Другие работы автора

Дыбов Иван Сергеевич

Ракеты над Искоростенем? Почему бы и нет?

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Весной 946 года киевская княгиня Ольга выступила в поход против племени древлян, убивших в 945 году её мужа, князя Игоря Старшего (Старого). Дружины Ольги разбили древлян в ожесточённой битве, потом взяли несколько древлянских крепостей-градов. Но Искоростень, хорошо укреплённую и выгодно расположенную столицу древлянского князя Мала на реке Уж, киевские дружинники с ходу взять не смогли.

Осада затянулась на всё лето. Не надеющиеся на прощение древляне сдаваться не собирались и стояли насмерть. Боевой дух Ольгиного войска стал падать, дисциплина разлагалась. Да и приближающаяся осенняя распутица оптимизма княгине тоже не добавляла.

Тогда, как записано в летописи, Ольга придумала своеобразный ход – сама начала мирные переговоры. Древляне были удивлены этой неожиданной мягкостью: «Что хочешь от нас? Мы рады дать Тебе и мёд и меха». Ольга же сказала: «Нет у вас теперь ни мёда, ни мехов, потому прошу у вас немногого: дайте мне от каждого двора по три голубя да по три воробья…» Затем, раздав своим дружинникам – кому голубя, кому воробья, – приказала привязать на лапку каждой птице по кусочку трута. Когда же стало смеркаться, приказала поджечь трут и выпустить птиц. Те полетели в свои гнёзда, и так загорелись и голубятни, и клети, и сеновалы, и избы. И погасить пожар было невозможно, ибо огнём разом оказался охваченным весь город…

Искоростень пал, Ольга с победой возвратилась в Киев. Князь Игорь был отомщён.

Много лет легенда о взятии Искоростеня бытовала на Руси, и летописец охотно занёс её на скрижали истории. В таком виде она дошла и до нас. Учёные мужи не менее охотно обходят сей эпизод каким-то стыдливым молчанием, а если о нём и упоминается, то только вскользь. Ничего удивительного в этом нет: летописное изложение события вызывает глубокое недоумение и череду вопросов. Почему Ольга прождала почти до осени, а не применила «птичью атаку» раньше? Почему птиц с привязанным и зажжённым трутом выпустили только на ночь глядя, с наступлением темноты? И почему, в конце концов, птица, несущая огонь (а с ним и смерть) должна лететь именно в своё родное гнездо и никуда больше?

Что же в действительности скрывалось за «ночными огненными птицами» княгини Ольги?

Осмелимся предположить, что Ольга, спасая своё войско от поражения, которое могло – и скорее всего – неизбежно привело бы к её свержению и переходу княжеского престола в другие руки, в качестве крайнего средства прибегла к использованию какого-то секретного оружия огромной по тем временам разрушительной силы. Возможно ли такое?

«ГРЕЧЕСКИЙ ОГОНЬ»

А почему бы и нет? Такое оружие в ту эпоху реально существовало и называлось «греческим огнём». Его секретом владели византийцы и ревниво этот секрет оберегали. Однако на Руси кое-что об этом оружии к тому времени уже было известно.

В 941 году киевский князь Игорь (Игорь Старый, 877-945 гг.) затеял поход на Византию. Константинопольский василевс Роман отправил навстречу русским свои войска во главе со стратегом Феофаном Патрикием. Произошла битва. «…и конечно бы русские победили, – писал по этому поводу летописец, – но греки начали трубами огонь на ладьи русские пусчать. И бысть видение страшно. Русь же, видя пламень на себя, металися в воду морскую, хотяше убрести. Тогда много людей русских и с лодьми греками сожжено и потоплено…»

Известие об обстоятельствах поражения скоро достигло Руси. «Пришедши же поведали о бывшем несчастии от огня, его же греки, на судах своих имея, пущают и жгут суда…» Невесёлым было первое знакомство русичей с «греческим огнём». И должное впечатление оно, безусловно, произвело.

Так почему бы не предположить: княгиня Ольга, оказавшаяся в тупиковой ситуации, обратилась за помощью к византийцам. Потому и пришлось ждать так долго: до Константинополя путь неблизок. Послы Ольги (тайно, разумеется) прибыли в столицу Византии, после длительных переговоров заключили договор и получили то, зачем прибыли – «греческий огонь». Договор с русскими нигде зафиксирован не был, поскольку шёл вразрез с византийскими законами, запрещавшими поставки оружия «варварам», в том числе и Киевской Руси. Это был щедрый дар империи княгине-язычнице! Но и плата за него была немалая: вероятно, условием или одним из условий (главным) было последующее обращение Ольги в христианство. В начале осени 946 года оружие доставили под Искоростень и применили в полной мере: город был выжжен дотла. А поскольку договор был секретным, то в мир была выпущена «голубиная» легенда, призванная и до наших дней скрывать истинные обстоятельства уничтожения древлянской столицы.

РАКЕТЫ?

На существование ракетного оружия до нашей эры и в её начале прямо указывают многие источники. Литературно-исторические памятники хранят немало упоминаний о неком страшном оружии, обращавшем в пепел даже камни. Например, в Индии его называли «Оружием Брахмы» или «Огнём Индры». Вот описание этого оружия из древнеиндийского эпоса («Махабхараты»): «Сверкающий снаряд, обладающий сиянием огня, был выпущен. Густой туман внезапно покрыл войско. Все стороны горизонта погрузились во мрак. Поднялись несущие зло вихри. <…> Тучи с рёвом устремились в высоту неба… Мир, опалённый жаром этого оружия, казалось, был в лихорадке». Внешне это оружие походило на «…огромную железную стрелу, которая выглядела как гигантский посланец смерти». А вот ещё, тоже из «Махабхараты»:

«…метнул он, победы ища над Карною,

Стрелу, что и солнцем зажглась и луною.

Стрела полетела – и грозное пламя

Объяло всю землю – с лесами, полями…»

Или из «Рамаяны»:

«…стрела златопёрая все вещества и начала

Впитала в себя и немыслимый блеск излучала.

Окутана дымом, как пламень конца мирозданья,

Сверкала и трепет вселяла в живые созданья.

И пешим войскам, и слонам, и коней поголовью

Грозила, пропитана жертвенным жиром и кровью…»

Впечатляет, не правда ли?

Подтверждением, правда, косвенным, того, что такое оружие действительно имелось в древности, могут служить развалины городов Мохенджо-Даро и Хараппы в долине Инда, разрушенных примерно в 1500 году до нашей эры (т.е. во времена, предшествующие Троянской войне). Так, Мохенджо-Даро был застигнут врасплох, разрушен до основания и сожжён каким-то непонятным способом, руины его укреплений хранят следы мощного взрыва (!), а также внезапного нагрева и сильного оплавления. Конечно, гипотезы вроде той, что арьи (а уничтожили оба города именно они) обладали ядерным оружием, вряд ли можно принимать всерьёз, однако одно обстоятельство бесспорно: без применения взрывчатых веществ и высокотемпературных зажигательных смесей, – скажем, пороха и чего-то наподобие напалма, – в данном случае обойтись было невозможно

И такие примеры в античной истории не единичны. Взять хотя бы хорошо всем известного Архимеда. Исторический факт: во время Второй Пунической войны в 215 – 212 годах до нашей эры римский флот под командованием Марка Клавдия Марцелла осаждал Сиракузы. Для отражения нападения Архимед применил какое-то ранее неизвестное оружие, посредством которого римский флот был полностью уничтожен. Чем оно было? Наиболее распространённая гипотеза гласит, что флот сожгли при помощи огромных вогнутых зеркал, способных концентрировать солнечные лучи на расстоянии, собранных из множества туалетных зеркалец сиракузских женщин. Великий же Леонардо да Винчи предполагал, что Архимед использовал паровую пушку с деревянным стволом, способную выбрасывать ядра чуть ли не в полцентнера весом на расстояние порядка 6 стадиев (приблизительно 1 100 м).

Однако обе версии едва ли близки к реальности. Возможность применения пара для метания столь тяжёлого снаряда вообще вызывает серьёзные сомнения, поскольку слишком велико требуемое для подобного «выстрела» давление в канале ствола. Деревянный ствол попросту разлетелся бы после первого же, максимум второго выстрела! Кроме того, эффективность применения парового орудия с расстояния в километр, да ещё по движущейся цели, представляется крайне низкой. Ещё менее вероятной является версия с зеркалами. Во времена Архимеда туалетные зеркала изготовлялись из бронзы (очень редко – из серебра) и затем полировались, однако отражательная способность бронзы весьма невелика. Поэтому составным зеркалом, пусть даже идеального профиля, поджечь что-либо на дальности даже в 200…250 метров (не говоря уже про 6 стадиев!) просто невозможно. Помимо этого, сфокусированный луч надо было на какое-то время зафиксировать в одной определённой точке, а римские корабли, надо полагать, вряд ли стояли стоймя на одном месте. Какой уж тут флот!

И тем не менее и Полибий, и Плутарх прямо указывают: римский флот был сожжён. При таких обстоятельствах остаётся предположить, что Архимед использовал ракетные установки с зажигательными снарядами. Версию с катапультами, баллистами, фрондиболами и прочими метательными машинами того времени также приходится отвергнуть, поскольку ни одна их них не была способна отправить сколько-нибудь тяжёлый снаряд дальше 200…600 метров.

Только ракета была способна пролететь свыше тысячи метров и причинить кораблю заметный ущерб. При этом прямого попадания в деревянный корабль не требовалось, достаточно было, чтобы зажигательная смесь горела на воде. Такая смесь могла быть приготовлена на основе нефти или какого-либо горючего масла легче воды. Допустим, такого, о котором сказано в Коране: «Зажигается оно от дерева благословенного маслины, ни восточной, ни западной. Масло её готово воспламениться, хотя бы его и не коснулся огонь». Чего-чего, а маслин на Сицилии хватало. Не оттуда ли ведёт свою историю «греческий огонь»?..

Да и сам Архимед, скорее всего, не являлся изобретателем оружия, которое так блистательно применил. Он просто использовал то, что было известно и до него, тем более такое технически простое устройство, как твердотопливная (пороховая) ракета.

КТО ИЗОБРЁЛ ПОРОХ?

Единства мнений по этому вопросу нет. Споры о том, кто из европейцев первым додумался смешать серу, селитру и древесный уголь, не утихают и по сей день. Однако справедливости ради всё же следует заметить, что никто из них не был первым, даже знаменитый Бертольд Шварц. На Востоке секрет изготовления пороха был известен куда как раньше.

В настоящее время большинство исследователей придерживается точки зрения, согласно которой его рецепт попал в I веке до нашей эры в Китай из Индии, а не наоборот, как полагали раньше. Истоки же самого этого открытия уходят корнями во тьму веков. Существует легенда, согласно которой войска Александра Македонского (IV век до нашей эры), осадившие один из индийских городов, были обстреляны со стен пороховыми ракетами и в ужасе разбежались. А Индию ещё во II тысячелетии до нашей эры завоевали не кто-нибудь, а арьи. Так что те же Мохенджо-Даро и Хараппа вполне могли подвергнуться ракетному обстрелу, а под их стены могли быть заложены самые настоящие мины. Не потому ли арьи с такой лёгкостью взяли оба города?

Но тогда возникает следующий вопрос: если столь эффективное оружие было изобретено в глубокой древности, то почему оно не нашло широкого применения на полях сражений своего времени? Причин может быть несколько. Во-первых, секрет изготовления этого оружия наверняка держался в строжайшем секрете, посвящены в который были только избранные, не торопившиеся делиться своими знаниями с окружающими, а без этого и думать нечего о его массовом применении. В те славные времена секреты хранить умели. Булатная сталь, например, тоже была изобретена приблизительно в то же время, однако над секретом её изготовления бьются до сих пор. Во-вторых, уже в те времена находилось немало людей из числа правителей, отдававших себе отчёт в возможных трагических последствиях распространения самого совершенного и губительного на тот момент оружия. В-третьих (а это прямое следствие первых двух причин), применять ракетное оружие в той же Индии заставляли лишь чрезвычайные обстоятельства. Например, оно широко применялось индусами в борьбе с британскими колонизаторами в XVIII веке. Хотя и не принесло победы. И снова вопрос: почему? Что помешало столь грозному средству, выражаясь текстом «Рамаяны», вселить трепет «и пешим войскам, и слонам, и коней поголовью»?

Тут надо прямо сказать: ракеты, с которыми англичане реально столкнулись в Индии, вовсе не были таким уж «абсолютным оружием», как о них повествуется в эпосах, хотя изготовлены они были, конечно, по древним рецептам. Наиболее простое объяснение этого противоречия следующее: поэты во все времена были склонны к гиперболизации, и составители «Махабхараты» и «Рамаяны» в этом отношении исключения не составляли. И хотя летящий реактивный снаряд даже в наше время является зрелищем не для слабонервных, к описаниям чудовищных опустошений на полях сражений и сообщениям о десятках тысяч колесниц, людей и даже слонов, испепелённых на месте, относиться следует скептически. Пороховые ракеты, даже большие, на такое едва ли способны. К тому же следует помнить, что индусам в XVIII веке противостояли европейские войска, хорошо знавшие, что такое пороховая ракета, и вооружённые гораздо более эффективным огнестрельным оружием.

Впрочем, приуменьшать эффективность древнего ракетного оружия тоже не следует. Не следует сбрасывать со счетов чисто психологический эффект от его применения, особенного массового и одновременного. Вспомним хотя бы психологическое воздействие знаменитых «катюш» на гитлеровских вояк во время Великой Отечественной войны. И это в середине ХХ века! Что же тогда говорить об античности и раннем средневековье? А в ночное время, когда сотни огненных «стрел» с шипением и гулом взмывают в небо и обрушиваются на обречённый город? Кстати, не потому ли Ольга и приказала выпустить «птиц» именно с наступлением темноты?

Поражающее воздействие ракет при их массовом применении тоже было значительным. Неся на себе заряд какого-либо зажигательного вещества наподобие напалма («греческий огонь»), такие «огненные птицы» вполне могли объять пламенем целый город даже с одного залпа, и огонь при этом вспыхивал сразу во многих местах. Как в Искоростене, например. В сущности, что такое напалм? Простейший из их обширного семейства – это обычный бензин с добавлением какого-то наполнителя (допустим, известного всем мыла), повышающего его вязкость для того, чтобы зажигательное вещество не стекало с поверхности, на которую попало. Даже простейшие напалмы развивают при горении температуру порядка 1 000 градусов! Для поджога деревянных кораблей или деревянного города этого более чем достаточно. Бензин, в свою очередь, является продуктом переработки нефти, известной человечеству с глубокой древности. И получить его из нефти не проблема – вспомним хотя бы примитивнейшие чеченские нефтеперегонные «заводы», представляющие из себя, по сути дела, большие самогонные аппараты. Замкнутый сосуд, в который заливается и в котором нагревается нефть, трубка, отводящая получающиеся при кипении нефти пары бензина, змеевик, – вот и всё «оборудование». Ничего сложного, а за октановым числом древние не гнались. Затем в эрзац-бензин добавляли какие-нибудь наполнители, заливали полученную смесь в глиняный сосуд, приделывали запал – и можно ставить на ракету. «Греческий огонь» готов к применению.

Напалм, поскольку это нефтепродукт, невозможно потушить водой. «Греческий огонь» тоже потушить водой было нельзя. Он тушился только уксусом, что, наряду с секретом его приготовления, также составляло тайну этого зажигательного средства. Вот почему корабли и города, против которых его применяли, горели ярким пламенем.

«ГРЕЧЕСКИЙ ОГОНЬ» – СИСТЕМА ВООРУЖЕНИЯ?

Говоря о «греческом огне», вероятно, следует вести речь не просто об отдельно взятом зажигательном средстве, а о системе оружия, состоявшего на вооружении Византии, включающей в себя три компонента: зажигательное средство (собственно «греческий огонь»), средство его доставки к цели (пороховая ракета) и пусковое устройство для запуска ракет. В летописи о неудачном походе князя Игоря 941-го года упоминается, что византийцы «пускали огонь» на русские ладьи какими-то трубами. Что это за «трубы» такие у них были?

Не будет ли предположение слишком смелым, если допустить, что это были трубчатые направляющие для пороховых ракет, в чём-то аналогичные направляющим современных ракетных систем залпового огня (РСЗО) «Град», «Смерч», «Ураган» и им подобным? Трубчатая направляющая имеет целый ряд преимуществ. Во-первых, она предельно проста по конструкции – это труба. Во-вторых, трубчатая направляющая позволяет произвести более точное прицеливание, нежели любая другая. В-третьих, она же может служить и транспортным устройством (контейнером) для ракеты, одновременно надёжно скрывая её от посторонних глаз. На современном языке это так и называется – «транспортно-пусковой контейнер». В-четвёртых, известное количество труб вполне можно было сложить в некий «пакет», как это имеет место быть на подавляющем большинстве современных РСЗО, и резко повысить огневую мощь залпа при сравнительно незначительном увеличении габаритов всей установки в целом. Много места такая конструкция не занимает, достаточно вспомнить малогабаритные РСЗО воздушно-десантных войск.

Использовалось это оружие примерно следующим образом. Византийское судно подпускало к себе вражеский корабль на дистанцию полёта ракеты, а потом из трубчатых направляющих производился прицельный залп сразу несколькими снарядами с боевыми частями, снаряженными зажигательной смесью. Вражеское судно охватывало пламя, которое нельзя было потушить водой, а специального средства тушения «греческого огня» – уксуса – на горящем корабле не было… Определённое количество ракет (боезапас) на византийских судах, безусловно, имелось, а трубчатые направляющие не требовали много времени для перезарядки. Поэтому один византийский корабль вполне мог обратить в пылающие факелы с десяток вражеских, а то и поболее. Что византийцы и продемонстрировали князю Игорю в 941 году.

Против осаждённых городов это оружие могло было быть ещё более эффективным, поскольку к городу можно было подвезти в принципе сколько угодно ракет с «греческим огнём», а для их запуска использовать простейшие деревянные рамы. Один залп – и город в огне. Как Искоростень.

Всё это, безусловно, предположения, но основанные как раз на византийском источнике, посвящённом именно ракетному оружию. Речь идёт о сочинении некоего Марка Грека «Книга об огне, служащем для сжигания врагов» (известен его европейский перевод на латынь в ХII веке). Это был своего рода первый в истории учебник для подготовки ракетчиков. По всей видимости, значение ракетного оружия в военном деле к тому времени возросло уже настолько, что потребовалось специальное наставление, объясняющее, что из себя представляют ракеты и как ими пользоваться. В книге подробно описывалось, как приготовить зажигательную смесь и что с нею потом делать. Описывалось и изготовление ракет: «Затем из сего приготовляют по желанию ракету или гром. Ракета должна быть длинной, и порох в ней должен быть набит плотно. Гром, наоборот, должен быть коротким и толстым и наполнен лишь наполовину. Оба конца должны быть при этом крепко обвязаны железной проволокой».

Отсюда можно сделать несколько выводов. Первое: уже минимум в XII веке (1100-е годы) византийцы знали порох, т.е. раньше чем за век до первого появления в Европе огнестрельного оружия – арабских модф, применённых теми при отражении штурма Толедо испанцами в 1242 году. Во-вторых, византийские ракеты были не только зажигательными («греческий огонь»), но и фугасными – «громы». Рыхлая набивка снаряда, облегчающая развитие объёмного лавинообразного процесса горения пороха, переходящего во взрыв, а также его заделка с обоих концов свидетельствуют о том, что перед нами описание именно разрывного заряда. Ракета же, как ей и положено, была длинной и должна была набиваться плотно, чтобы обеспечить более или менее длительное стабильное горение пороха в течение активного участка полёта. То есть перед нами самый настоящий твердотопливный ракетный двигатель (ТТРД). В ХХ веке, в пред- и послевоенный периоды, неоднократно отмечались взрывы ТТРД именно по причине неоднородности их топливных элементов. Видимо, те же проблемы были и в Византии…

***************************************

По материалам отечественной периодической печати

© Иван Дыбов, 2010

 

Rambler's Top100