуют трехглавую вершину – остров Пасхи.

Южный угол занят вулканом Рано-Као, самым впечатляющим вулканом острова, имеющим кратер правильной округлой формы, заполненный водой (словом «рано» местные жители обозначают именно такие кратеры вулкана, имеющие внутри озеро или заросшие камышами)… Диаметр этого прорана чуть менее 1000 метров, а днище заросло камышами.

От селения Матавери и от аэропорта к вершине Рано-Као ведет извилистая тропинка, по которой могут въезжать даже легковые ландроверы. Дорожка обрывается у самого края кратера, у скал с многочисленными изображениями птице-человека. Дальше, к пещерному городку Оронго, по узкому скалистому уступу между кромкой кратера и береговыми обрывами тянется узкая пешеходная тропинка. Тут, около крайней пещеры, тропинка круто уходит вниз, на 300-метровую глубину, на дно кратера. Туда можно спуститься, но с большим трудом. Стенки кратера охвачены лиловым пламенем цветущих бугенвилий: в августе наступает пора цветения этих незаметных мелких цветочков, укрытых алыми пучками листьев, создающих ложные соцветия…

В кратере Норвежская экспедиция пробурила скважину глубиной 8 метров, чтобы изучить пыльцу живших ранее на острове растений. Внутри него есть пещеры. В них прятался, по преданиям, легендарный Каинга, потомок Хоту Матуа и вождь племени Хоту-Ити, отомстивший «длинноухим» за смерть отца. Имя «Каинга», видимо, не случайно, оно довольно часто встречается в преданиях. Вспомните о Каинга Нунуи, Большой Земле Каинга. Что означает это слово? Оно встречается в Юго-Восточной Азии и по-бирмански означает «слоновья трава», а проще – тростник, камыш.

 

Восточный угол острова Пасхи занят вулканом Пу-Акатики. Его лавы образовали другой полуостров, называющийся Поике, тот самый, где когда-то обосновались загадочные «длинноухие». Высшая точка полуострова находится на уровне 370 метров, несколько выше, чем на полуострове Рано-Као, где высшая точка расположена на отметке 316,6 метра (по другим данным – 311,8 м). Пу-Акатики – это статовулкан, по-настоящему слоистый вулкан, такой же, как гавайский вулкан Килауэа, или Муана Лоа. В береговых обрывах полуострова Поике видно, что мощность лавовых покровов составляет от 1 до 5, а в среднем около 3-х метров. Рождение таких вулканов идет под водой, деятельность протекает спокойно, без взрывов и катастрофических извержений. Жидкие лавы переполняют кратер и спокойно переливаются через край. Вот почему кратер вулкане Пу-Акатики мал, не более 5 метров в поперечнике.

С юго-запада вулкан обрывается уступом, носящим имя Те-Хакарава. Его очертания ничем не отличаются от контуров береговых утесов, в стенке уступа можно даже увидеть две ниши, оставленные волнами. Высота их над уровнем моря 2,5 и 3,6–4 метра. Это значит, что в прошлом остров Пасхи в этом районе дважды поднимался, причем скачками. Северный, восточный и южный берега полуострова Поике высотой от 50 до 180 метров уничтожены волновой эрозией или обрушены в воду.

 

В северном углу острова располагается самый крупный и самый высокий вулкан Тереавака, или Рано-Арои, хотя и выглядит он не столь внушительно как Рано-Као. Это шлаковый полукилометровой высоты конус, насыпанный пеплами, туфами и другим легкими вулканическими породами, с подковообразной цепочкой мелких конусов или провалов. Подкова открыта на север, где в береговых утесах видна половинка еще одного кратера – Папа Текена, паразитного вулкана на конусе Тереаваки. Таких вторичных, паразитных вулканов на острове Пасхи очень много, до полусотни. Причем они располагаются в виде цепочек, ориентированных параллельно берегам-катетам острова.

 

Наиболее интересен кратер самого крупного вулкана – Рано-Рораку. Уже из названия можно догадаться, что на дне его имеется озеро, поросшее камышом (термин «рано»). Слово «рораку» или «раку-раку» на языке острова Пасхи означает «скрести, долбить», ибо «гора скребущих» была главной каменоломней для ваятелей статуй.

 

«Весь горный массив изорван на куски, вулкан кто-то изрезал с такой жадностью, словно это был кулич, а между тем стальной топор, когда вы ударяете им по породе, только высекает искры. Вырублены десятки тысяч кубометров горной породы, перенесены десятки тысяч тонн камня. И посреди зияющей пасти гор лежит свыше ста пятидесяти гигантских каменных людей, законченных и незаконченных на всех стадиях работы, — так поэтично описывает Тур Хейердал «каменоломню» острова. – На Рано-Рораку вы как бы вплотную соприкасаетесь с тайной острова Пасхи. Ею насыщен воздух. К вам обращены молчаливые загадочные лица ста пятидесяти безглазых великанов, они уставились на вас с каждого уступа, из каждой пещеры в горе, где неродившиеся и усопшие исполины лежат, как в люльках или на смертном одре, безжизненные и беспомощные, лишенные творческой мысли, когда-то создавшей их. Такой была картина, когда скульпторы прервали свою работу, и такой она останется навсегда…»

 

…полезно привести и несколько фактических данных о Рано-Рораку.

Расположен он на пологой седловине между бухтой Лаперуза и заливом Хотуити. Диаметр овального кратера по верхней бровке 560–750 метров (примерно в два раза меньше, чем диаметр Рано-Као). Диаметр озера, занимающего дно кратера, 373–480 метров. Отметка зеркала над уровнем океана составляет 65 метров (у Рано-Као зеркало поднято ровно на 100 метров).

Кратер асимметричен. Юго-восточный его сектор скалист и высок, он воздымается над подножием на 120 метров. Северная половина кратера, наоборот пологая и низкая (50–70 метров). Кратер разбит трещиной на две неравные части, со сдвигом, направление которого параллельно северному берегу. В юго-восточном и восточном секторах внешний склон кратера уничтожен волновой эрозией. Здесь, как на уступе Те-Хакарава, видны две волновые ниши. Вполне очевидно, что когда-то океанские волны плескались у подножия Рано-Рораку. Видимо, вода окружала весь его кратер. Эрозии не подвергалась только центральная часть вулкана, но разрушению юго-восточной стенки кальдеры было положено начало. Отсюда следует, что между Рано-Рораку, горой ваятелей, и полуостровом Поике, обителью «длинноухих», некогда существовал залив или даже пролив и Поике был отдельным островом.

Волны океана размыли пепловые горизонты, оставив на каменистой поверхности развалы прочных камней, вулканические бомбы. Вот почему поверхность острова в его центральной части столь камениста, а склоны кратеров трех главных вулканов – Рано-Као, Рано-Арои и Пу-Акатики – прикрыты пепловым плащом и не столь каменисты.

 

Очевидно, что «главные» вулканы острова старше паразитных, поражающих стенки их кратеров. Но на сколько лет? Как шло образование острова Пасхи? Когда вершины подводных вулканов поднялись на поверхности Тихого океана? Как действовали эти вулканы, став надводными? И, что самое важное, когда прекратилась их деятельность: миллион? Сто тысяч? Десять тысяч лет назад? Или, может быть, даже тысячу лет назад вулканическая деятельность на острове Пасхи еще не утихла? Если это так, то вулканология оказывается самым тесным образом связанной с археологией, историей заселения и обитания жителей острова, ключом к нерешенным его проблемам.

К сожалению, датировка с помощью калий-аргонового метода дает лишь приблизительную величину, да и то для пород и построек западного берега. Вот почему приходится прибегать к иным методам исследования. И прежде всего к стратиграфическому.

 

Два главных вулкана Тереавака и Рано-Као имеют одинаковый состав лав, а их основание состыковывается по крупной тектонической зоне. Сказать об их относительном возрасте трудно, но скорее всего, они образовались практически одновременно и очень давно. Это по ним определен абсолютный возраст базальтов, составляющий 0,72 ± 0,43 миллиона лет, то есть около полумиллиона лет. Вулкан Пу-Акатики помоложе, так как его лавы налились на пологий склон вулкана Тереавака. Взрыв кратера Рано-Као был позже, так как пепловые горизонты покрывают сплошным плащом породы и Тереаваки и склоны самого Рано-Као.

 

На склоне Рано-Као и Тереавака проходит целая цепь вулканов и мелких кратеров, образовавших шлаковые конусы и пемзы. Это вулканы Пуна-Пао, Мауна Орита, Те Матаваи и другие, они моложе этих двух основных вулканов. Еще моложе кратер Рано-Рораку, потому что среди выброшенных им обломков попадаются базальты по составу такие же, как в вулканах Тереавака и Рано-Као. В верхних горизонтах встречаются и обломки красных пемз, значит, шлаковые конусы в момент взрыва на Рано-Рораку уже были.

 

Когда образовались пласты и жилы обсидиана, встречающегося и на полуострове Поике, и в кратере Рано-Као, и в провале Те Матаваи, и в конусе Мауна Орито? Вероятнее всего, в период между образованием холма Мауна Орито и Рано-Рораку, так как обломков обсидиана в туфах нет, нет и прожилков обсидиана в кратере Рано-Рораку.

После образования кратера Рано-Рораку на острове били горячие ключи, возможно извергались гейзеры. Об этом можно судить по породам северного сектора этого вулкана: они переработаны, практически превращены в глину горячими водами, а на стенках кратера можно увидеть даже жилы цеолитового состава. Минерал цеолит образуется из вод, температуры которых близки к 100°C и даже чуточку выше.

А потом произошел, видимо, гигантский взрыв, о котором говорится в легенде о юноше Теа-Вака. Это взорвался вулкан Папа Текена. Гигантский взрыв выбросил в море часть вулкана, образовавшегося раньше, возможно вместе с Тереавака. Пепел разлетелся на далекое расстояние. Его-то и обнаружили палинологи в кратерах, поросших камышами. Вероятно, на острове бушевал пожар, вызванный раскаленным пеплом, выпавшим над ним.

В то же время на острове произошли грандиозные подвижки. В результате их образовалась гигантская щель, вдоль которой прошелся «посох бога Увоке». И долго еще на памяти людей «пыхтел» маленький вулканический конус паразитного вулкана Пуку пухи-пухи, потому что на языке пасхальцев это и означает – пыхтящая горка.

 

Породы в стенках кратера Папа Текена не выветрившиеся. На острове есть еще три вулкана около лепрозория – Муана Хива-Хива, Роихе и Вака Киро. Это прочнейшие базальты, застывшие во вспененном состоянии. Лава извергалась жидкая, она булькала и пузырилась, каменные пузыри застывали. Размеры их таковы, что сквозь пролом в них можно въехать на лошади. Лавы совершенно свежие. В них содержится в свежем состоянии даже такой легко окисляющийся минерал, как оливин. Обычно он выдерживает не более первых тысячелетий.

На этом, похоже, вулканическая деятельность на острове завершилась.

 

Итак, после выхода из-под воды первых базальтов (породы основания) на острове было, по крайней мере, еще шесть стадий извержения вулканов. По именам главных вулканов они так и называются: стадия Рано-Као, стадия Тереавака, стадия Поике, или Пу-Акатики, стадия паразитных вулканов, она же стадия Рано-Рораку, стадия образования обсидианов и, наконец, стадия пенистых базальтов Хива-Хива. Две из этих стадий – паразитных вулканов и Хива-Хива, – возможно, происходили на памяти людей.

 

Все, о чем было рассказано выше, раскрывает геологическое прошлое острова Пасхи. Подобно тому, как в археологии один культурный слой предшествует другому, так располагаются здесь и различные вулканические слои. Какова же их точная датировка?

Это, к сожалению, еще пока неизвестно. Однако множество фактов подтверждают, что вулканическая деятельность на острове не прекращалась до самого последнего времени. Возьмем самый крупный вулкан Тереаваку. Породы его настолько свежи, что на них не успела еще образоваться почва. Значит, извержение вулкана было совсем недавно, может быть, даже вскоре после трагедии Помпеи и Геркуланума (ведь на склонах Везувия давным-давно растут виноградники!), уже в нашей эре. Тереавака явно не остыл – здесь обнаружены аномалии теплового потока.

Несмотря на свирепый натиск волн, берега острова остаются неприступными, юными; бухты сохраняют прямоугольные формы, образованные трещинами. Это один из важнейших признаков молодости берега. Трещинами разбит кратер вулкана Рано-Рораку, вдоль которых породы сильно изменены, пропарены горячими растворами, стали мягкими, рыхлыми, осветленными или охристыми. Можно сказать, что совсем недавно на острове Пасхи изливались горячие, или, как говорят геологи, термальные воды.

Трещины разбивают склоны вулканов Рано-Као и Тереавака. Из них в недалеком прошлом поднимались газы и тучи пепла. Направление трещин можно проследить по мелким и крупным конусам паразитных вулканов, что идут в виде цепочек параллельна северному и западному берегам острова.

Крупные трещины разбивают и лавовые покровы вулкана Пу-Акатики. Его части сдвинуты относительно друг друга. По трещинам (они закономерно оказались параллельными катетам!) начались последние излияния лав. На этот раз изливалось расплавленное стекло. Цепь холмов, идущих к северу от вершины полуострова Поике, сложена черными риолитами, похожими на ноздреватое стекло. Из стекла сложены и «птичьи островки» – Моту-Нуи, Моту-Ити, Моту-Каокао, что лежат у юго-западной оконечности острова, напротив поселения Оронго.

Помимо этих островков возле западного берега, приютился островок Моту-Ке-Хепоко. На карте капитана Ю. Ф. Лисянского, составленной в 1804 году, севернее Моту-Ке-Хепоко указан еще один островок большого размера. Сейчас его нет. Вряд ли такой опытный исследователь, как Ю. Ф. Лисянский, ошибался. Вероятнее всего, этот островок был размыт волнами или опустился на дно в результате землетрясения.

 

 «Шероховатый характер поверхности, зачаточное развитие почв и растительности указывает на очень недавнее появление пород, – пишет П. Бейкер, американский геолог, обследовавший остров Пасхи в 1966 году. – От момента их появления прошло не более 2–3 тысяч лет и вполне допустимо, что это случилось гораздо позднее». С этим трудно не согласиться.

Миф о посохе бога Увоке, о котором было рассказано выше, является удивительным по своей точности и реалистичности описанием извержений вулканов, вернее, грандиозных взрывов, подобных тому, что произошел при извержении Кракатау.

 

Тур Хейердал утверждает, что со времени заселения острова Пасхи никаких вулканических извержений на нем не было: пепловый материал удалось обнаружить в озерных отложениях кратеров Рано-Као и Рано-Рораку. В кратере Рано-Рораку и находится сейчас 117 истуканов. Вывод напрашивается сам собой – их вырубили после образования кратера. И он имеет основания: оба названных вулкана на памяти людей не просыпались. Но на острове Пасхи закартировано более 70 конусов и провалов паразитных вулканов, обезображивающих склоны трех главных вулканов. Пеплы любого из них могли осесть в любом из кратеров главных вулканов.

 

Снова возвращаемся к легенде о юноше Теа-Вака.

В рассказе юноши есть любопытные детали. Он утверждал, что Увоке «опустил свой посох на местность Охиро. Поднялись волны и страна сделалась маленькой». В начале рассказа он упоминал (смотрите «Книгу легенд»), что посох сломался в местности Пуку пухи-пухи. На карте острова Пасхи все упомянутые в легенде названия имеются. Они как бы трассируют крупную трещину или, говоря языком геологии, тектоническую зону, протянувшуюся от северо-восточной оконечности острова параллельно северному берегу и продолжающуюся до уступа Те Хакарава.

Местность, где опустился посох Увоке, представляет собой половину кратера вулкана Папа Текена. В нескольких километрах от него находится Охиро, небольшой вулканический конус, вернее его половина, на западном берегу бухты Анакена, там, где высаживался легендарный Хоту Матуа. Пуку пухи-пухи это сложенный красными пемзами вулканический конус небольших размеров. Уступ Те Хакарава обрывает полуостров Поике.

Любопытно, что словосочетание «Пуку пухи-пухи» в переводе с языка острова Пасхи означает «пыхтящая, фыркающая». Не говорит ли это о том, что вулкан извергался уже в то время, когда остров был заселен? Нельзя ли рассказ юноши Теа-Ваки истолковать как описание катастрофического извержения вулкана?

 

Откроем словарь языка острова Пасхи. В нем сразу же обнаруживается множество слов, касающихся камней, их свойств и орудий, сделанных из них. Словарь ясно показывает, что издревле его жители отлично разбирались в свойствах камня и умели их использовать, выделяя «сорта» камней.

Приведем несколько примеров.

Маеа – так называется на языке острова Пасхи «просто» камень, дающий его общее абстрактное определение камня вообще. Мaea матаа – обсидиан, вулканическое стекло, из которого изготовляются матаа – наконечники стрел и навершия для дротиков. Маеа токи – прочный камень, шедший на изготовление каменных рубил и молотков (токи – на языке островитян означает топор, рубило, долото). Маеа ренго-ренго – название галек халцедона, кремня, из которого изготовлялись скребки и другие орудия с режущей кромкой. Маеа пупура – туфовый плитняк, служивший для изготовления каменных изгородей, стен домов и монументальных платформ. Маеа хане-хане – в свежем изломе черные пемзы, которые окисляясь, становились красными, из них делали красные «шапочки» – пукао, венчавшие головы статуй. Маеа матарики – крупноблочный туф или туффит, шедший на изготовление статуй – маои. Маеа невхиве – черный тяжелый камень, из которого делали крупные рубила. Кирикири-теа – мягкий серый туф, порошок которого смешивался с соком сахарного тростника для изготовления краски.

 

Ксенолиты – так называются обломки пород, которые вулкан при извержении захватывает на большой глубине, в недрах планеты, и выбрасывает вместе с лавами и пеплами на поверхность. Это наиболее древние породы острова. Чаще всего они встречаются в туфах Рано-Рораку. Это и есть маеа токи древних пасхальцев.

Размеры ксенолитов различны, от нескольких миллиметров до метра и более. Благодаря своей необычайной прочности, плотности и вязкости они использовались древними жителями острова для изготовления каменных рубил, молотков, зубил и долот, тех самых инструментов, с помощью которых они высекали изваяния. Рубила отличались и по облику, и по размеру – все зависело от их назначения.

Найдены крупные рубила весом в несколько килограммов, с концами, заостренными на конус. В коллекции одного из авторов есть экземпляр весом в 4,9 килограмма. Но большинство рубил мельче, их вес колеблется от 400 граммов до килограмма. Они заострены с одного или с обоих концов, хорошо охватываются одной рукой. Есть рубила-молоты с желобом на боку для привязывания к рукояти. Рубила с плоским, как у стамески, концом, по-видимому, использовались как скребок при отделке поверхности статуй.

 

В ход шли и молодые породы, прежде всего вулканическое стекло, обсидиан. Из них изготовлялись различные скребки и наконечники для дротиков и копий. Обломки обсидианов разбросаны буквально по всему острову. Обсидиан добывался в каменоломне вулкана Мауна Орито, в юго-западной части острова.

 

Рано-Рораку называют «каменоломней статуй», Мауна Орито – «каменоломней обсидиана». На острове есть и третья каменоломня – та, в которой изготовлялись красные «шапки», или пукао. Она находится на склоне вулкана Пуна-Пао (или Таи-Роа) высотой в 270 метров. Вулкан Пуна-Пао, так сказать, «паразит второго порядка». Он паразитический вулкан на склоне вулкана Маунга Оту, а тот, в свою очередь, паразитирует на склоне вулкана Тереавака.

 

Но не только для изготовления пукао использовалась пемза Пуна-Пао. Цвет пемзы почти черный, с отливом окалины воронова крыла на свежем изломе, при выветривании становится коричнево-красным, охристым. Истолченные пемзы островитяне использовали для приготовления красной краски, особенно в смеси с толченой известью. Пемза или порошок из нее использовались для полировки раковин, поделок из камня или дерева, для шлифовки статуй и глазниц у них. В наши дни жители острова пользуются мелко дробленной пемзой в качестве субстрата при выращивании цветов или рассады в горшках и кавернах пород. Наконец, красная пемза служила материалом для изготовления статуй – не тех, что высекались в кратере Рано-Рораку, а других, возможно более древних.

 

Напомним еще раз, что Рано-Рораку это самый крупный из паразитных вулканов. Кратер вулкана несплошной. Почти широтной по направлению трещиной кратерное кольцо разбито на две неравные половины. Северное полукольцо слагается рыхлыми, сильно выветрившимися пепловыми породами, из которых нельзя вырубить кусок породы, тут можно копать грунт лопатой. Южное полукольцо выше. Это скальный выступ, образованный слоями пород различного состава. Среди слоев описаны плотные туфы, туффиты и горизонты пепловых пород. Слои пород лежат не горизонтально, а наклонно, под углом 14–16°. Эти пласты не монолитные, а разбиты системой круто падающих трещин, идущих параллельно катетам – берегам острова. Расстояние между трещинами тоже непостоянное и меняется от десятков сантиметров до 20–25 метров, но в среднем около 3–7 метров. С высоты птичьего полета рисунок трещин напоминает разграфку листов тетради в косую клетку. Это значит, что остаток кратера слагается не монолитной базальтовой скалой, а представляет собой систему блоков самого различного размера. А поскольку слои лежат не горизонтально, то и в вертикальном разрезе можно видеть ту же косую разграфку. Трещины не представляют собой идеальных плоскостей, это поверхности с плавными изгибами. Именно поэтому вся гора самой природой разбита на блоки, у которых углы обычно не прямые, а немного от них отличаются Обычно это 84–86 градусов для острых углов и 94–96 градусов для тупых. Возьмите спичечный коробок и немного искривите его по всем трем осям и вы получите реальную модель блока, из которого вытесывались истуканы – моаи.

 

Высота скальной стенки составляет 90–120 метров. В ее разрезе есть по крайней мере четыре горизонта пепловых туфов, легко разрушающихся, быстро выветривающихся. Именно за счет разрушения этих пород и особенно близ и вдоль трещин идет образование делювиальных осыпей, образующих конусообразные свалы у внешнего и внутреннего склонов кратера. Угол естественного откоса таких осыпей в среднем составляет 20–25 градусов.

 

Извержение вулкана Рано-Рораку не было одноактным, а происходило многократно. Когда взрыв взметает в небо раскаленную тучу пепла, камней, капель расплавленной лавы, то первыми падают на землю раскаленные глыбы и ошметки горячей, еще не остывшей лавы. Падая на землю, они часто спаиваются и образуют породу, которую геологи называют туфом, в отличие от лавового покрова, который образуется при застывании текущей лавы. Немного позднее начинают падать более мелкие куски – лапилли – вместе с крупным песком и вулканическим пеплом. Они не всегда спекаются и остаются рыхлыми. Это туффиты. Последними медленно оседают пылеватые частицы, унесенные выше других. Они успевают остыть еще в воздухе, часто низвергаются вместе с дождями и ливнями, сопровождающими извержение. Это и есть пепловые горизонты.

При неоднократных извержениях эти слои повторяются. Между отдельными актами вулканизма рыхлые горизонты могут частично или полностью уничтожаться дождевыми потоками, разноситься ветрами ураганами. Поэтому границы слоев неровные, случайные. Взрывные камеры располагаются на разных глубинах, и при взрыве с глубин поднимаются обломки различных пород. Такие обломки, как уже говорилось, называются ксенолитами, или по-пасхальски – маеа токи. По их составу можно определить, к какому горизонту относится порода, из которой сделана конкретная статуя.

 

В южном секторе вулкана Рано-Рораку выделяются три горизонта плотных пород, из которых высекались статуи, и три пепловых горизонта рыхлых пород.

По составу верхний горизонт «В» резко отличается от двух нижних. Он представлен так называемыми тахилитовыми туфами. Это легкие (объемный вес их меньше 1,4 г/см3) мягкие туфы, которые легко сверлятся даже ручкой молотка. В них много мелких обломков ксенолитов. Именно из этого горизонта вытесаны все 117 статуй, остающихся в кратере. На внешней стороне вулкана нет ни одного великана, вытесанного из камня этого сорта. Это значит, что ни один гигант не вышел из кратера. Здесь нет статуй выше 10–12 метров, а в среднем это – 3–5-метровые; их вес в среднем составляет 5 тонн. Их перемещали только вниз по склону.

 

Два нижних горизонта отличаются по составу: это туффиты и туфы андезитовых базальтов. В них кроме обломков пород встречаются обломки специфических минералов, плагиоклазов. Плагиоклазы отлично диагностируются под микроскопом по углу погасания. По этому показателю легко отличить статую нижнего и среднего горизонтов.

 

Истуканы высекались, как правило, не по одному, а сериями. Древним ваятелям не было необходимости перерубать монолит, потому что монолитов не было. Они отлично умели различать трещины отдельности и использовали их для облегчения своего труда. Иногда между двумя трещинами, рассекающими серию пластов, вырубалось до 8–12 одинаковых по высоте ширине статуй. Различались они только по толщине. На острове можно видеть целые «поленницы» таких истуканов.

 

Если трещины, пересекающие мощные пачки пластов, были сближены так, что получался вертикальный блок, то статуя высекалась в положении стоя. Такие статуи самые хрупкие, так как легко разламываются по напластованию, особенно при выветривании. При внимательном изучении можно достаточно точно определить место и положение, в котором была вырублена каждая конкретная статуя.

 

Интересно, что рубила изготавливались тут же из крупных ксенолитов пород нижнего горизонта «А». Когда ваятели начинали высекать истукана из облюбованного блока, они не ведали, попадется ли такой ксенолит внутри, и когда он объявлялся, начатую статую бросали, отбраковывали.

 

Можно утверждать, что единой каменоломни в кратере Рано-Рораку не было: статуи высекались по всему периметру южного сектора кратера в тех прослоях, которые содержали готовый блок подходящего размера. При выветривании округлые ксенолиты вываливаются и тем самым подчеркивается слоистость пород, из которых была высечена статуя. Пепловые частицы выветриваются быстрее, при этом вулканическое стекло пеплов преобразуется в глинистый минерал каолинит или монтмориллонит. Вот почему адмирал Як. Роггевен полагал, что статуи выполнены из глины, а в них для красоты и крепости аккуратно влеплены гальки, а фактически – ксенолиты.

 

Вот характерный пример. Кэтрин Раутледж провела элементарнейшие археологические раскопки у подножия кратера Рано-Рораку: основания некоторых статуй были очищены от слоя гравия и песка. Одна из статуй имела заостренное основание. К. Раутледж предположила, что изваяние не было предназначено для установки на аху. Альфред Метро раскопок на острове не проводил. Однако решил, что все 60 статуй, стоящих у подножия с внешней стороны Рано-Рораку, имеют такие заостренные основания. В своей монографии он объявил, что гигантские статуи были двух типов: статуи для аху, имевшие плоские основания, и статуи с заостренным книзу концом для установки у подножия Рано-Рораку в качестве межевых столбов. Те Ранги Хироа, опиравшийся на монографию А. Метро, посчитал, что речь в ней идет обо всех статуях, стоящих и лежащих, законченных и незаконченных, которые находятся в районе Рано-Рораку, и решил, что все они имеют заостренное основание. «В итоге одна (дефектная) статуя превратилась в публикациях в 230», – констатирует Тур Хейердал, которому после раскопок в районе Рано-Рораку нескольких статуй удалось показать, что статуи у подножия вулкана имеют плоское основание. Так, по мнению Т. Хейердала, был разбит миф о всех «статуях для вкапывания в землю».

 

К сожалению, и работы самого Хейердала послужили материалом для мифов, связанных со статуями Рапа-Нуи. Так, в «Аку-аку» он красочно говорит о загадочном острове, жители которого «не строили ни замков, ни дворцов, ни плотин, ни причалов. Они вытесывали из камня исполинские человекоподобные фигуры, высокие, как дом, тяжелые, как вагон, перетаскивали множество из них через горы и долины и устанавливали на мощных террасах во всех концах острова» до тех пор, пока «длинноухих» мастеров-ваятелей не перебили «короткоухие» и созидательный труд не был внезапно прекращен.

Картина романтическая и назидательная. Но не слишком ли много в ней беллетристических преувеличений, которые в сознании читателей кажутся фактами, установленными наукой?

В самом деле, зачем жителям острова Пасхи строить плотины – ведь рек на острове нет, а дождевая вода скапливается в кратерах вулканов? Правда, «замков и дворцов» жители острова действительно не возводили. Но в их распоряжении были тысячи пещер, да и жилые дома они строили огромные, вмещающие несколько десятков, а то и сотен человек. Перетаскивали статуи «через горы и долины»? Однако долин на острове нет. И не «во всех концах острова» стоят изваяния: их нет на полуострове Поике, в пределах вулкана Рано-Као также нет гигантских статуй. Статуи, что стоят у вулкана Рано-Рораку, не были перетащены через гору – они были спущены вниз по склону вулкана. А из кратера не вышла ни одна!

Наконец, нет никаких доказательств тому, что работы в каменоломне были прекращены внезапно. Миф этот, или по крайней мере недоказанное положение, родился давно. К. Раутледж, обнаружив в «каменоломне» множество брошенных рубил-ксенолитов, решила, что это свидетельство внезапного прекращения работ в карьере. Вслед за ней этот «факт» стал переходить от одного исследователя к другому, кочуя из книги в книгу. А между тем «факт» далеко не очевиден.

В самом деле, работы в каменоломне Рано-Рораку велись в течение нескольких сотен лет. Рубила и скребки, естественно, затуплялись. Заострить каменное орудие, как мы это делаем с металлическими лопатами или ножами, дело крайне хлопотливое. Гораздо проще изготовить новое, благо что материала под рукой сколько угодно. Испорченные и затупленные инструменты попросту выбрасывались, на смену им делались новые. А куда девались выброшенные орудия труда? Естественно, они валялись рядом, на месте работы. Так из года в год, из поколения в поколение, из века в век накапливались те тысячи каменных орудий, что лежат повсюду в районе Рано-Рораку. Провалиться они не могли, здесь нет дыр. И нет почвы, чтобы укрыть их. Они не железные и не бронзовые, чтобы изойти ржавчиной. Вулкан был одновременно и рабочей мастерской, и свалкой. Эта свалка и породила впечатление внезапно брошенных орудий труда!

 

В карьере Рано-Рораку обнаружено множество незаконченных статуй. Еще один «факт» в пользу того, что работы были внезапно прекращены? Имеются многочисленные доказательства того, что статуи эти, так сказать, бракованные, а не «незаконченные». Ваятели уже во время работы над статуей наталкивались на ксенолит крупного размера. Обработать его своими орудиями, сделанными из ксенолита такой же твердости, они не могли. А камня вокруг было предостаточно. Незавершенная моаи оставлялась в карьере только потому, что порода была непосильна ваятелям, а не потому, что ваятелей кто-то истребил или обрушил на их головы стихийное бедствие.

РРР: Это легко проверить…

 

В «Трудах Норвежской экспедиции» говорится о том, что подножие вулкана под каменоломнями завалено строительным мусором, обломками рубил, скребков и обсидиановых наконечников. Фактически это совсем не так. На внешней стороне кратера образован обыкновенный делювиальный шлейф. В геологии делювием называются скопления разрушенных ветрами, морозами, дождевыми водами обломков пород на горных склонах, сползающих под действием своей силы тяжести вниз, к подножию. Такие же осыпи располагаются под склонами кратера и особенно в тех местах, где верхние части скального выступа слагаются рыхлыми туффитами и пепловыми слоями. Вершины таких осыпей всегда в точности совпадают с тектоническими зонами и не имеют никакого отношения к гипотетическим каменоломням. Такие делювиальные конусы очень удобны для спуска статуй из верхних частей скальных выступов вниз. Стоящие статуи всегда окаймляют такие конуса.

 

Считалось, что все статуи однотипны и представляют собой точную копию знаменитой статуи Хоа-Хака-Нана-Иа, стоявшей в культовом городке Оронго и увезенной в Британский музей. Тур Хейердал так и пишет: «Все «серийные» изваяния следующего, среднего периода Пасхи повторяют статую из Оронго. Их отличают только значительно большие размеры, материал (туф Рано-Рораку вместо твердого базальта) и плоское основание, позволяющее установить идола на аху». И далее подчеркивает еще более решительно, что этот чисто пасхальский тип «был принят в качестве обязательного образца для сотен каменных исполинов».

Но как же можно говорить о каком-либо каноне после обнаружения коленопреклоненной узкобородой статуи, как две капли воды похожей на ту, которая стоит около музея Папаэте на острове Таити? Эта статуя привезена сюда с острова Раиваевае. Тур Хейердал утверждает, что этот стиль присущ только культуре Тиауанако.

Если даже и не принимать во внимание этих удивительных экземпляров, все остальные статуи только с первого взгляда представляются однотипными. Среди них есть и страшилища, по определению Пьера Лоти, и просто симпатичные, есть действительно длинноухие, но есть и короткоухие, широколобые и узколицые, курносые и плосконосые, коротышки и верзилы и т. д. Фактически форму, размеры и пропорции изваяний определяет отдельность туфовых пластов, размер и форма блоков, подготовленных природой. Древние скульпторы сочетали эстетическую, если можно так говорить, задачу с технической. Они строго соотносили свой замысел с фактурой камня.

 

Откуда же берут такие удивительные цифры фантасты? Они знают, что вулканические острова в океанах слагаются базальтами. Базальт – прочная, очень вязкая и труднообрабатываемая порода. Он имеет объемный вес около 3–3,2 г/см³. Знаменитый исполин имеет высоту 22 метра (фактически 21,8 метра), плечи у него шириной 2,5 метра, значит, в сечении около 5 квадратных метров. Вот и получается, за вычетом усеченных частей, примерно 30–40 кубометров, отсюда и вес 50–80 и даже 100 тонн.

Но материал статуй только по химическому составу соответствует базальту, а по структуре это туфы, туффиты и даже пемзы. Их объемный вес только в отдельных штуфах достигает 1,7 г/см³, а фактически обычно меньше 1,4 г/см³. А пемзы и того легче. В хорошо высушенном состоянии они плавают, так как легче воды. Самая тяжелая шапка никак не может быть тяжелее 5 тонн. Обычный размер статуй 3–5 метров, встречаются статуи высотой 10–12 метров.

Следовательно, «стандартный» вес истукана менее 5 тонн, и не более 30–40 статуй имеют вес более 10 тонн. Знаменитую «стандартную» статую Хоа-Хака-Нана-Иа матросы свободно погрузили в шлюпку и переправили на корабль.

Сейчас на острове Пасхи ведутся реставрационные работы, и бригада рабочих легко обходится 15-тонным краном для установки самых крупных статуй.

РРР: Если действительно нужно делать такую поправку, то вместо 100 тонн, получится все равно около 40, а вовсе не просто «более 10 тонн».

 

С точки зрения геологии и сама каменоломня это не единственный «родильный дом» маои. Не только в кратере Рано-Рораку высекались статуи острова. Этому есть неоспоримые доказательства.

 

Гигантские статуи моаи высекаются в каменоломне Рано-Рораку, а затем доставляются к побережью, где воздвигнуты для них постаменты аху. В другой каменоломне, в кратере вулкана Пуна-Пао, высекаются для этих статуй пукао – «шапки» из красного туфа – и также доставляются к берегу моря. Истукан водружается на аху, а затем голова статуи венчается «шапкой». Такая картина представляется большей части исследователей. Но верна ли она?

 

Почти 100 лет назад, в 1886 году, Уильям Томсон описал обнаруженный им в лицевой стенке аху Тонгарики необычный камень. Им оказался фрагмент небольшой статуи, высеченной не из материала Рано-Рораку, а из красной пемзы, подобной той, из которой делались пукао. Значит, на острове высекались не только гиганты, но и статуи меньших размеров? И материалом для них служил не камень Рано-Рораку, а красный туф?

 

В бухте Анакена была обнаружена статуя (которую сейчас именуют «Кон-Тики»), высеченная из красного туфа. Обломки статуй из этого же туфа есть и в других аху и постройках острова. Естественно, что все они не могли быть высечены в «каменоломне» Рано-Рораку.

Может быть, Пуна-Пао давал материал не только для пукао, но и для моаи? Однако красный туф есть и в других местах острова. Таков, например, вулкан Охио в бухте Анакена. И статую Кон-Тики, видимо, высекли здесь, на месте, а не тащили ее почти через весь остров из Пуна-Пао. Быть может, и многие пукао сделаны для статуй, что стояли на аху вдоль берегов острова Пасхи, не в «каменоломне пукао», а также в местах, находящихся поблизости? Зачем перетаскивать через каменистый остров многотонные «шапки», когда есть возможность изготовить их поблизости от аху?

 

Кстати сказать, вес пукао, как и моаи, сильно преувеличивается. Действительно, «шапка», диаметр которой достигает 3-х метров, а высота 2,5, внушает невольное уважение, и ее вес кажется чудовищным, «как шесть слонов», – пишет Т. Хейердал. Но следует помнить, что красный туф Пуна-Пао это, в сущности, пемза. Хорошо просушенные куски ее плавают в воде и погружаются в нее лишь после того, как их поры заполнятся водой. Перекатить пукао по ровной поверхности или вниз не составляет особого труда. Пять человек могут передвигать шапку с поперечником около метра. Материал Пуна-Пао легко обрабатывается, режется обычной пилой-ножовкой, при ударе молотком сминается, а не ломается. Видимо, это свойство хорошо знали древние скульпторы. Когда «шапку» катили к аху, то при перемещении она приобретала округленную форму, так как углы пемзовых блоков легко сминаются и крошатся, но не ломаются.

 

В культовом поселении Оронго поклонялись статуе, носящей имя Хоа-Хака-Нана-Иа. С полной уверенностью можно утверждать: Хоа-Хака-Нана-Иа была высечена не в кратере Рано-Рораку, а в другом месте, так как она выполнена из так называемого муджирита (специфическая разновидность базальтовых туфов), отличающегося от тахилитовых туфов Рано-Рораку. В этом один из авторов убедился лично, проведя в Британском музее наедине со статуей Оронго немало приятных минут, осматривая ее и трогая.

По всей вероятности, материал для статуи был местный, взятый из горизонта, залегающего непосредственно в основании того пласта плитчатых андезитовых туфов, в котором сделаны хижины Оронго. В других местах острова такие породы не встречаются, но обычны для острова Сала-и-Гомес. Статую никуда не перемещали, она сделана на месте из самых прочных пород. Именно потому на ее спине сохранились ритуальные изображения, похожие на татуировку спин воинов, участвующих в выборах тангата-ману.

 

Итак, статуи изготавливались по крайней мере из пяти типов пород: муджиритов Рано-Као, красных пемз бухты Анакена, тахилитовых туфов, туффитов и туфов Рано-Рораку. Но только ли Рано-Рораку?

На острове есть и другие кратеры с тем же составом пород, что и Рано-Рораку. И они также разбиты трещинами. Для чего же жителю острова нужно было отправляться именно в кратер Рано-Рораку, высекать там гигантскую статую и тащить ее через горы и долины?

Кстати сказать, врач Т. Пальмер, посетивший остров на «Топазе» в 1868 году, называл колыбелью исполинов не Рано-Рораку, а вулкан Отуити. Действительно, в этом вулкане имеется материал, пригодный для изготовления статуй. Материал этот есть и в других частях острова Пасхи, кроме полуострова Поике. И именно на Поике нет ни одного большого изваяния, а те немногочисленные статуи, что там стоят, мелких размеров и изготовлены из местных пород.

 

Из книг складывается впечатление, что все статуи острова имели пукао. Это совсем не так. «Шапочка» – не правило, а скорее исключение. Ни одной «шапочки» нет на истуканах в кратере вулкана Рано-Рораку и на его внешних склонах, а также на полуострове Поике. Чаще других «шапочки» на статуях встречаются на юго-восточном берегу острова, их здесь насчитывается около полутора десятков; на северном берегу есть они только около бухты Анакена, их менее десятка, а на западном берегу в районе бухты Хангароа их только шесть. Во всех случай рядом с истуканом с «шапочкой» есть гора, на вершине которой лежат горизонты пемз, с которых «шапку» скатывали и по помосту из камней накатывали на статую. Накатывали, а не воздымали!

 

…надо различать две проблемы: одна из них – как перемещали статуи от места изготовления к подножию кратера Рано-Рораку, и другая – как доставлялись статуи от подножия кратера к берегу океана, то есть до ритуальной платформы аху.

Вспомним опять-таки «Аку-Аку», где описывается транспортировка статуи. И, как пишет Хейердал, если «сто восемьдесят островитян, наевшись до отвала могут тянуть по равнине статую весом в двенадцать тонн», то «имея деревянные салазки и большее число людей, можно тащить фигуры еще больших размеров».

Не будем с этим спорить: наевшись до отвала островитяне способны были тащить на деревянных салазках многотонную статую по равнине. Они и тащили ее по песку бухты Анакена – единственному пляжу на острове Пасхи! А вся остальная поверхность Рапа-Нуи – это отнюдь не равнина. Она сплошь покрыта застывшей лавой, рвами, кавернами, трещинами, буграми, ямами с острыми режущими краями.

«Самые крупные статуи, доставлявшиеся к аху, достигали 20 тонн. Передвижение таких статуй представляет ни с чем не сравнимые трудности, если вспомнить, что поверхность острова – это потрескавшаяся лава, – совершенно справедливо пишет Фр. Мазьер, полагая, что передвижение моаи, организованное Хейердалом в Анакене, еще ничего не доказывает. – По этому поводу было сделано великое множество предположений, одни из них просто бредовые, другие – трудноприемлемые».

 

Так, Себастьян Энглерт в монографии «Земля Хоту Матуа» пишет следующее: «Есть одна подробность в преданиях, которая нам позволяет сделать предположение относительно техники транспортировки. Между тем, как одни из местных жителей наивно верят и утверждают, что в прежние времена существовала мана, или магическая сила, заставляющая моаи идти до платформы-аху, другие слыхали от стариков, что при перетаскивании разбрасывали по дороге вареный ямс, чтобы сделать ее более скользкой».

По этому поводу Фр. Мазьер восклицает: «Попробуйте-ка представить себе это невероятное пюре протяженностью в несколько километров!» Желая, видимо, не отстать в состязаниях «бредовых и трудноприемлемых предложений», он начинает рассуждать об использовании электромагнитных механизмов и даже сил антигравитации, связанных с «таинственным магнетизмом», которым обладали жители острова.

 

Однако возможен и другой подход к этой проблеме: может быть, статуи никто не тащил из кратера Рано-Рораку через весь остров? Изваяния для аху высекались поблизости в подходящей породе, а гиганты, что высекались в каменоломне Рано-Рораку, устанавливались на месте, у подножия горы!

 

На вершине кратера Рано-Рораку высверлены своеобразные стаканы. Некоторые исследователи считают их следами гигантских горизонтальных воротов-кабестанов, с помощью которых древние ваятели спускали статуи вниз по склону и под скалу. В такие стаканы-подпятники якобы вставлялись деревянные валы, на которые наматывались канаты. Отмечались даже места, где канатами протерты желобки. Однако все это лишь догадки, ибо ниже стаканов нет каменоломен, а на самих склонах нет готовых изваяний. Желобки являются результатом выветривания трещин, так как стаканы располагаются на пересечении трещин. А главное – диаметр стаканов равен примерно метру. Откуда было взять дерево с таким толстым стволом?

РРР: Любопытное соображение…

 

Участник экспедиции Тура Хейердала Олаф Семинг нашел на острове Пасхи пыльцу ископаемых пальм. Но они не имели столь мощных стволов, да и исчезли до того, как на горе Рано-Рораку начались работы по изготовлению статуй. Но вот что любопытно: метровый диаметр стаканов точно соответствует размеру оснований статуй с притесанной, заостренной, как кол, конической формой. Такие статуи здесь есть.

 

Во время посещения острова Пасхи советскими геологами в одном из стаканов были обнаружены останки человеческих скелетов. Не «затыкались» ли статуями останки людей, захороненные в стаканах Рано-Рораку, подобно тому, как погребались в платформах аху останки жителей побережья? Быть может, статуи Рано-Рораку никуда не передвигались, а остались на склоне вулкана – именно с этой целью они и высекались?

РРР: Почему бы островитянам не использовать какие-то ямы для захоронения останков?.. Только причем тут статуи?..

 

Не в гипотезах этнографов или археологов, а в преданиях островитян можно найти рациональное зерно объяснения, связанное с передвижением изваяний. Островитяне в один голос утверждали, как 100 лет назад, что моаи передвигались сами, с помощью волшебной силы, именуемой жителями Океании мана. Но они имели в виду перемещение статуи от места изготовления до подножия склонов Рано-Рораку. Вот как можно трактовать эту ману в свете геологии и тектоники.

Остров Пасхи находится в тектонически-активном районе. Но не только колебания земных недр сотрясают его основу. На острове непрерывно ощущается колебание почвы под ударами могучих волн океана. На берегу бухты Тонгарики, чуть южнее Рано-Рораку, был проведен простой эксперимент: на скальный выступ поставили кружку, до краев наполненную водой. Во время наката волн часть воды из кружки расплескивалась. Дрожание почвы на острове могло перемещать статуи вниз по склону под действием так называемого свайного эффекта.

После раскопок археологов жители острова тотчас засыпали раскоп, так как боялись, что статуя уйдет в землю. На склонах Рано-Рораку действительно есть истуканы, которые «ушли» под пепел. Статуя с кораблем, которую раскапывали участники экспедиции Хейердала, погрузилась в почву почти на 80 сантиметров за те несколько лет, что разделяют время работы норвежских археологов и посещение Рано-Рораку советскими геологами.

Нет сомнения, что статуи на склонах Рано-Рораку как внутреннего, так и внешнего были перемещены вниз по склону и там опущены в заранее приготовленные ниши, или эскарпы. Вполне вероятно, что статуи смещались по склону сами собой, под действием микросейсмических смещений почвы, за счет ее дрожания, пока не соскальзывали на уготованное им место. Или умельцы выкапывали лунку, когда статуя достигала нужного места?

 

«Не зная или сознательно скрывая причины разрушения статуй моаи, рапануйцы объясняют падение их особой силой мана колдуна или колдуньи», – пишет советская исследовательница фольклора острова Пасхи И. К. Федорова. Она приводит версию легенды, записанную на острове чилийским этнографом Ф. Фелбермайером.

В каменоломне Рано-Рораку работали двое мастеров-резчиков. Они изготовляли гигантские моаи. Пищу им готовила какая-то женщина. Однажды резчики пошли на рыбную ловлю. Однако за весь день им удалось поймать одну-единственную рыбку. Когда стемнело, один из резчиков забросил сеть в последний раз и вдруг поймал сказочную черепаху по имени Ура-Рарапе-Нуи. Каждый житель острова Пасхи мечтал поймать эту волшебную черепаху. Ведь считалось, что съевший ее мясо приобретает долголетие, мудрость и все радости жизни. Резчики убили черепаху, разделили ее на две части и, сварив в земляной печи, съели волшебное мясо. Когда утром пришла женщина-стряпуха, она увидела панцирь и спросила, где же ее доля.

– Тебе ничего нет, – ответили резчики статуй. Тогда женщина пришла в ярость и крикнула статуям, чтобы они упали. И, покорные ее приказанию, моаи, стоявшие на каменных платформах аху, упали.

«Аху Тонга-Рики (недалеко от древней каменоломни рапануйцев), действительно, одно из самых разрушенных на острове. Все 15 моаи с аху были когда-то (вероятно, во время войны ханау-момоко и ханау-еепе) сброшены», – комментирует эту легенду И. К. Федорова.

Известная исследовательница Кэтрин Раутледж записала сходную версию легенды, где вместо черепахи и рыбы – лангуста.

Франсис Мазьер приводит еще одну версию: старуха силой своей маны произнесла заклятие: «Моаи, замрите навсегда!» И добавляет, что «это утомительно и фальшиво», так как жители острова «рассказывают такую запутанную мешанину из легенд, что можно подумать, будто они никогда и ничего об этом не знали и что вовсе не они потомки последних скульпторов».

 

«Однажды на острове появился немой старик. Знаками он дал понять островитянам, что хочет поесть куриных голов – любимого лакомства жителей острова Пасхи. Старику отказали в его просьбе. Незнакомец заночевал в одной из хижин. Ночью хозяева проснулись от страшного грохота: старик из всех сил топал ногами по каменному фундаменту хижны… Утром островитяне увидели, что все статуи на аху упали. Старик отомстил за куриные головы».

Так пересказывает легенду Шульце-Мезье в книге «Остров Пасхи». Дальше он сообщает, что узнать у местных жителей о событиях прошлого «столь же безнадежное дело, как расспрашивать о Кромвеле старух, торгующих шнурками в Вестминстере. Полученные этим путем сведения представляют собой большей частью фантастические мифы».

 

Что же предлагают исследователи взамен легенд? Как они объясняют падение статуй? Фр. Мазьер предполагает, что тут могло быть и падение метеорита, и ужасная болезнь, и безумие вождя, и братоубийственная война, и чуть ли не взлет космического корабля. Предположения эти, безусловно, интересны, но вряд ли правдоподобны.

Исходя из предположения, что падение статуй было практически одновременным, а работы над новыми исполинами были прекращены внезапно, многие ученые – этнографы, археологи и другие – предлагают самые различные объяснения «катастрофы», не сомневаясь, что такая катастрофа на острове имела место и отмечают некий социальный, исторический рубеж. Одни видят междоусобную войну двух полинезийских кланов или двух различных рас. По одной версии, «белые» индийцы перебили черных ваятелей удивительных статуй, и эти черные мастера были меланезийцами. По другой версии, черные полинезийские варвары истребили белых скульпторов. Есть версия о том, что статуи упали в момент отлета «пришельцев из космоса», погостивших на острове Пасхи.

Но наибольшей популярностью пользуется гипотеза Тура Хейердала, объясняющая падение статуй междоусобицей представителей «длинноухих» ваятелей с «короткоухими» религиозными фанатиками. Эту гипотезу большинство советских читателей принимает за истину. Но вопрос о том, кто повалил истуканов, не так прост, как кажется, и еще далек от разрешения. Гипотеза норвежца имеет массу уязвимых мест.

 

Вы, вероятно, обратили внимание на противоречие в легендах о гневном старике и рассерженной старухе. Старуха приказала, чтобы упали все моаи, и они упали. А когда старик начал топать ногами, то упали статуи только те, которые были на ритуальных платформах аху. В этих сказаниях действительно имеется большая разница: на острове и сейчас достаточно стоящих статуй. И на платформах не все статуи упали: на аху Тонгарики до сих пор стоит половина статуи, а свалилась только ее верхняя часть. Если бы не стояла эта половина, нужно было бы искать доказательство тому, что изначально все статуи стояли на аху.

 

Сколько статуй на острове Пасхи? Вопрос этот не так прост, как кажется на первый взгляд. Обратимся к точному языку чисел. Количество статуй исследователи оценивают неодинаково – от 250 до 1000. Кроме того, не ясно, о каких статуях идет речь. Каждый год, каждые новые раскопки приносят сюрпризы. Открываются новые статуи. Фр. Мазьер полагает, что в кратере Рано-Рораку скрыто еще не менее сотни статуй. Но ведь остров каменист, на нем нет почв и даже зубила островитян накапливались на поверхности, не проваливаясь в почву, так как ее нет. О каких же раскопках может идти речь?

 

На острове и сейчас стоит множество статуй, которые не падали с самого их сотворения, а стоят, только слегка наклонившись. Все статуи по месту их положения можно подразделить на три типа. Одни из них располагаются у береговой линии почти по всему периметру острова. Ныне они лежат около аху, их обычно показывают на всех схемах. Две другие [группы] располагаются в кратере Рано-Рораку или на его склонах. Их на схемах не показывают, а обозначают единым значком под названием «главная каменоломня», «родильный дом каменных гигантов» или еще как-нибудь в этом роде. Посчитаем их по отдельности.

Уильям Томсон в 1886 году обошел весь остров, тщательно осмотрев все аху, описал размеры всех платформ, количество статуй на каждой из них, размеры статуй и положение, в котором они лежат. Всего им описано 113 аху и составлена схема, на которой их 114. Обломки статуй и целые их экземпляры подсчитаны им довольно точно: их оказалось 217. Каждый истукан на платформе стоял на специальном камне-плите вроде постамента. На трех аху постаментов оказалось больше, чем статуй. Поэтому, видимо, У. Томсон и решил, что эти статуи упали в море. Кроме того, он отметил, что есть несколько настолько разрушившихся экземпляров, высеченных из мягких туфов, что трудно решить, были ли это статуи или это просто обломки камней. Число 217 можно считать реально соответствующим тому количеству моаи, которые стояли на аху.

 

Проводить раскопки около аху с целью поисков новых статуй нет никакого смысла, потому что они вымощены на скальном основании при полном отсутствии почв. Возможно, в теле некоторых аху могут быть найдены обломки статуй, из которых можно будет сложить несколько небольших экземпляров. Кроме того, есть смысл поискать моаи, упавшие в море с отвесных скал, если только они не разбились во время падения. Речь идет об аху № 11 и № 49 по нумерации Томсона. Но вряд ли уцелели эти статуи, упавшие с высоты около 200 метров.

РРР: Раскопки аху как раз иногда и обнаруживают в них статуи…

 

Раскопки в кратере и на внешнем склоне Рано-Рораку вполне обоснованны – здесь имеются делювиальные конусы, рыхлые осыпи. Здесь необходимо провести раскопки, так как часть статуй может быть погребена.

Подсчет моаи в кратере Рано-Рораку затруднен. К. Раутледж в 1919 году сделала панорамную зарисовку внутреннего склона кратера. На зарисовке выдается еще 117 гигантов. Здесь есть экземпляры, лежащие на спине, на боку, лицом вниз, часть из них Даже не отделена от скального выступа, незакончена. Статуй, вкопанных в землю, оказывается 28. Одни из них едва вкопаны, другие ушли под землю до подбородка, у третьих над землей торчит только узкий лоб. А разве можно утверждать, что нет экземпляров, ушедших в пепловые почвы с головой? Здесь, в кратере, при раскопках могут быть найдены новые экземпляры. Есть статуи разрушенные, распавшиеся на мелкие куски. Количество их не поддается учету.

Любопытная деталь: вкопанные в кратере и на внешнем склоне истуканы не стоят вертикально по стойке смирно – чем меньше они вкопаны, тем сильнее наклонены. Они почти полулежат на спине, то есть в том положении, в котором их спускали вниз по склону. Все «богатыри» внутренней части кратера смотрят в его центр. Это и понятно, поскольку кратер представляет собой гигантскую каменную воронку, по стенкам которой истукан скользил вниз по склону, чтобы встать в подготовленную для него лунку. От этой точки можно точно установить место «рождения» каждого исполина: выше по склону видно место, от которого он был отделен.

Франсис Мазьер построил диаграмму и на ней нанес линии, по которым направлены взоры истуканов. Если бы он устремленность их взглядов отнес не к центру гипотетической точки, а к периметру кратерной воронки, он бы увидел, что она в точности соответствует направлению перемещения истуканов от места рождения к месту установки. Тут нет никакой мистики!

 

Третья группа великанов расположилась на внешней кромке кратера Рано-Рораку, у его юго-восточного окончания. Эти «молодцы» расположились у подножия кольцевого кратера, у основания делювиальных конусов, и как бы держат оборону в своем секторе. Здесь нет точки, с которой можно было бы зарисовать сразу всю армию. По подсчетам К. Раутледж, здесь около 100 статуй, из них в стоячем положении 28–30 моаи. Пишем 28–30 потому, что трудно решить, стоит или уже лежит истукан, настолько положение его близко к горизонтальному. И здесь тоже трудно решить, сколько их полностью ушло в делювий. Именно здесь наглядно видно, как раскопанные ранее археологами статуи сами погружаются в делювий, поскольку они тяжелы, а почвы непрерывно сотрясаются. Интересно, что все статуи, за редчайшим исключением, как бы покачнулись в одном направлении, совпадающем с направлением береговой линии западной окраины острова.

 

Итак, можно подвести баланс: на поверхности острова сейчас насчитывается 435–440 статуй. В это число не включены статуи, вывезенные в разные музеи мира. Статуи есть в Лондоне (одна), в Сантьяго (три), в музее Вашингтона (одна), отпиленная голова хранится во дворце Шайо в Париже. Из всех статуй только одна имеет длину 23 метра (она не отделена от скалы и не была поставлена вертикально, поэтому говорить о высоте не приходится). Не более 30 статуй имеют высоту около 10–12 метров, а подавляющая масса – это «малютки» не более 5–6 метров, а есть и полутораметровые карлики, увезенные с аху № 113 в Сантьяго. Там два служителя легко переставляют эти «статуэтки» с места на место. Общий вес всех видимых на острове истуканов вряд ли превысит 2000 тонн.

 

Приведем статистику и «шапочкам». «Головной убор» на истуканах – это не правило, а экзотика. Нет ни одной «шапочки» ни в кратере, ни на внешнем склоне вулкана Рано-Рораку, ни на полуострове Поике, ни на аху, расположенных у кратера Рано-Као. Они встречаются на юго-восточном берегу – не более полутора десятков, на северном берегу их около десятка, причем вес каждой не более 500–800 килограммов, реже 1,5–2,0 тонны; а самые тяжелые не отделены от скалы. На западном берегу острова Томсон насчитал только 6 «шапок», причем все они были на статуях, установленных под кратером вулкана Пуна-Пао. Общий вес всех «шапок» измеряется первыми десятками тонн на все богатырское воинство.

 

«Когда Роггевен поднял занавес перед европейским зрителем, основное действие давно уже кончилось и исполнители главных ролей покинули сцену», – пишет Тур Хейердал, подводя читателя к мысли, что междоусобные войны в основном завершились и победившие «короткоухие» варвары уничтожили высокую культуру «длинноухих» ваятелей. Катастрофа произошла в 1680 году, когда во рву сгорели последние представители высокой культуры «длинноухих», а «победителем оказался полинезиец, который не привык высекать статуи и строить из камня», и который сбросил с постаментов идолов чужого народа. Написано красиво, эмоционально, почти трагедийно. Но так ли это?

Первым из европейцев адмирал Роггевен описал стоящие статуи с «шапками» на головах. Он видел, что длинноухие туземцы поклоняются своим богам! Их встретил народ приветливый, радушный, с детской доверчивостью относившийся к прибывшим.

Прошло еще 50 лет и на остров прибыл Джеймс Кук. Он увидел доброжелательный народ, среди которого были и белые длинноухие люди. Изваяния жители называли полинезийским словом арики, то есть вождь. Причем каждая статуя включала имя конкретного вождя. Дж. Кук видел аху, моаи, головы которых были увенчаны пукао.

Затем на острове был Дж. Лаперуз. Художник, плавающий на корабле, сделал зарисовки, на которых есть стоящие истуканы и тоже с пукао. Зарисовки настолько документальны, что можно сказать точно, о каком аху идет речь. На одном рисунке это аху в бухте Анакена, на другом видны статуи внешнего склона Рано-Рораку.

В 1804 году капитан Юрий Лисянский 4 суток дрейфовал в виду острова, трижды обогнул его. Он оставил точные и достоверные свидетельства, где и сколько стояло статуй. По его записям насчитывается 22 стоящие статуи: четыре в бухте Хангароа, восемь на северном берегу, девять на юго-восточном, одна в глубине острова. Он отметил, что на аху Тонгарики все статуи лежат, точно пересчитал их и особо подчеркнул, что от одной статуи торчит только половинка. Эта половинка торчит и до сих пор. Данные Ю. Лисянского говорят, что в начале прошлого столетия 10% статуй стояло на постаментах. Еще через 11 лет, то есть спустя полтора века после «катастрофической» гибели длинноухих во рву, О. Е. Коцебу отметил, что из восьми статуй на северном берегу шесть упали, две пока стоят.

Миссионер Эжен Эйро, прибывший на остров в 1863 году, уже писал, что все статуи на острове повалены, но он не уточнил, кто же их повалил с ритуальных платформ.

Уильям Томсон, который инвентаризировал статуи острова, расспрашивал жителей о времени падения последней из них. Он получил довольно точный ответ, который зафиксировал в своей книге: «Островитяне традиционно считают, что самой последней статуей была та, которая установлена на аху в бухте Анакена, месте высадки легендарного Хоту Матуа. Она последней встала на место. Наши гиды утверждали, что это скульптура женщины и что она упала около 24 лет назад», то есть в 1862 году. Эта цифра вполне совпадает и со свидетельством патера Эжена Эйро. Вернемся на несколько лет назад.

В 1838 году на острове был адмирал Дю Пти Туар. Он был последним, кто видел статуи, стоящими на аху.

1862 год – черный год острова. Тогда на 10 перуанских пиратских кораблях была угнана в плен тысяча пасхальцев. Вот время, когда по-настоящему был опущен занавес, о котором говорил Т. Хейердал. И опустили его белые пираты. В этот год упала (или повалили ее мародеры и насильники?) последняя статуя и исчез культ тангата-ману.

Трудно поверить выводам Тура Хейердала о том, что победители – «короткоухие» полинезийцы – на 150 лет растянули процесс религиозной мести «длинноухим», и 150 лет валили, кощунствуя, идолов побежденного народа!

Вывод напрашивается самый элементарный: статуи падали всегда, а последняя упала в тот год, когда на острове буйствовали пираты, торговцы «черной костью».

 

Данные археологии позволили Туру Хейердалу наметить три периода в истории острова Пасхи. Во время первого, длившегося примерно с IV века нашей эры до 1100 года, воздвигались статуи небольших размеров, строились прекрасной кладки аху, похожие на алтари, и проводились церемонии в Оронго, связанные с культом Макемаке. Второй период, длившийся с 1100 по 1680 год, характерен изготовлением гигантских истуканов и установкой их на аху. К концу периода «весь остров был опоясан платформами – аху – с каменными великанами, обращенными лицом к святилищу, спиной к морю», причем «для поддержания престижа постепенно стали воздвигать все более и более внушительные памятники». Третий период начался с уничтожения «длинноухих», а завершился полной гибелью древней культуры острова Пасхи еще до того, как остров был открыт адмиралом Якобом Роггевеном.

Резкие границы между этими периодами определяются прежде всего низвержением статуй. Гигантские моаи, созданные во втором периоде «длинноухими», сброшены победителями-полинезийцами. Но и наступление второго периода знаменовалось тем, что на острове «разрушали старые святилища и перекладывали каменные блоки, не считаясь с искусством обработки и кладки, не думая об ориентации по Солнцу».

 

Авторам придется немного повториться, чтобы обратить внимание читателей на малое число фактов и грандиозность выводов, к которым пришел Тур Хейердал. Для этого вернемся еще раз к языку цифр, чтобы проверить тезис: был ли опоясан остров платформами прекрасной кладки, разрушали ли их «полинезийские варвары», создавая из обломков новые архитектурные сооружения. Прежде всего, исконный смысл слова «аху» в качестве существительного выражает не ритуальное сооружение, а означает «куча», «груда». Глагол «аху» соответствует примерно нашему понятию «валить», «сваливать». Обратимся снова к статистике. У. Томсон насчитал и описал 113–114 аху. Уже тогда он писал, что 69 из них представляют собой просто груды камней. Он относил их к аху потому, что при разборе таких куч под ними встречались людские кости. Это и понятно: на пустынном острове, где нет почв, трупы покойников обкладывали и заваливали камнями. Остается 42 аху, так как У. Томсон считал настоящими аху только те груды камней, возле которых он находил статуи или обломки. Количество статуй на одном аху достигало 15, но были и такие, на которых устанавливалась только одна маленькая статуэтка.

Искусство кладки ритуальных платформ мореплавателями и учеными сильно преувеличено. Обычно аху представляет собой простую кладку, с крупными камнями в основании, поверх которых располагаются более мелкие. На месте установки статуи обычно лежит плита из камня, которую никто не вырубал и не обтесывал – их в достаточном количестве приготовила сама природа. Камни в кладке тоже никто не тесал: это типичные маеа пупура, природный туфовый плитняк.

Никакого цемента между камнями нет, да и не из чего его было делать, так как кораллов на острове не успело нарасти. Обжигать их было бы нечем, потому что остров безлесный. Именно поэтому аху часто разваливались, особенно во время землетрясений. Бесспорным шедевром является аху Винапу. Здесь кладка изумительная, почти идеальная. Действительно, трудно всунуть лезвие ножа между камнями, так аккуратно они пригнаны друг к другу.

 

«Каменные истуканы тоже были разбиты, а обломки пошли на сооружение новых архитектурных объектов – аху», – пишет далее Тур Хейердал, имея в виду, что разбивали статуи люди, победители длинноухих ваятелей. Статуи, считает он, не только ниспровергались, но и подвергались сознательному глумлению, осквернению.

«Среди ранних, подвергшихся надруганию статуй, были статуи, вытесанные из черного базальта, из красного и серо-желтого туфа каменоломен Рано-Рораку». Так поступали со статуями предшественников во второй период. А когда начался третий, то изваяния, стоящие на аху, по мнению Т. Хейердала, не только были ниспровергнуты, но надругательству подверглись и статуи Рано-Рораку. «Глубокие шрамы свидетельствуют о попытках обезглавить даже некоторые незаконченные статуи, врытые в землю под Каменоломнями Рано-Рораку, потому что их не удалось повалить», – таков вывод Хейердала.

 

Еще У. Томсон заметил, что в аху есть обломки старых статуй. Этому наблюдению более 100 лет. Были ли статуи разбиты преднамеренно, со злым умыслом? Есть ли прямые доказательства такому вандализму? Может быть, и шрамы, и обломки статуй, и укладку статуй лицом внутрь аху можно объяснить с точки зрения геологии?

Действительно, на острове валяется множество обломков статуй. Кто их разбил? Люди? А могли ли люди сделать это? Многотонный блок туфа переломить нельзя, его надо перерубить. Чем? Ударьте по громадному куску пемзы или туфа молотом, и вы убедитесь, что молот сделает только вмятину, но не отколет ни кусочка. На острове не найдены доказательства того, что его жители умели перерубать блоки.

Может возникнуть и другой вопрос: чем ударили 10-метрового гиганта короткоухие осквернители да так, что половина статуи осталась на месте, а верхняя часть упала. У одних истуканов отвалились носы и подбородки. У других упали уши, у третьих отделилась голова. В чем дело? Как это объяснить?

С точки зрения геологии это объяснить несложно. В «Книге вулканов» рассказывается, что кратеры вулканов слагаются слоистыми породами. Каждый слой отличается по своему составу (химическому, минералогическому, вещественному) и структуре. Одни слойки плотные, другие пористые; одни сложены мелкими пепловыми частицами, другие содержат достаточно крупные обломки. В одних случаях границы слойков четкие, резкие, в других – извилистые, неясные.

Статуй на острове Пасхи высекались в породе в разном положении: одни лежа на спине, другие на боку, третьи стоя. Как и скальный выступ, они подвергались избирательному выветриванию. Сильные ветры выдували мелкие частицы пепла, но они не могли переместить крупный обломок. Когда идет дождь, с поверхности твердого, прочного камня вода скатывается, а рыхлая порода жадно вбирает воду. Минералы породы в воде растворяются. На рыхлых породах развиваются мхи, лишайники, их корневые системы нарушают сплошность породы. Черные вкрапления в породе нагреваются сильнее, светлые меньше. Линейное тепловое расширение расшатывает связи между частицами, участвующими в сложении породы. Происходит избирательное выветривание, когда каждый прослой разрушается с разной интенсивностью.

Пасхальцы умело использовали свойство камня для облегчения нелегкой обработки крупных блоков с помощью каменных рубил. Шея истукана приходилась на самую мягкую часть пласта. При падении такая статуя обезглавливалась, так как у нее переламывалось самое узкое сечение в мягком прослойке. Такие истуканы чаще всего обнаруживаются на юго-восточном берегу. Если статуя высекалась лежа на спине, из мягкого пласта вырубались выступающие части лица. Они же первыми и выветривались. Поэтому у таких статуй «отломаны» носы, разрушены губы. Когда статуя высекалась в положении лежа на боку, то быстрее отваливались руки, уши, плечи, а на всем теле статуи, и особенно на лице, появлялись борозды, шрамы, образуемые текущей по лицу дождевой водой, вымывающей тонкие илистые частицы. Многие статуи имеют округлые, как бы рваные раны в самых различных частях, но чаще на лице. Это опять-таки действие природных сил. При выветривании выкрашиваются и вываливаются ксенолиты, крупные включения посторонних пород в туфах. Если такие ксенолиты были мелкие и размещались цепочками, то образовывались своеобразные «ожерелья», луночки, расположенные на одинаковом расстоянии, которым тоже приписывалось ритуальное значение. Следы вывалившихся ксенолитов или мелких вулканических бомб хорошо видны в реставрированном аху в бухте Хангароа и Кио’е.

 

Все эти рассуждения и выводы в равной степени относятся и к ритуальным платформам. Камни, их слагающие, также выветриваются и разрушаются с различной скоростью. Основание статуи может принять косое положение и тогда великан упадет под действием собственной тяжести и может расколоться.

 

Тур Хейердал считает, что Норвежской экспедиции удалось найти бесспорное доказательство того, что статуи свергались полинезийцами. У подножия одной из упавших статуй близ постамента и даже на постаменте были найдены клинья. С помощью таких клиньев островитяне и низвергали чужих идолов! Вроде бы спорить не о чем. Иначе зачем был нужен такой клин? Правда, в «Трудах Норвежской экспедиции» ни слова не говорится, каким образом ухитрялись полинезийцы всунуть клин под статую и чем, каким орудием, его потом вбивали?

Но и тут геологические наблюдения дают простое и бесспорное объяснение.

Обратите внимание на все изображения статуй. Все они как бы скособочены, не стоят строго вертикально. В чем тут дело? Ответить на вопрос поможет геология.

Слоистые толщи, покровы базальтов, горизонты туфов и туффитов лежат на острове не горизонтально, а чуть наклонно, причем углы меняются от первых градусов до 15 и даже 20 к горизонту. Кроме того, эти пласты разбиты не вертикальными трещинами, которые в плане смыкаются не под прямым углом: раньше мы обращали внимание на угол 94–96°.

Пасхальцы высекали статуи не из монолитов, а использовали природную отдельность, природные блоки пород, которые не имели прямых углов. Это были своеобразные трехмерные параллелограммы. Если из плотного материала вырезать узкий параллелограмм и поставить его на стол, то он не будет стоять – упадет! Чтобы такой параллелограмм не упал, надо сделать клиновидную подставку, так как основание его не перпендикулярно к его длинной оси. Иными словами, нельзя поставить статую на пьедестал, а в случае с островом Пасхи на аху, без клина. Это не относится к статуям, которые вкопаны.

При установке поднятых моаи на реставрированные платформы были сделаны клиновидные постаменты, скрепленные для надежности цементом. Так были поставлены истуканы на аху № 2 в бухте Хинга Кио’е (бухта Крысы). В бухте Хангароа почти в центре поселка туристов встречает гигант в «шапочке», с клиновидной подставкой над правым ухом. Это значит, его высекали в положении лежа на боку. Там, где подставка спереди или сзади, истукан высечен в положении на спине.

Древние зодчие были не менее наблюдательны, чем нынешние археологи-реставраторы, использующие современные материалы и технику для восстановления старинных археологических объектов. Находка клиньев не доказывает, что с их помощью свергали идолов. Да и каким образом «не привыкший высекать статуи и строить из камня» варвар мог вбить клин под махину, навалившуюся на аху своим чудовищным весом.

 

Клин мог стать причиной падения статуй. Его присутствие ослабляет конструкцию пьедестала, уменьшает устойчивость исполина, особенно при землетрясениях. Клин, как утверждают механики, «работает» в условиях самых высоких нагрузок. Он изготовлен природой, потому что высекался в тех местах, где пласт пород пересекался сближенными трещинами. Именно поэтому материал клина менее прочен, он уже был ослаблен природой, легче выветривался. Дальнейшая «жизнь» клина протекала в неблагоприятных условиях: тень статуи укрывала его от солнца, поэтому около него была влага. Около него быстрее развивалась корневая система трав и мхов. Короче говоря, он раньше всех разрушался.

 

Таким образом, легенды об уничтожении и осквернении статуй «короткоухими» или другими варварами не подтверждаются. Нет вещественных доказательств. Не могут быть вещественными доказательствами ни обломки или целые изваяния, вделанные в аху, ни упавшие моаи, ни тем более клинья, которые, по всей видимости, поддерживали, а не сбрасывали истуканов. Науки о Земле, геология и петрология, опровергают «факты», которые казались археологам и этнографам бесспорными.

 

Археологические раскопки показали, что во «рву длинноухих» горел большой огонь в 1680 году (правда, датирование с помощью радиоактивного углерода допускает отклонение на 100 лет в ту или другую сторону). Это ли не доказательство правоты легенды об оборонительном рве, вырытом «длинноухими»?

Но, как показали те же раскопки, огонь горел здесь и прежде, за 1300 лет до гибели «длинноухих», а точнее в 386 году! Профессор А. Метро считал этот ров естественным образованием, а Те Ранги Хироа предполагал, что ров предназначался для выращивания ямса. Однако после раскопок Хейердала сложилось мнение, что «ров длинноухих» был оборонительным сооружением как в первый период культуры острова Пасхи, так и 1300 лет спустя.

Однако тщетно искали археологи следы поселений на Поике, как и следы костных останков «длинноухих» в самом оборонительном рву. За рвом на полуострове нет никаких изваяний. Нет там и пресной воды, и бухт, удобных для причаливания. Это неприступный полуостров, в то время как аху со статуями размещены вне его на незащищенной территории.

Предположим, что «длинноухие» оборонялись от своих врагов или хотели заманить их в ловушку. Но от кого оборонялись первые поселенцы острова Пасхи? Почему они высекали статуи вне своей крепости? На Поике есть только три небольшие платформы и высятся три креста, воздвигнутые в 1770 году Ф. Гонсалесом в знак того, что остров присоединен к испанской короне.

Если полуостров раньше был цветущим и зеленым, то почему об этом напоминают лишь угольки, кстати сказать, найденные не только во рву, но и на остальной территории Поике? Ни обломков головешек, ни крупных стволов не видно. Как ухитрились «наполнить ров дровами» люди, жившие на безлесном острове в конце XVII века? Наконец, какими орудиями труда удалось выкопать ров, длиною более 2 километров? Куда же исчезли те орудия, с помощью которых копали ров, и десятки тысяч кубометров щебня, которые при этом образовались?

Археологи не дали правдоподобных и убедительных ответов на эти вопросы. Именно геология объясняет «загадки» рва «длинноухих», причем так, как и предполагал профессор А. Метро, то есть ров имеет естественное происхождение!

 

Пу-Акатики – вулкан на Поике – резко отличается от двух других «главных» вулканов. Граница этого вулкана и очерчивается «рвом длинноухих». Это самый обычный стратовулкан гавайского типа, у которого лавы имеют основной состав – в них мало кремнезема, и поэтому они жидкие. У таких вулканов жидкая лава без взрывов медленно изливается через края кратера или щель в земной коре. Окончание лавового потока образует заметный шов в рельефе, на полуострове он назван «рвом длинноухих». Становится ясно, почему на Поике не видно камней, которые покрывают остальную территорию острова. Если бы камни убирали, как говорят о том предания о «длинноухих», то остались бы каверны, пещеры, западины. А их нет!

 

Отсутствие камней на всей территории полуострова Поике дало повод для рождения легенды о бунте «короткоухих», отказавшихся таскать камни и очищать поверхность полуострова. На самом деле камни перекрыты вулканическим пеплом. Откуда он взялся? Очевидно, после извержения какого-либо из полусотни вулканов острова Пасхи. Можно даже определить, какого именно. Мощность слоя пеплов уменьшается с запада на восток, значит, извержение происходило где-то к западу от Поике. Это могли извергаться Пуку пухи-пухи, Охие или Папа Текена, то есть вулканы, находящиеся на линии «посоха Увоке»! Быть может, разгневанный старик, топающий ногами, после чего падают статуи, является лишь мифическим олицетворением вулкана?

 

Стоит только взглянуть на диаграмму, составленную по данным Международного каталога 1969 года, где отмечены извержения как надводные, так и подводные, чтобы убедиться, что начиная с середины XVIII века и вплоть до наших дней в юго-восточной части Тихого океана было неспокойно. Остров Пасхи не мог не испытать на себе влияния этих процессов, потому что извержение вулкана – событие глобального, а не местного значения. Факт извержения регистрируется, как правило, всеми сейсмическими станциями земного шара. Не бывает вулканических извержений без землетрясений.

 

Начиная с 1809 года вокруг острова Пасхи и на Галапагосах, в Чили, в Перу, а с 1840 года и на соседнем архипелаге Хуан Фернандес клокотали вулканы, взлетали в небо конусы паразитных вулканов, происходили землетрясения, уничтожавшие города Южно-Американского побережья. Непрерывно содрогался и остров Пасхи. Как же в этих условиях могли устоять истуканы? Почему бы не разрушались аху, камни которых ничем не цементировались?

Подводные извержения вулканов или крупные сдвиги в земной коре вызывают катастрофические моретрясения, а иногда страшные волны цунами. Они всегда сопровождают крупные смещения земной коры на западном побережье Южно-Американского материка.

Уже в записках 1687 года флибустьера сэра Е. Дэвиса говорится о моретрясении в тот день, в который был уничтожен порт Кальяо. О. Коцебу писал, что в 1816 году при подходе к Вахрамовой скале корабль трясло, как в лихорадке, от сильнейшего моретрясения. В 1835 году Ч. Дарвин на корабле «Бигль» тоже испытал силу цунами. Для корабля, находящегося в открытом море, цунами не так опасны. Большая беда надвигается, если волна подходит к побережью. Сначала море отходит от берега, а потом многометровой стеной обрушивается на него, нанося непоправимый ущерб.

Уже в нашем столетии остров Пасхи дважды испытал вторжение океанских волн цунами. В 1922 году в связи с Чилийским землетрясением огромная волна нахлынула на пустынный берег острова Пасхи, нарушила аху в бухте Тангароа, разметала статуи. Вот почему фотографии аху Тонгарики, выполненные К. Раутледж и Т. Хейердалом, так непохожи. В 1960 году 22 мая произошло Чилийское землетрясение в районе Вальдивии. Береговая линия переместилась на протяжении 1500 км. Поднялась гигантская волна и со скоростью почти 1000 километров в час покатилась через весь Тихий океан. Уже через 3,5 часа она хлынула на остров Пасхи и устремилась в бухту Тонагарики, левое ее крыло обрушилось на знаменитое аху. Вся долина Хоту-Ити покрылась мусором, водорослями и грязью. Обломки статуй отметили ту черту до которой докатилась волна. Аху Тонгарики вновь было разрушено, особенно ее правое крыло.

 

Извержения, землетрясения, цунами не один раз обрушивались на многострадальный остров Пасхи. Многие из них происходили уже в ту эпоху, когда он был заселен. Стихийные бедствия, вполне понятно, объяснялись не с позиций современной науки, а на уровне сознания людей, живущих в веке камня. Так родились мифы о сотворении острова, о посохе Увоке, о чудесной мане, передвигающей статуи, о старце, эти статуи повергнувшем.

 

…остров лежит на стыке двух океанических плит (Наска и Чилийской), по которому проходит гигантский разлом земной коры. Он пересекает дно Тихого океана, разделяет Чилийскую плиту и плиту Наска. К востоку от Рапа-Нуи находится грандиозная плита Пацифика. Такие разломы называются трансформными. Приподнятым краем одной из океанских плит и является сам остров. Такая плита, полого наклоненная к юго-востоку, зажата между двумя гигантскими разломами, по которым со скоростью до 10 сантиметров в год и идет раздвижение океанического ложа…

Такое раздвижение, естественно, сопровождается активной деятельностью земной коры – землетрясениями, моретрясениями, подводными и надводными извержениями. Все это определило характер трещин, разбивающих поверхность острова на блоки.

 

При раздвижении дна в зоне Восточно-Тихоокеанского поднятия изливаются типичные океанические лавы. Ими образован вулкан Пу-Акатики и весь полуостров Поике. Когда движения идут по трансформному разлому, поверхности земли достигают другие лавы, кислые. Они вязкие, плотные, а вулканы, их извергающие, взрываются и разбрасывают тучи пеплов. Это самые катастрофические пароксизмы земных недр. Подвижки идут то в одном, то в другом направлении, но катастрофические последствия связаны только с трансформным разломом.

 

А теперь посмотрим, как же ориентированы упавшие с аху истуканы, куда откатились «шапочки», упавшие с их голов?

Анализ ориентировки упавших с аху статуй показывает, что их положение к странам света строго закономерно. Подавляющее большинство истуканов ориентировано параллельно северо-восточному берегу, а вернее сказать северному, потому что берег почти точно совпадает с географической параллелью. Эта ориентировка в точности совпадает и с направлением трансформного разлома. Следовательно, направление сейсмического удара, вернее сейсмических ударов, не случайное, а связано с движением плит вдоль трансформного разлома.

И еще одна любопытная деталь. Статуи на аху устанавливались спиной к морю, а лицом в глубь острова. Так вот, статуи юго-восточного берега упали, уткнувшись лицом вниз, на внутреннюю сторону аху, а статуи западного берега упали навзничь, через внешнюю стенку, и смотрят в небо. Это лишний раз доказывает, что сейсмический удар шел с запада, а сам остров отодвигается от оси Восточно-Тихоокеанского поднятия в сторону Южной Америки. Заметим также, что все упавшие с макушек исполинов «шапочки» оказались западнее постаментов, и все на одинаковом расстоянии.

Поставьте элементарный опыт. На плотной шершавой бумаге нарисуйте прямоугольный треугольник и положите лист на край стола. По периметру треугольника расставьте косточки домино, пятнышками внутрь треугольника. Пусть это будет лицевая сторона модельных истуканов. Положите на каждую косточку шашку вместо «шапочки». А теперь резко ударьте ладонью по краю стола. И вы увидите, что шашки упадут так же, как упали статуи на острове Пасхи. Все они окажутся на одинаковом расстоянии от основания косточек: это расстояние будет в точности соответствовать величине перемещения стола.

 

Надо упомянуть и о том, что вкопанные в кратере Рано-Рораку и стоящие на склоне моаи покачнулись и отклонились в том же самом направлении, к западу. Это еще раз доказывает правильность наших выводов. А эти выводы просты: истуканы падали под воздействием природных факторов.

 

РРР: Направление к западу прекрасно совпадает и с версией Потопной цунами!.. Только шапки ей противоречат.

 

…наши наблюдения над ориентировкой упавших с аху статуй тоже нуждаются в более строгой, инструментальной проверке. Измерения выполнены нами обыкновенным геологическим компасом, а его показания дают невысокую (в пределах 1–2°) точность и зависят от вариаций магнитного поля.

 

Словарик Рапа-Нуи

 

аку-аку – дух; дух предка; что-то вроде русского домового.

ао – ритуальное, обрядовое деревянное весло, символ верховной власти на острове.

ана – пещера; дыра, скважина, каверна.

Ана о Кеке – пещера Белых дев (пещера для «отбеливания» дев).

Ана Каи Тангата – Пещера людоедов; буквально «пещера, чтобы есть людей».

Анакена (август)  песчаная бухта на северном берегу острова с пляжем, место и время высадки Хоту Матуа.

арики – вождь; глава рода.

атуа – бог.

аху – сыпать; куча; груда камней; платформа.

Ваи-Махо – исчезнувшее поселение в бухте Тонгарики.

Вайху – исчезнувшее поселение на юго-восточном берегу острова; название острова в понимании Ю. Ф. Лисянского.

еепе – дородный, тучный, коренастый; по другой версии длинноухий.

епе – ухо.

епе ророа – длинноухий.

ити – маленький; ребенок.

ити-ити – грудной ребенок.

кирикири-теа – мягкий серый туф, порошок которого смешивают с соком сахарного тростника для изготовления краски.

Ко-те-Уму-о-те-Ханау-Еепе – «ров длинноухих» (буквально «земляная печь, в которой зажарили ручных»).

кохау ронго-ронго – говорящие дощечки; пасхальская письменность.

кумара – сладкий картофель.

маеа – камень (общее определение).

маеа матаа – обсидиановый наконечник, навершие копья, стрелы.

маеа матарики – крупноблочный туф или туффит, идущий на изготовление статуй, моаи.

маеа невхиве – черный гранит (название У. Томсона), из которого делали крупные рубила; фактически это ксенолиты трахибазальта.

маеа пупура – туфовый плитняк, служит для изготовления аху, каменных изгородей, стен домов.

маеа ренго-ренго – гальки халцедона, кремня, из которого делают скребки и другие мелкие орудия с режущей кромкой.

маеа токи – камень, шедший на изготовление каменных рубил, молотков; это ксенолиты основных и ультраосновных пород, включенных в туфы и туфоконгломераты.

маеа хане-хане – красные или черные пемзы, из которых делали пукао.

Макемаке – верховный бог Полинезийского пантеона.

мана – волшебная сила, способная передвигать статуи.

ману-тара – черная морская ласточка, священная птица рапануйцев, крачка.

маори – жрец, мудрец, знаток.

марае-ренго – родина предков, далекие края прошлого.

маори ронго-ронго – жрец знаток письмен кохау ронго-ронго.

мауна, маунга, манга – холм, гора, вулканический конус, искаженное испанское таипа (гора, вершина).

меа-меа – лангуст (буквально красный-красный).

менехуне (манахуне) – карликовый народ Гавайских островов, гномы, волшебные строители, покровители добрых людей.

моаи – каменная статуя, истукан, идол.

моаи аринга – двухголовая деревянная статуэтка.

моаи кава-кава – деревянная статуэтка мужчины, изображающая истощенного предка.

моаи паа-паа – то же, но женщины.

момоко – тонкий, худой, тощий.

момоко-тангата – деревянная статуэтка человека-ящерицы.

неру – священная дева белая (буквально «отбеленная, лишенная загара»).

нуи – большой.

Оронго – священный культовый город в пещерах на юго-западном скалистом утесе острова.

Папа Текена – бухта, занимающая половину кратера на северном мысе острова.

пахоехое – пемзы андезитовых базальтов (таитянское слово).

Поике – полуостров на востоке острова.

Пу-Акатики – вулкан на полуострове Поике; кратер на его вершине.

пука – пучок, связка.

Пуку пухи-пухи – вулкан (пыхтящая горка).

пукао – каменный черный цилиндр из пемзы; шапка, водружаемая на моаи; в процессе выветривания становится красной.

Пуна-Пао – красная голова, вершина вулкана; рыжий, красноголовый.

рано – кратер вулкана с озером или заросший камышом.

Рапа-Нуи – название острова Пасхи; Большая Рапа.

Рано-Марики – небольшой шлаковый конус рядом с Рано-Рораку.

Рано-Рораку – туфовый конус в центре острова, главная колыбель моаи.

Рано-Арои (он же Тереавака)  самый высокий вулкан на острове.

Рано-Као – крупнейший кратер на юго-восточной оконечности острова.

рима – рука, пятерня, пять; лист пальмы.

ророа – громадная, очень большая.

тангата-ику – фигурка человека-тюленя, деревянная.

тангата-ману – птице-человек.

тангата ронго-ронго – верховный жрец, учитель и знаток текстов кохау ронго-ронго.

токерау – юго-восточный свирепый ветер.

Тонгарики – бухта и самое крупное и хорошо сохранившееся аху.

торо-миро – акация, дерево.

Туу – собственное название одного из племен островитян.

ханау – род, раса, клан, рождаться.

ханау-еепе – длинноухий; по другой версии дородный, толстый.

ханау-момоко короткоухий; по другой версии худородный, тощий.

Хангароа (Тангароа)  бухта и главное поселение острова.

Хива – родина, земля предков, отцов, родина Хоту Матуа.

Хоа Хака-Нана-Иа – моаи из культового урочища Оронго, вывезенная в Британский музей; буквально «Рассекающая волны».

хоту-ити – название одного из племен пасхальцев.

Хоту Матуа – легендарный вождь острова, первый арики пасхальцев.

хури моаи – война за свержение статуй (из легенд).

 

Хроника острова Пасхи:

 

1566 – первое упоминание в испанских хрониках об открытии острова Пасхи кавалером Альваро-Менданья де Нейра.

1578 – путешествия испанского мореплавателя Хуана Фернандеса, открывшего архипелаг, названный его именем.

1687 – открытие Земли Дэвиса английским флибустьером Дэвисом; штурман Лионель Вайфер дал первое его описание.

1722 – открытие острова флотилией голландских кораблей под командованием адмирала Якоба Роггевена.

1760 – зарождение культа тангата-ману, согласно списку, составленному К. Раутледж (86 имен).

1769 – французский корабль «Сен-Жан-Батист» под командованием де Сюрвиля подошел к острову, были определены его координаты.

1770 – дон Фелипе Гонсалес де Хаедо 15–21 декабря присоединил остров к испанской короне; на острове поставлены три креста. Составлена первая схема острова.

1771 – Фрегат «Агила» (Чили) заходил на остров, офицеры со ставили первый словарик языка рапануйцев.

1770–1774 – считается, что на острове была война, потому что Гонсалес не упоминал лежащих статуй, а в записях Джеймса Кука говорится о них.

1774 – визит двух кораблей под командованием Дж. Кука. В его дневниках есть описание острова, жителей, статуй, способов их установки, некоторых обычаев островитян.

1786 – визит двух французских кораблей под командованием Лаперуза; проведены съемки берегов; сделаны зарисовки статуй; жителям были оставлены семена и животные.

1804 – первый визит русского корабля «Нева» под командованием капитана Ю. Ф. Лисянского.

1805 – американская китобойная шхуна «Нэнси» захватила в плен и увезла с острова 12 мужчин и 10 женщин.

1806 – гавайский барк «Каакоу-Маноу» (капитан А. Адамс) подошел к острову, но пасхальцы не дали команде высадиться.

1809 – визит судна под командованием капитана Амаса Делано.

1809 – визит корабля «Альбатрос» (капитан Уиншип).

1811 – американское судно «Пиндос» подошло к острову за водой и провиантом. Команда забрала на борт женщин, а утром они были выброшены со шлюпок за борт. С судна была открыта стрельба по плывущим, имелись жертвы.

1816 – заход русского корабля «Рюрик» под командованием О. Е. Коцебу, команда на берег не высаживалась.

1825 – столкновение команды английского корабля «Блоссом» (капитан Ф. У. Бичи) с островитянами.

1829 – визит корабля «Нантес» (капитан Тибауд).

1830 – А. Дю Пти-Туар посетил остров в составе французской эскадры. В его записках в последний раз упоминается о стоящих статуях.

1843 – премьер-викарий Океании монсеньор Ругоуз в сопровождении 24 монахов и монахинь прибыли на остров; считается, что они здесь погибли.

1852 – визит английского фрегата «Портланд».

1862 – черный год острова: на перуанской эскадре было увезено в рабство 1000 пасхальцев, на остров вернулось только 15, они болели оспой. Жители острова в основном погибли от оспы.

1864 – француз Эжен Эйро стал первым миссионером, вместе с отцом Ипполитом Русселем он поселился на острове. «Искоренял» язычество; по его приказанию были сожжены дощечки кохау ронго-ронго.

1868 – Гаспар Зумбом и Теодуло Эсколано на паруснике «Тампико» прибыли на остров в качестве миссионеров. Зумбом первым обратил внимание на дощечки и подарил одну из них епископу Жоссану. В 1868 г. он завез на остров домашних животных и растения, чтобы спасти население от голода.

1868 – на острове поселился капитан Дютруа Борнье. Он женился на королеве острова Карето, построил пристань в бухте Ханго-Пико, разводил овец. Деспотичный и жестокий человек, был убит.

1869 – на судне «Топаз» была вывезена в Англию знаменитая статуя Хоа Хака-Нана-Иа. Врач Пальмер оставил записки об острове. Еще одна статуя вывезена в Чили, а также фрески и другие предметы.

1870 – чилийская экспедиция на корвете «О’Хиггинс» составляет подробную карту острова. Капитан Хосе Анакето приобрел три дощечки и передал в музей Сантьяго. В своих записках упоминает, что все статуи упали с платформ. Он же отмечает, что на острове началась война между европейцами, а островитяне эмигрировали на Мангареву. На острове осталось всего 111 человек.

1871 – русский корвет «Витязь» под командованием Н. Н. Миклухо-Маклая подходит к острову. Основные сведения об острове он получил на Таити и на Мангареве от эмигрантов. Епископ Жоссан подарил ему 2 дощечки.

1872 – посетил остров французский корвет «Ля Флор» (капитан Т. де Лапелин). Писатель Пьер Лоти, плававший на нем, оставил яркое описание быта туземцев и отличные зарисовки. На этом корабле была вывезена отпиленная голова одной из статуй, хранится в музее Трокадеро в Париже. Пьер Лоти встречался с датским миссионером Смитом, о котором других упоминаний нет.

1877 – американский корабль «Блэкки Игл» потерпел крушение у острова, команда полгода жила на острове. Француз Адольф Пинар на корабле «Сейньелай» вывез много предметов быта в различные музеи мира. Были вывезены и черепа людей. Дал первое петрографическое описание горных пород.

1879 – Александр Салмон сменил Борнье, жил на острове 20 лет, был главным информатором и переводчиком многих путешественников. По национальности таитянин, островитяне доверяли ему. Его записи — главный источник по фольклористике и этнографии острова.

1882 – визит немецкого сторожевого судна «Гиена» (капитан Гейзелер, казначей Вейссер). Оба они оставили записки и вывезли множество предметов; описали Оронго.

1886 – на американском корабле «Могикан» прибыл У. Томсон, составивший прекрасное описание обычаев, мифов, предметов, табличек кохау ронго-ронго, словарь, численник. Он инвентаризовал аху и статуи.

1888 – чилийский майор Поликарпо Торо на корабле «Анданья» захватывает остров. Затем остров был передан в аренду промышленнику X. Мерлету. Деревня Хангароу превращена в резервацию, остров стал базой откорма овец. Остальные поселения разрушены. В этом же году остров официально присоединен к Чили.

1891 – у берегов острова потерпело крушение судно дона П. Торо.

1892 – заход военного судна «Абтао».

1897 – приезд духовной миссии Р. П. Хорха, настоятеля всех монастырей Таити.

1901 – на французском транспортном корабле «Ля Дюранс» на остров прибыл врач Делабурд, который сделал первые раскопки, зарисовки людей, изучал черепа. По результатам своих работ он издал прекрасный фотоальбом.

1904 – Александр Агассиц (командир кораблей «Альбатрос» и «Могикан») собрал фотографии всех платформ, статуй, хижин, барельефов, выполнил первые геологические исследования.

1905 – на корабле «Генерал Бакудано» прибыла группа ученых во главе с Вальтером Кнохе (Е. М. Кальдерон, Ф. Фуентес и др.). Группа провела геологические, сейсмические и этнологические исследования. Из бухты Хангароа была вывезена в Чили еще одна статуя.

1911 – В. Кнохе собирает предания пасхальцев, проводит опрос стариков. Он высказывает идею, что нынешние пасхальцы говорят на другом языке по сравнению с языком дощечек.

1914 – шесть немецких крейсеров заходили на остров после беспричинного обстрела острова Таити. В этом же году французский корабль «Жан» потерпел крушение близ острова.

1914 – пророчица Ангата поднимает восстание островитян против чилийских притеснителей, мятеж был подавлен.

1915 – английская археологическая экспедиция под руководством К. С. Раутледж ведет исследования на острове.

1922 – газеты мира сообщили о гибели острова Пасхи после землетрясения в Чили и наката волн-цунами.

1923 – новозеландский этнолог Макмиллан Браун проводит тщательные исследования. По собранным материалам он выпустил монографию.

1924 – работает геолог Л. И. Чабб; его работы были опубликованы только в 1933 г.

1930 – шведский ботаник Скотсберг исследует флору острова. В своих работах он сравнивает ее с флорой архипелага Хуан Фернандес.

1931 – краткий визит американца Р. Дж. Кассея, опубликовавшего затем путевые заметки.

1932 – американский Музей природоведения командирует на остров Темплтона Крокерса за сбором экспонатов.

1933 – работает геолог Марк Бэнди, автор статьи о геологии острова (Гарвардский университет).

1934 – франко-бельгийская археологическая экспедиция под руководством Альфреда Метро ведет крупные археологические работы. Он выступал с идеей случайного заселения острова. Об острове Пасхи им написано несколько книг.

1934 – на острове поселился патер Себастьян Энглерт, некоронованный владыка острова, автор прекрасных работ, авторитетнейший знаток острова. Скончался в Новом Орлеане в 1964 г., могила его на острове.

1935 – острову придан статус Национального парка Чили.

1938 – остров объявлен историческим памятником.

1943 – ленинградский школьник Б. Кудрявцев начал расшифровку рукописей острова. Он заметил, что на всех табличках один и тот же текст, но разной полноты.

1949 – контр-адмирал профессор Н. Н. Зубов публикует работу о путях заселения острова.

1953 – остров перешел под управление военно-морских сил республики Чили, власть перешла к военному губернатору. Овцеводством руководит комендант.

1955 – работает Норвежская археологическая экспедиция под руководством Тура Хейердала. В обработке материалов принимали участие советские ученые-лингвисты И. В. Кнорозов, Р. В. Кинжалов, А. М. Кондратов, И. К. Федорова.

1958 – заход советского дизель-электрохода «Обь» на остров Пасхи (руководитель В. Г. Корт). Появились публикации А. В. Живаго и Б. А. Зенковича.

1960 – реконструкция аху а’Киви в бухте Хангароа (под руководством американца У. Меллоя и чилийца Г. Фигуэроа).

1961 – Говард Лерой и фотограф Томас Дж. Аберкомье издают красочный альбом (Географическое общество США).

1962 – участники экспедиции с судна Калифорнийского университета (США) ведут археологические исследования, изучают геологию острова.

1962 – прибыла экспедиция француза Франсиса Мазьера, выдвинувшего идею космических пришельцев.

1963 – визит советской немагнитной шхуны «Заря».

1964 – сделана аэровоздушная съемка острова (Чили).

1964 – на судне «Антофагаста» прибывает корреспондент газеты «Правда» В. Боровский. О своих впечатлениях он рассказал в книге.

1966 – американское судно «Карусел» ведет исследования магнитных свойств пород острова.

1966 – советский ученый И. К. Федорова защитила диссертацию на материале исследования фольклорных источников острова.

1967 – начало регулярных самолетных сообщений с островом. Геолог Макс Бэнди изучает геологию острова (есть статья).

1972 – заход советского научно-исследовательского судна «Дмитрий Менделеев». Составлена геологическая карта острова.

1974 – в Праге выходит книга Мирослава Стингла об острове и обычаях его жителей.

1975 – болгарская журналистка Шела Аврамова записывает и издает мелодии острова (пластинки). В этом же году испанские археологи начали раскопки на острове. В музее Барселоны обнаружена статуэтка копия истуканов, существующих на острове. Экспонат датируется I–V веком нашей эры. Сообщение сомнительно.

1978 – Жак Ив Кусто на судне «Каллипсо» ведет подводные исследования в районе острова.

Иллюстрации:

Рис. 1     Рис. 2     Рис. 3     Рис. 4     Рис. 5

 

Rambler's Top100