Другие работы автора

Дыбов Иван Сергеевич

Миф Атлантиды,

или стоит ли верить Платону?

«Никогда не бывало на свете,

– говорят иронически мне, –

той страны, что исчезла навеки

в океанской пустой глубине.

Мы напрасно прожектором светим

в этом царстве подводных теней.

Но разве сказки нужны только детям?

Сказки взрослым гораздо нужней…»

Александр ГОРОДНИЦКИЙ,

«Атланты. В поисках истины»,

«Сколько миль до Атлантиды?»

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Вряд ли какой-либо другой миф может сравниться с легендой об Атлантиде – могучем острове-государстве, в одну ночь канувшем в морскую пучину, – ни по универсальности, ни по живучести, ни по постоянству успеха. Сказочная страна атлантов не давала покоя уже современникам Платона (настоящее имя – Аристокл, 427–347 годы до нашей эры) – автора этой легенды, и не утратила своей притягательности и до сего дня. Справедливо замечено, что если сложить в одну кучу всё написанное об Атлантиде, то новый необычный памятник человеческому легковерию и воображению вознесётся выше египетских пирамид.

Атлантида не укладывается в тесные рамки какой-то одной концепции; их десятки, сотни, тысячи, – и каждая имеет свою логику, свой смысл и тесно переплетается с остальными. Однако все гипотезы имеют одну общую черту: их невозможно проверить. Ни те, кто уверен, что Платон был прав, ни те, кто ни на грош ему не верят и считают, что он всё выдумал, не могут раз и навсегда доказать справедливость своей точки зрения.

Однако обратимся к самой легенде. Не такая уж она и длинная. Весь платонов миф об Атлантиде уложился у его автора в параграфах 20d–26e диалога «Тимей, или О природе» и в параграфах 108d–121c диалога «Критий, или Атлантида». Правда, в этих творениях Платон вещает о событии не от своего имени, а устами некоего Крития, причём цепочка повествования отнюдь не коротка. По словам Платона, об Атлантиде ему стало известно от Сократа (его учителя), которому о ней рассказал Критий, которому о ней же рассказал его дед (которого тоже звали Критием), который, в свою очередь, услышал эту историю от самого Солона (638–559 годы до нашей эры, «мудрейшего из семи мудрецов», знаменитого афинского законодателя), которому во время его пребывания в Египте (около 570 года до н. э.) в городе Саписе тамошние жрецы зачем-то поведали, что будто бы перед проливом, который греки называли Геракловыми столпами (Гибралтар), «девять тысяч лет тому назад» находился некий остров, который «превышал своими размерами Ливию и Азию вместе взятые». Причём «остров» этот был вовсе не единственным в Атлантическом океане, который на западе охватывала столь большая земля, что «весь противоположный материк… и впрямь заслуживает такое название». Власть атлантов простиралась не только на многие острова и часть этого материка, но также и на Ливию, Египет и Европу «вплоть до Тиррении». Такие вот были владетельные эти атланты. «Но позднее, когда пришёл срок для невиданных землетрясений и наводнений, за одни ужасные сутки… Атлантида исчезла, погрузившись в пучину. После этого море в тех местах стало вплоть до сего дня несудоходным и недоступным по причине обмеления, вызванного громадным количеством ила, который оставил после себя осевший остров».

Отрывок, посвящённый Атлантиде в «Тимее», на этом и заканчивается. Далее история продолжается в «Критии», где в процессе рассказа Критий (читай – Платон) развивает мысль, приводя подробности. Когда-то, сообщает он, боги поделили между собой Землю – «…все страны земли. Сделали они это без распрей…»

Атлантида при дележе досталась Посейдону: «…на равном расстоянии от берегов и в середине этой равнины, …, стояла гора, со всех сторон невысокая. На этой горе жил один из мужей, в самом начале произведённых там на свет землёю, по имени Эвенор, и с ним жена Левкиппа, их единственная дочь звалась Клейто. Когда девушка достигла брачного возраста, а мать и отец её скончались, Посейдон… соединился с нею; тот холм, на котором она обитала, он укрепляет, по окружности отделяя его от острова и огораживая попеременно водными и земляными кольцами … большей или меньшей величины, проведёнными на равном расстоянии от центра острова словно бы циркулем. Это заграждение было для людей непреодолимым…»

Обустраиваясь, Посейдон также источил из земли два источника – тёплый и холодный – и заставил землю приносить разнообразные и достаточные для жизни плоды. Клейто тоже времени не теряла и успела произвести на свет пять пар двойняшек мужского пола. Посейдон разделил остров на десять частей и раздал их детям. Первенец Посейдона по имени Атлант стал царём, откуда, собственно, и пошло название острова – Атлантида.

Остров, покрытый густыми изобильными лесами, доставлял его обитателям всё необходимое для прокормления домашних и диких животных. Даже слоны – и те водились на острове. Люди не переставали украшать Атлантиду. Царский дворец они построили там, «где стояло обиталище бога и их предков». «От моря они провели канал … так они создали доступ с моря …, приготовив достаточный проход даже для самых больших судов».

Остров, на котором стоял царский дворец, имел в диаметре пять стадиев1. «Цари обвели этот остров со всех сторон, а также земляные кольца и мост круговыми каменными стенами, и на мостах у проходов к морю всюду поставили башни и ворота». «Если некоторые свои постройки они делали простыми, то в других они забавы ради искусно сочетали камни разного цвета, сообщая им естественную прелесть; а также и стены вокруг наружного земляного кольца они по всей окружности обделали в медь, нанося металл в расплавленном виде; стену внутреннего вала покрыли литьём из олова, а стену самого акрополя – орихалком, испускавшим огнистое блистание».

Покуда атланты жили добродетельно, в соответствии с законами и «в дружбе со сродным и божественным началом», они были счастливы, и Атлантида процветала. Но когда унаследованное от Посейдона божественное начало ослабело и возобладал человеческий нрав, атланты оказались не в состоянии выносить своё богатство, утратили благопристойность, променяли умеренность на скупость, красоту – на уродство, добро – на зло.

Расплата, разумеется, не заставила себя ждать: «И вот Зевс, бог богов, блюдущий законы…, помыслил о славном роде, впавшем в столь жалкую развращённость, и решил наложить на него кару, дабы он, отрезвев от беды, научился благообразию. Поэтому он созвал всех богов в славнейшую из своих обителей, утверждённую в средоточии мира, из которой можно лицезреть всё, причастное рождению, и обратился к собравшимся с такими словами…»

На этом месте рукопись платонова «Крития» обрывается, и с какими такими словами Тучегонитель обратился к богам по случаю падших атлантов, для нас, увы, осталось неизвестным. Но всё же мы знаем и из начала повествования Крития, и из «Тимея», в чём заключалась кара Зевса: во-первых, войска атлантов были в пух и прах разгромлены афинянами, во-вторых, Атлантиду целиком поглотила океанская пучина… Что и говорить, не скупился Молниевержец на наказания, когда хотел сделать людей «более умеренными и мудрыми».

У Платона легенда об Атлантиде занимает очень мало места: всего два-три параграфа в «Тимее» плюс несколько страниц в «Критии». Правда, он не закончил своего «Крития». Не поисписался ли Платон? Или тема надоела? Или сюжет исчерпался?

 

АТЛАНТИДА: ВЕРСИИ, ВЕРСИИ, ВЕРСИИ…

Не вдаваясь в причины, по которым Платон не дописал повести об Атлантиде и её скоропостижной кончине, надо отметить, что если исходить только из платоновых рассказов (в коих нет и ничтожной доли точности, которой читатели вообще-то вправе ожидать от математика), то реальное существование Атлантиды представляется более чем сомнительным. Платонов миф не имеет никаких материальных основ ни в устных, ни в письменных преданиях античной Греции, как, например, Троянская война или путешествие аргонавтов. Если события, пересказанные Платоном со слов Крития (а тем – со слов ещё ряда лиц), действительно имели место, то происходили они во времена столь отдалённые, что воспоминания о них в исторической памяти народа просто не сохранились. Кроме того, трактовок и интерпретаций платоновских текстов, начиная с античности и до наших дней, существует столько, что это неизбежно вводит в заблуждение любого исследователя, готового к хоть сколько-нибудь непредвзятому суждению. А поскольку несчастную Атлантиду куда только ни помещали – от Америки до Шри-Ланки (и даже до Монголии) и от Исландии до Центральной Африки, – то и информации о ней разлилось море бескрайнее, ничуть не менее глубокое чем то, в котором утонула сама Атлантида, и отделить правду от вымысла стало практически невозможно.

Существуют четыре основных подхода к платоновским текстам.

Подход первый: принять слова Платона на веру буквально – мол, поглощённая пучиной Атлантида покоится-де на атлантическом дне где-то «по ту сторону Геракловых столпов».

Подход второй: допустить в принципе существование Атлантиды, но не в Атлантическом океане, а в другом месте; количество гипотез такого рода и их версий никакому исчислению не поддаётся.

Подход третий: считать повествование Платона ничем иным, как пёстрым салатом из египетских легенд и тесно переплетённых с ними действительных исторических событий, имевших место в разные времена и в разных местах. Подобная точка зрения вообще не позволяет сформулировать целостную рабочую гипотезу.

И, наконец, четвёртый подход, совпадающий с мнением знаменитого Аристотеля – ученика Платона: Аристотель был убеждён, что его учитель просто-напросто придумал миф об Атлантиде, чтобы понагляднее изложить свои философские, политические и этические взгляды и достучаться таки до умов и сердец собратьев-эллинов. В своих сомнениях Аристотель был не одинок, а скептицизм его самого и его сторонников основывался на достаточно серьёзных аргументах. И многие исследователи и тогда и сейчас разделяли и разделяют точку зрения Аристотеля.

Почему, скажите на милость, Платон оказался единственным античным автором, рассказавшем об острове (материке?) по ту сторону Гибралтарского пролива, исчезнувшем в глубинах Атлантики в Х тысячелетии до нашей эры, т.е. примерно 12 000 лет тому назад? Почему ни в одном тексте, предшествовавшем появлению его диалогов «Тимей» и «Критий», об этом событии нет никаких упоминаний?

Почему, если Платон узнал о существовании и гибели Атлантиды во время своего пребывания в Египте (хотя он и ссылается на Солона, в своё время также побывавшего в этой стране, причём даже и не на него непосредственно), он приводит такие скудные описания – и бытия атлантов, и катаклизма? Платон прожил в Египте (предположительно) целых тринадцать лет; неужели за всё это время он не поинтересовался у жрецов подробностями, если сам (или пусть даже не сам, а Солон) узнал обо всём именно от них? Неужто неинтересно было? Или жрецы говорить не хотели? А зачем тогда вообще говорили про Атлантиду?

Платон практически ничего не сообщает об источниках своей осведомлённости об Атлантиде. Всё, что нам известно помимо рассказанного в «Критии», исходит от одного из учеников Платона, некоего Посидония. Посидоний сообщает, что сам Платон по поводу Атлантиды однажды довольно загадочно изрёк: «Возможно, история эта не была придумана». Об этой фразе всяк волен думать что угодно…

И всё же Аристотель и его сторонники составляли редкое исключение: с античных времён до эпохи Великих географических открытий больше никем не ставилось под сомнение, что Атлантида лежит-де на дне морском там, где её «утопил» Платон, – где-то посреди Атлантического океана. Античный автор Маркел, правда, живший после Платона, в своей «Эфиопике» писал: «…жители островов сохранили воспоминания их предков об Атлантическом острове, который там существовал и был действительно необыкновенно большим; в течение долгого времени он главенствовал над всеми островами Атлантического моря и сам был равным образом посвящён Посейдону». Великий географ античности Страбон (I век нашей эры) также не исключал, что земля атлантов существовала в действительности: «История об острове Атлантида, возможно, не является выдумкой».

Систематическое исследование океанов, начавшееся во времена Великих географических открытий, естественным образом заставило пытливых вернуться к теме Атлантиды. Не менее естественно, что в начальный период завоевания Америки Атлантиду отождествляли с вновь открытым континентом. Некто Франческо Лопес да Гомара возвысил голос в защиту сего постулата ещё в 1533 году. Испанец Овиедо полагал, что остров царя Атланта находился во владениях амазонок – в Бразилии, т.е. в Южной Америке. Однако возражения раздавались уже тогда: Платон, как известно, разместил Атлантиду не где-нибудь, а в океане, и описывал её как остров, лежащий перед огромным материком, который, в принципе, мог быть Америкой. Ясности это никак не добавляло.

Тайна Атлантиды всегда волновала пытливых, и они в силу ума и души пытались найти её рациональную разгадку или, по крайней мере, предложить непротиворечивое решение. В ХVI веке француз Питтон де Туренфор, исходя из текстов Диодора Сицилийского, предположил, что некогда Чёрное море (Эвксинский Понт) не имело сообщения со Средиземным. Питаясь водами великих рек, в него впадающих, море «переполнилось», затопило часть прилегающей суши, прорвало естественные преграды и образовало проливы Босфор и Дарданеллы. Далее воды Чёрного моря устремились в Средиземное море, подняв гигантскую волну, пронёсшуюся до Гибралтара, вышедшую в Атлантический океан и накрывшую находившуюся якобы аккурат напротив пролива Атлантиду… Гипотеза ничуть не лучше и хуже всякой другой. Однако исследования второй половины ХХ века говорят о том, что после образования проливов не воды Чёрного моря ринулись в Средиземное, а как раз наоборот, и именно черноморская береговая линия существенно изменила очертания.

В ХVIII веке родились новые мнения – Атлантиду стали отодвигать к северу. Французский писатель Фабр д’Оливье предполагал, что атланты были северянами, или борейцами, и воевали с южанами, или пеласгами. Когда же несколько позже на острове Гельголанд были обнаружены следы античного поселения, некоторые учёные мужи, прежде всего Юрген Шпанут, принялись доказывать, что следы цивилизации атлантов нужно искать именно на Балтике и нигде больше. По его мнению, причиной гибели Атлантиды стало падение кометы Фаэтон в устье Одера со всеми вытекающими последствиями.

Полагали также, что таинственно исчезнувшая земля находилась где-то в районе Исландии, а то и вовсе в районе Гренландии. Кое-кто пытался провести параллели между Атлантидой и Данией…

Но не только европейские или северные варианты рождались на свет Божий. Например, в ХVIII веке французский географ Ф. Буашу высказался в том смысле, что Атлантида покоится на дне морском где-то между мысом Доброй Надежды и Бразилией. А Жан-Сильвен Байи в «Письмах об Атлантиде» (1799 год) и вовсе уверял, что канувший в бездну вод остров-материк надобно искать аж… в Монголии (!). Это, пожалуй, будет похлеще «подводной лодки в степях Украины»! Правда, где среди бескрайних монгольских степей должна находиться затонувшая суша, сей маститый по какой-то причине не пояснил. ХIХ век одарил атлантистов идеями Пьера-Андрэ Летрея, ничтоже сумняшеся отправившего злополучную Атлантиду прямо в Персию. В конце ХIХ века француз Этьен Берлю размещал платонов материк в районе Атласских гор в Марокко: затонувшему острову в горах самое место…

В 1922 году немец Х. Шультен предположил, что Атлантида – это легендарный город Тартесс в устье реки Гвадалквивир, на север от испанского города Кадиса. Оппоненты возражали: Тартесс разрушили карфагеняне, а не море. Штурмом взяли. Однако в 1973 году в Атлантике в 270 милях к западу от Тартесса с борта советского научно-исследовательского судна «Академик Петровский» на глубине приблизительно тридцати метров на вершине подводной горы Ампер под слоем песка действительно обнаружили какие-то странные вертикальные образования, которые при известном воображении можно было принять за остатки стен затонувшего древнего города! В 1982 году исследования были продолжены. С борта нового советского исследовательского судна «Витязь» с помощью буксируемой аппаратуры была сфотографирована аж целая система (!) «стен», а на одну из них был спущен водолазный колокол, экипажу которого удалось даже заполучить образец из этой «стены». Исследования показали, что это базальтовая порода и образовалась она не под водой, а на поверхности. Атлантида?! Увы: геологи экспедиции пришли к выводу, что порода эта естественного происхождения…

Немецкий изыскатель Л. Фробениус советовал искать Атлантиду в Африке, где-то в пределах древнего королевства Бенин. На вершине своего могущества атланты будто бы простирали свою власть от Мавритании до Анголы. Классикой стали труды исследователей, позывавших искать Атлантиду в Магрибе и Сахаре.

То обстоятельство, что в бронзовом веке Сахара вовсе не была пустыней, подвигло некоторых авторов выдвинуть гипотезу, будто некогда в Сахаре имелось некое внутреннее море, внезапно опустошённое землетрясением, а гибель цивилизации, существовавшей на его берегах, породила миф об Атлантиде. Только если море было «опустошено», то как Атлантида сумела утонуть?

В 30-х – 40-х годах ХХ века «выдающийся искатель древностей» Третьего рейха и создатель «Анненербе» Генрих Гиммлер готов был насмерть стоять, что Антарктида – это и есть искомая «земля атлантов», прародина «арийской расы».

И так далее. Пожалуй, до сего дня только Австралии и Новой Зеландии каким-то чудом пока ещё удалось избежать отождествления с Атлантидой, но не будем забывать, что человеческая мысль пытлива, а ХХI век только начался…

Из всех этих гипотез и предположений наиболее логичными выглядят те, согласно которым Атлантида находилась где-то в центре Атлантического океана. Большинство учёных мужей считало, что Атлантида располагалась в треугольнике, образованном Канарскими и Азорскими островами и Мадейрой. Именно эти клочки суши и остались на поверхности океана после её затопления. И история вроде бы подтверждала их правоту.

Когда испанцы в 1402 году открыли Канарские острова, они обнаружили на них гуанчей – высоких белокожих людей (которых вскоре истребили). Гуанчи, похоже, были потомками какой-то неизвестной цивилизации; по своему языку и общественной организации гуанчи ближе всего напоминали древних египтян. Но откуда они взялись на Канарах? Высказывались мнения, что либо гуанчи приплыли из Египта на судах, либо египтяне являлись наследниками, а гуанчи – чуть ли не потомками легендарных атлантов. Это предположение выглядело вполне правдоподобно, поскольку гуанчи, по сохранившимся сведениям, владели техникой постройки судов. И всё бы ничего, однако гипотеза о гибели Атлантиды в Х тысячелетии до нашей эры опровергается данными геологии: Канарские острова в их нынешнем виде сформировались порядка 15 млн. лет тому назад.

Вообще-то говоря, многие прибрежные народы Северной Атлантики исповедуют странные культы и имеют традиции, свидетельствующие в пользу «атлантической» версии Атлантиды. Например, одна из легенд североамериканского индейского племени сиу гласит, что их предки, как и предки всех прочих индейцев, пришли в Америку с какого-то острова, «лежащего в стороне восходящего солнца», т. е. на восток от американского континента. Но восточнее – вся Атлантика до самой Европы, и предки сиу вполне могли явиться в Америку, например, с «туманного Альбиона», как это несколько позже сделали англичане. В Ушмале (полуостров Юкатан) сохранился до наших дней храм индейцев майя, надписи в котором воспевают «восточные земли, откуда мы пришли». Ацтеки также хранили воспоминания о «священном острове на востоке», о «земле солнца», которая называлась Ацтлан и где правил великий бородатый и белокожий бог Кетцалькоатль (за посланцев которого были приняты и с успехом выдавали себя конкистадоры Кортеса). Индейцы нахуа называют своей прародиной некую страну Нооатлан – «землю среди вод» – и уверяют, что громадная суша к востоку от Америки в своё время якобы была уничтожена «яростью огня и моря».

Сторонники «атлантической» Атлантиды приводят и другие аргументы, обычно в форме вопросов. Почему слово «бог» на языке басков звучит как «инка», а в мифологии индейцев племени кечуа так называют сына солнца и его представителя на земле? Почему жители могучей империи Тиуатинсуйю (доколумбового Перу) называли себя инками, а своего правителя – Великим Инкой? Почему бог солнца древних египтян, перуанцев и жителей острова Пасхи носит одно и то же имя – Ра? Почему для всех приатлантических цивилизаций столь характерными являются вертикально поставленные камни, мегалиты и пирамиды? Почему по обоим берегам Атлантического океана существует множество географических названий с одним и тем же корнем, например: гора Атлас в Марокко, город Атлан на американском побережье, местность Ацтлан в Центральной Америке? А древний народ атлантов (!) в Северной Африке? И почему, наконец, именно титан Атлант держит на себе небесный свод, и не где-нибудь, а как раз около Геракловых столпов?

Не многовато ли совпадений? Вовсе нет.

Для человека, беспристрастно пытающегося разобраться во всём этом, простое перечисление сходных черт различных народов и культур само по себе доказательством их общего происхождения от единого корня служить не может. Количество типов человеческого поведения и человеческих изобретений достаточно ограничено. Языковые формы тоже не бесконечны, к тому же слово «инка» у инков имело значение не «бог», а «человек», и ни с какой заокеанской прародиной инки себя не связывали. Все мифы, позволяющие дать ответ на непонятные природные явления, имеют сходные черты. Пирамида имеет геометрически наиболее выгодные форму и объём, и поэтому именно её и выбирают строители для возведения сооружения максимальной высоты без применения связующих растворов (цемента, извести и т.п.). Все люди принадлежат к одному биологическому виду, и мозг у всех представителей вида Homo sapiens функционирует по одним и тем же фундаментальным законам. Все люди получили в наследство от предков определённое количество социальных схем поведения, оттого у разных народов и наблюдается такое обилие сходных обычаев (сравнить хотя бы феодальные иерархические лестницы Англии и Франции с японской: это так и называется – «японский феномен», ибо сходство практически один к одному).

Однако сторонники «атлантической» Атлантиды сдаваться не собирались и приводили всё новые и новые аргументы. По мнению одних, «огромное количество ила», оставленное затонувшим материком, о котором писал Платон, якобы указывает на Саргассово море, покрытое плавающими водорослями – саргассами, как на место нахождения и гибели Атлантиды. Однако глубины в этом месте порядка 5 000 метров, никакой ил, «оставленный материком», при таких глубинах судоходству помешать не в состоянии, поэтому если Атлантида и затонула, то явно не здесь.

Другим полюбился ледниковый период. По их версии, во время последнего оледенения, когда уровень Мирового океана был чуть ли не на сотню метров ниже современного, Атлантида находилась на поверхности. Во время таяния полярных льдов уровень океана поднялся и поглотил Атлантиду, и произошло это как раз за девять с лишним тысяч лет до нашей эры, что будто бы подтверждает дату катастрофы, указанную Платоном. Спору нет, аргумент увесистый. Только таяние ледников и повышение уровня Мирового океана происходило на протяжении длительного времени, а не в течение «одних страшных суток», как написано у Платона. К тому же эта гипотеза вообще не указывает, где находилась Атлантида, а повышение уровня океана при таянии ледников в периоды потеплений – процесс глобальный.

Несколько более убедительной выглядит гипотеза, в основу которой положены миграции угрей. Эти похожие на змей рыбы сплываются в Саргассово море практически из всех водоёмов Европы и Северной Америки для завершения цикла воспроизводства. Их потомство появляется на свет именно в саргассовых глубинах. Затем мальки снова направляются в континентальные реки, находят их (как – непонятно до сих пор), там превращаются во взрослых рыб, а когда подходит время очередного цикла воспроизводства, вновь возвращаются в Саргассово море. Спрашивается: почему? Кое-кто в этой связи полагает, что некогда на месте нынешнего Саргассова моря и находилась Атлантида, а угри выводили потомство в её огромном болоте. После затопления острова сменилось множество поколений угрей, но инстинкт, – как известно, штука устойчивая, – сохранился и по сей день.

Однако исследования океанского дна в районе Азорских островов, проводимые со второй половины ХХ века, показали, что в этом районе находится зона выдавливания магмы; вещество, выдавливаемое из-под земной коры, скапливается и отталкивает европейскую и африканскую континентальные плиты на восток, а американские – на запад. При этом опускания земной поверхности не происходит, поскольку на зону предполагаемого нахождения Атлантиды влияют совершенно иные тектонические процессы.

 

МОГ ЛИ ПЛАТОН ВСЁ ПРИДУМАТЬ?

Так что на вопрос, существовала ли Атлантида, ответов как не было, так и нет. На вопрос о том, могла ли она существовать, количество предположительных положительных и отрицательных ответов делится примерно поровну, поэтому и этот вопрос остаётся открытым. Но вот на вопрос, мог ли Платон придумать свою Атлантиду, ответить приходится утвердительно: да, мог, и, скорее всего, так и сделал.

Такая точка зрения не нова. Как отмечено выше, первым в искренности Платона усомнился его же ученик Аристотель (384–322 годы до нашей эры), полагавший, что Платон придумал Атлантиду для наглядности изложения своих философских взглядов, прежде всего на государство. С Аристотелем были согласны многие античные учёные: уж больно устройство государства атлантов походило на идеальные государственные модели, предложенные Платоном в его диалогах «Государство» и «Законы». В этом нет ничего невозможного. В ХVI веке англичанин Томас Мор поступил точно также и придумал некий остров Утопию («Утопия» Мора была издана в 1516 году), обитатели которого имели государственное устройство и образ жизни, представлявшиеся ему наиболее правильными. Почему же пытливые с упорством, достойным лучшего применения, вот уже шестую сотню лет пытаются найти Атлантиду, но никто не рвётся искать Утопию? Чем Томас Мор в этом отношении хуже Платона, а Утопия – Атлантиды?

Далее. Платон в «Критии» уверяет, что историю Атлантиды в своё время египетские жрецы якобы рассказали Солону, а уже от него, через два поколения, она докатилась и до самого Платона. Но почему тогда о затонувшем острове ничего не упоминал сам Солон? И ещё: зачем египетским жрецам вообще понадобилось что-то рассказывать иностранцу, да ещё про события 9000-летней давности? Особенно если учесть, что египетские жреческие касты были весьма замкнутыми организациями. Кроме того, откуда сами египтяне могли узнать о событиях, произошедших за 9 000 лет до Солона? Ведь первые государственные образования на территории Египта возникли только в начале IV тысячелетия до нашей эры, т.е. более 5 000 лет спустя!

Кроме того, Платон в своём повествовании оперирует именами чисто греческих богов – Посейдона (основателя Атлантиды) и Зевса (её губителя). Однако египетский божественный пантеон существенно отличался от греческого, – как по функциям того или иного бога, так и по его положению в иерархии, – причём прямой аналогии греческим Зевсу и Посейдону ни одно египетское божество не имело. Платон же прямо называет греческих богов по именам. Что, египтяне рассказывали Солону историю Атлантиды уже в переложении на греческую религиозную систему (что само по себе было делом не таким уж простым)? Сильно сомнительно. Скорее всего, Платон просто не учёл эти различия, когда сочинял свою легенду про Атлантиду, отсюда и нестыковка.

А кара Зевса? Первым её пунктом у Платона следует поражение атлантов в битве с афинянами. Однако в Х тысячелетии до нашей эры (т.е. примерно 11 000 – 12 000 лет тому назад) никаких Афин ещё не существовало: Греция в это время ещё пребывала в неолите. Во всяком случае, исторической науке о столь раннем афинском государстве неизвестно ничего. История Древнейшей Греции (т.е. Греции эпохи аргонавтов, Микен и Троянской войны) вообще ведётся только с конца III тысячелетия до нашей эры. Так что рассказывая о войне атлантов с афинянами, якобы случившейся за 9 000 лет (!) до Солона, жившего в VI–V веках до нашей эры, непосредственно за которой и последовала катастрофа, Платон явно хватил через край! И представляется абсолютно неправдоподобным, чтобы воспоминания о подобных событиях столь долго сохранялись в бесписьменную эпоху: здесь уместно вспомнить и о том, что первые иероглифы также появились лишь спустя почти пять тысяч лет…

Кстати, о том, как следует истолковывать диалоги Платона, в своё время писал Диоген Лаэрций (конец II – начало III века нашей эры). По его мнению, к платоновым диалогам надо подходить в три этапа: во-первых, выяснить, в чём состоит значение каждого его высказывания; во-вторых, – для чего оно высказано: для развития мысли или же для усиления её образности (чтобы подкрепить мысль или чтобы оспорить собеседника); в-третьих, – соответствует ли высказывание истине.

Так что Платон запросто мог придумать легенду об Атлантиде и о её страшной гибели. На это указывает и его загадочная фраза о том, что эта история, «возможно» (!), правдива. А возможно, и нет. Всё это здорово смахивает на присказку к русским народным сказкам: «Не знаю, правду люди говорят али врут, а только дело было так…» Или – на стиль «а-ля Пушкин»:

«За лесами, за полями, за высокими горами

остров на море лежал. Град на острове стоял…»

Далее – по тексту «Тимея» и «Крития».

 

МОГ ЛИ БЫТЬ ПРОТОТИП У АТЛАНТИДЫ?

Не исключено, впрочем, что Платон всё же списал свою Атлантиду с реального исторического события, правда, серьёзно изменив сюжет, время и место действия.

Речь идёт о чудовищном взрыве вулкана на острове Санторин (Тира, Фера), лежащем в Средиземном море примерно в 120 километрах к северу от острова Крит, случившемся в ХV веке до нашей эры, – возможно, самом мощном вулканическом взрыве в истории человечества. Взрыве, породившем цунами высотой порядка ста метров и явившемся причиной гибели могучего государства и великолепной минойской цивилизации острова Крит, расцвет которых пришёлся как раз на время катаклизма.

Почти пятьсот лет, с ХХ по ХV века до нашей эры, минойское государство Крита было владыкой всего Восточного Средиземноморья. Относительная островная изоляция Крита предохраняла его от нашествий, на которые был столь богат бронзовый век, а сильный флот защищал остров лучше любых крепостей. На Крите были построены великолепные дворцы: на севере острова – Кносс и Маллия, на юге – Фест, в центральной части – Монастераки. Столицей минойского государства был Кносс, город-дворец легендарного царя Миноса, от чьего имени и произошло название цивилизации Крита – минойская. Казалось, это рождённое и вскормленное морем государство несокрушимо.

Афины первыми дали сигнал к восстанию: афиняне отказались платить дань Криту. Минойцы, вероятно, стали готовить карательную экспедицию на строптивых эллинов и стянули весь свой флот в метрополию для погрузки войск. И тут…

Так это было или не так, сейчас сказать, конечно, невозможно, но факт остаётся фактом: примерно в 1450 году до нашей эры (по другим данным ~ в 1628 г. до н. э.) взрыв вулкана на острове Санторин положил конец не только владычеству, но и самому существованию минойского государства.

Так, мощность вулканического взрыва на острове Кракатау в Зондском проливе в 1883 году оценивается специалистами от 20 000 до 200 000 хиросимских бомб (т.е. от 250 до 2 500 Мт тротилового эквивалента), а взрыв вулкана Санторин в середине II тысячелетия до нашей эры всего в 120 километрах от Крита, как считается, был вдвое мощнее! Грохот чудовищного взрыва был слышен в Египте, т.е. в тысяче километров от Санторина, так, словно рвануло где-то неподалёку2. Газы, пары, пепел и обломки горных пород были выброшены на высоту десятков километров; облако вулканического пепла достигло Египта, вызвав знаменитую «тьму египетскую», описанную в Библии (и это – в тысяче километров, а до Крита – только сто двадцать). Взрыв породил невиданную чудовищную приливную волну-цунами высотой свыше ста метров (а некоторые компьютерные модели катаклизма дают высоту волны чуть ли не в двести метров!), со скоростью более 600 км/ч пронёсшуюся практически по всему Средиземноморью и полностью уничтожившую все прибрежные селения и порты гибнущего острова, а также, естественно, и весь его флот. Уместно вспомнить, какие разрушения и жертвы вызвала цунами 26 декабря 2004 года в Индонезии, Шри-Ланке, Таиланде, Индии и Сомали. Но цунами 2004 года была высотой на гребне не более десяти метров, а тут – свыше ста! Последовавшее землетрясение разрушило города Крита, а выпавший густым слоем вулканический пепел (в северной и восточной частях острова его толщина достигала нескольких метров) уничтожил сельскохозяйственные культуры и весь сельскохозяйственный слой почвы. Да и от ударной волны Криту тоже наверняка досталось: при такой мощи взрыва 120 километров – не расстояние. Ландшафт острова изменился до неузнаваемости. Исчезла богатая растительность; грязь и продукты извержения, вырванные с корнями деревья, обломки зданий, трупы людей и животных усеяли землю. На поверхность моря всплывали массы пемзы. Затем (как это бывает после всякого извержения) полил проливной дождь (не исключено, что кислотный), и картина катастрофы усугублялась многочисленными грязевыми селями и оползнями, вслед за отходящей волной-убийцей сносившими остатки жизни в море… Если сложить всё это воедино – приливная волна-цунами, землетрясение, грязевые сели, экологическая катастрофа, – то можно составить отдалённое и довольно бледное представление о том, как выглядел Крит на другой день после взрыва вулкана на острове Санторин… С минойской цивилизацией было покончено.

Впечатляющее событие. Знал ли о нём Платон? Не исключено и даже вероятно. Возможно, именно эту историю и рассказали Солону в своё время египетские жрецы (подобной точки зрения придерживался знаменитый Ж.-И. Кусто, отождествлявший Атлантиду именно с минойским Критом). Когда о ней стало известно Платону, то последний не ограничился простым её пересказом, а на её основе создал совершенно новую легенду, творчески переработав сюжет.

За основу Атлантиды в этом случае, безусловно, взят был Крит. Однако тут имеются следующие различия прототипа с легендой.

По размерам Крит куда меньше острова-материка, описанного Платоном в «Тимее» и «Критии»: Крит имеет всего 250 километров в длину, 50 километров – в самой широкой части, а длина его долины – всего 180 километров. Атлантида была в десять раз крупнее: её долина, по Платону, имела в длину 10 000 стадиев, или 1 800 километров.

Затем, дата катастрофы – за 9 000 лет до Солона, т.е. в X тысячелетии до нашей эры. Ну, и численность флота Атлантиды – 1 200 одних только боевых кораблей.

И напоследок: расположение Атлантиды в открытом океане за Геракловыми столпами и её погружение в пучину.

Однако многие исследователи ставили размеры и даты под сомнение. Ещё Диодор Сицилийский полагал, что платоновские 9 000 лет – это ошибка и что в действительности следует читать 9 000 месяцев, или примерно 900 лет. То есть Платон ошибся почти ровно в десять раз. То же – с размерами Атлантиды и с численностью её флота. Если же платоновские значения уменьшить в десять раз, то как раз и получается, что размерами Атлантида была практически равна Криту, катастрофа произошла где-то в 1500 году до нашей эры или около того (900 лет [до Солона] + примерно ещё 600 лет [от времени, когда легенда была рассказана Солону, до нашей эры] ~ 1 500 лет до нашей эры [примерная дата катастрофы]), а численность военного флота атлантов в этом случае равнялась 120 кораблям. Ну, и с местом нахождения Атлантиды (Крита) Платон, мягко говоря, напутал – ни в какой Атлантике Крит не находился и никуда не погружался.

А что если предположить, что Платон ничего не напутал и ни в чём не ошибся, а просто в своих диалогах «Тимей» и «Критий» намеренно увеличил в десять раз по сравнению с реальным прототипом (Критом) все числовые значения – и давность события, и размеры острова, и количество кораблей и т.п., – а также изменил географическое местоположение своей Атлантиды и её последующую судьбу? Тогда всё встаёт на свои места, а предположения Аристотеля о том, что Платон придумал Атлантиду для пущей наглядности изложения своих взглядов и идеалов, полностью подтверждаются.

Причём Платон использовал в этом случае практически беспроигрышный приём.

Во-первых, он, пусть косвенно, но прикрылся авторитетом Солона – одного из величайших афинян, от которого якобы ведёт своё происхождение данная легенда.

Во-вторых, хронологически отодвинул события так далеко (на 9 000 лет), что сознанием его слушателей и читателей такая временная даль попросту не охватывалась. По-нашему это звучит «Бог весть когда». Любой может сам попробовать представить себе, когда это было – пусть даже не все 12 000 – 11 000 лет (от 2010 года A. D.), а только те 9 000 лет, что предшествовали годам жизни Солона.

В-третьих, Платон поместил Атлантиду за Геракловы столпы (за Гибралтар), т.е. в Атлантику. Во времена Платона греки довольно смутно представляли себе, что лежит за Гибралтаром и что представляет из себя Атлантический океан. Поэтому для античных греков выражение «по ту сторону Геракловых столпов» означало примерно то же самое, что для нас – «у чёрта на рогах». Весьма точное описание места нахождения Атлантиды, не правда ли?

В-четвёртых, Платон затопил свою Атлантиду, т.е. изначально сделал невозможными любые реальные путешествия на неё.

Неплохо, правда? И существовала Атлантида Бог весть когда, и находилась чёрт знает где, да к тому же ещё и утонула! А такому «острову» можно придать какие угодно размеры, населить его кем угодно – хоть великанами, хоть карликами, хоть дураками, хоть гениями, хоть с пёсьими головами, хоть вовсе без голов, – учредить там какое угодно общественное устройство – и рассуждать обо всём этом до бесконечности. А понастроить на таком «острове» и подавно можно всё, чего только душа попросит – хоть водяные и земляные кольца со стенами и дворцом внутри, хоть башню до небес. И поди-ка ты проверь, так ли это – остров-то утонул… А потом почему бы не сказануть этак многозначительно и загадочно: «Кто его знает? Может, и не брехня…»

Что же касается преувеличения в десять раз, то десятикратная гиперболизация – любимый приём практически всех лето- и баснописцев, когда есть необходимость как-то выделить то или иное событие или обратить внимание на те или иные обстоятельства. И Платон в их рядах никакого исключения не составляет. Для того чтобы увлечь слушателей своими теориями о государственном устройстве, он превращает сравнительно небольшой остров в Восточном Средиземноморье в огромную сушу в Атлантике, населяет её могущественным народом, который наделяет представляющимся ему разумным общественным устройством и которому приписывает колоссальные достижения (в сущности, тот же самый приём применил спустя две тысячи лет после Платона и Томас Мор в своей «Утопии»), а затем губит всё это в страшном катаклизме. Трагический конец Атлантиды, как и любой драматический конец вообще, в первую очередь призван усилить впечатление слушателей или читателей от услышанного или прочитанного. Это известно любому сколько-нибудь состоявшемуся сочинителю. Правда, Платону порядка ради следовало бы снабдить своих «Тимея» и «Крития» каким-нибудь примечанием вроде: «по мотивам катастрофы Санторина и гибели минойского царства Крита» или чем-то наподобие того. Но тогда, конечно, пропал бы весь шарм…

*****************

Разумеется, всё изложенное выше – не более чем очередная гипотеза, добавленная в великую пирамиду «атлантидовских» гипотез, и ничем она не хуже и не лучше остальных. Но, может быть, любителям таинственного лучше всё же заняться чем-нибудь более продуктивным, нежели погоня за призраком по имени Атлантида? А если нет, то почему бы заодно не начать искать и Утопию?..

По материалам отечественной и зарубежной печати.

P. S. Здесь необходимо дать определённое пояснение. Во всём, что написано, речь ведётся только о той Атлантиде, которую и как описал Платон. Никакие Лемурии, Материки Му и т.п. автором ввиду не имелись. Ибо нет хуже, когда одни – про Фому, другие – про Ерёму, а в итоге выясняется, что речь-то шла о Прокопе…

--------------------------------------------------------------------------

1- стадий – античная мера длины, колебавшаяся в разных странах и народах от 150 до 192,3 м (наиболее распространённое значение – 185,2 м).

2 - взрыв вулкана Кракатау 27 августа 1883 года в Зондском проливе между островами Суматра и Ява был слышен даже на расстоянии в 4 800 км на острове Родригес у побережья Австралии. В воздух было выброшено свыше 19 км3 вулканического пепла и других продуктов извержения – на высоту порядка 45-50 км. Выбросы затмили Солнце, которое попросту померкло. Воздушная волна, вызванная взрывом, трижды обогнула земной шар и была зарегистрирована всеми метеостанциями мира. Приблизительно через 30 минут после взрыва порождённая им убийственная волна-цунами высотой на гребне до 40 метров обрушилась на берега Суматры и Явы, сметя более 300 городов и селений и прокатившись вглубь островов почти на 11 км. Тогда погибло более 38 000 человек, благо эти острова в конце XIX века были населены не особенно плотно. Необычайные метеорологические эффекты наблюдались после катаклизма по всей планете в течение нескольких лет. И всё это – лишь ½ часть той поистине катастрофической мощи, которая высвободилась из недр земных на острове Санторин в середине XV века до н. э. и, естественно, попросту не оставила минойской цивилизации Крита ни единого шанса уцелеть: всего каких-то 120 км чистой морской глади – разве это защита?

 

Rambler's Top100