Другие работы автора

Александр Кобринский

"Венеаминово колено от меча до йоги" (философско-историческая концепция)

Глава 1. Киммерийцы

 

Исходя из поставленной нами задачи - уменьшения в нашем исследовании количества неизвестных, изымем из самого популярного в былые времена источника (1, т. 20, стр. 626), следующие сведения:

Киммерийцы - древнейшие из известных в науке племен, населявших Северное Причерноморье. Наиболее ранние и достоверные сведения о киммерийцах. ("гимиррай") содержится в ассирийских клинописных текстах конца VIII в. до н.э., в которых упоминается о их пребывании на территории Урарту, о вторжениях в Ассирию, Малую и Переднюю Азию, в Египет... Первое упоминание о киммерийцах у античных авторов встречается у Гомера (4, 11:13-19)...

Солнце тем временем село, и все потемнели дороги.

Скоро пришли мы к глубокотекущим водам Океана;

Там киммериян печальная область, покрытая вечно

Влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет

Оку людей там лица лучезарного Гелиос, землю ль

Он покидает, всходя на звездами обильное небо,

С неба ль, звездами обильного, сходит, к земле обращаясь;

Ночь безотрадная там искони окружает живущих.

Перевод В. Жуковского

Мы не будем заниматься дотошным анализом в поэме Гомера взаимосмещений реальности и фантазии в описаниях пути возвращения Одиссея на родину из-под.Трои. Достаточно того, что архетипические представления поэта о далеких северных областях ("...никогда не являет / Оку людей там лица лучезарного Гелиос... / Ночь безотрадная там искони окружает живущих") в приемлемой мере живописуют явь, а это означает, что приведенный фрагмент весь построен на известных во времена Гомера реалиях - то есть киммерийский этнос действительно был когда-то доминирующим не только в районе Северного Причерноморья, как об этом говорится в БСЭ, но и в тех северных областях Европы, где течение Гольфстрим весьма заметно смягчает суровый климат, что собственно говоря и передано Гомером весьма точно - "область, покрытая вечно / Влажным туманом и мглой облаков...".

В связи с указанным упоминаем в "Одиссее" киммерийцев, становится весьма важным знать время жизни Гомера. Оно определялось различно, начиная с 1193 г. до н. э. и кончая эпохой Кира и Креза. Исходя из представлений античных авторов по этому вопросу, мы склонны считать, что Гомер жил в X - IX в. до н. э. Учитывая также и весьма вероятную возможность того, что при создании своих эпических произведений поэт использовал уже имеющиеся тексты, устное сотворение которых простирается в еще более древние времена, а также и то, что конкретизация в "Одиссее" киммерийцев в привязке их обетования к северным областям Европы вряд ли является этногенетическим результатом короткого исторического промежутка, можно смело отодвинуть доминирование киммерийского этноса в III - II тыс. до н.э.

И теперь, сопоставляя это положительного рода "отодвижение" с результатом, который был получен в лингвистическом экскурсе "Восстановление родства" , а именно - "иврит и славянские языки восходят к единому этносу, имевшему распространение в позднем неолите и в бронзовом веке на огромных территориях" - мы можем прийти к весомому уточнению:

Иврит и славянские языки восходят к единому этносу - киммерийскому, имевшему распространение в позднем неолите и в бронзовом веке на огромных территориях.

И теперь следует сказать, что если этот вывод существенен по своей сути, содержит в себе то, что принято называть истиной, то и практическое применение этого вывода должно давать по ходу нашего исследования содержательные и неопровержимые результаты. В связи с этим еще раз напомним, что в ассирийских клинописных текстах конца VIII в. до н.э., упоминается о пребывании киммерийцев на территории Урарту, о вторжениях в Ассирию, Малую и Переднюю Азию, в Египет... А это значит, что киммерийцы побывали и на территории Палестины и непременно должны были оставить здесь свои существенные следы... И это обязательно должно иметь отражение в библейских текстах. И действительно в стихах [(2), Быт. 18: 20] засвидетельствовано: "И сказал Господь: вопль Содомский и Гоморрский, велик он, и грех их, тяжел он весьма".

Напомним читателю историю двух Ангелов, которых Господь послал проверить действительно ли грешны жители Содома и Гомморы. "И пришли те два Ангела в Содом вечером, когда Лот сидел у ворот Содома" - [(2), Быт. 19:1]. Посланцы Бога заночевали в доме гостеприимного Лота [(2), Быт. 19: 4-11]: "Еще не легли они спать, как городские жители, Содомляне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом. И вызвали Лота, и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам; мы познаем их. Лот вышел к ним ко входу, и запер за собою дверь. И сказал: братья мои, не делайте зла. Вот, у меня две дочери, которые не познали мужа; лучше я выведу их к вам, делайте с ними, что вам угодно; только людям сим не делайте ничего, так как они пришли под кров моего дома. Но они сказали: пойди сюда. И сказали: вот пришлец, и хочет судить? теперь мы хуже поступим с тобою нежели с ними... Тогда мужи те простерли руки свои, и ввели Лота к себе в дом, и дверь заперли: А людей, бывших при входе поразили слепотою..."

И здесь, конечно же, следует отметить, что в трактате "Решение коренных вопросов современной библеистики" (8, стр. 184) нами сказано: "Но, по-видимому, жизнь в городе Содоме оказала на нравственность Лота и его дочерей разрушительное влияние. Дочери Лота напоили его вином и переспали с ним по очереди - по той оправдательной отговорке, что мужья их убиты и нет вокруг мужчин, чтобы произвести потомство не от блуда. Но мы думаем, что эта моралистическая отговорка не отражает внутренних мотивов этого совокупления. Отец и дочки жили в пещере, потому что боялись жить в ближайшем городе. Одни и никого вокруг! Обстановка располагала. В крови кипение молодости и эдипов комплекс, как это сформулировал Фрейд несколько тысячелетий спустя. Да и Лот, отец их - тот еще гусь. Был так пьян, что ничего не почувствовал - ни в первую ночь, ни во вторую. В результате этого совокупления старшая дочь родила сына и "нарекла ему имя - Моав" [(2), Быт.19:37]. От этого сына пошли моавитяне. "И младшая также родила сына, и нарекла ему имя Бен-Амми. Он отец Аммонитян доныне" [(2), Быт.19:38]".

Мы привели здесь этот отрывок, чтобы сказать, что время не стояло на месте и мы двигались вместе с ним и старались постичь при этом более того, чем постигнуто было прежде. И поэтому сегодня у нас несколько иная точка зрения на события, происходившие в те далекие времена. Киммерийцы Содома и Гоморры, по нашему мнению, не развратники, а язычники. Ритуальные моменты, присущие их язычеству, очевидно допускали то самое "греховное" поведение, которое описано в Библии. Лот этнически тот же самый киммериец, но вступивший на путь единобожия. Но, как следует из развития тех событий, новой верой он, очевидно, еще не успел проникнуться - в достаточной мере отойти от своего прежнего вероисповедания. И картина, как мы видим, соответствует той, которая описана в Бытие. Да и дело, очевидно, не только в Лоте, как в индивидууме, но гораздо более чем в нем, поскольку трудно отойти от язычества, от киммерийства (гиммирайства!), ибо оно заложено предшествующими тысячелетиями в архетипах коллективного бессознательного. Так в [(2), Ис.1:10] читаем: "Слушайте слово Господне, князья Содомские; внимай закону Бога нашего, народ Гоморрский!". В [(2), Иер. 23:14] то же самое: "Но в пророках Иерусалима вижу ужасное... ...все они предо Мною - как Содом, и жители его - как Гоморра!"

У человека, способного анализировать, сравнивать считать сразу же появятся сомнения в несоответствии, например, дат появление киммерийского этноса на исторической арене в районах Малой Азии, Месопотамии, Палестины, Египта - согласно ассирийских надписям V III век до н. э. - и уничтожением Содома и Гомморы (~ XVII век до н. э.). Разница составляет ~ 900 лет. Но мы уже определились, что под словом киммерийцы мы понимаем тот этнос, который в III - II тыс. до н.э. усилился в результате борьбы за существование и стал доминировать на всей той огромной территории, которую сегодня занимает большая европеоидная раса (смотри Рис. 1). Об этом, как мы выяснили в "Восстановление родства", практически, говорит единство языка и сакрального ритуала в те далекие времена на всей этой территории и в частности в тех ареалах, которые нами сейчас конкретно рассматривается.

Для большего проникновения в суть излагаемого материала позволим себе попутно дать происхождение некоторых соответствующих слов так, как мы это себе представляем [значения слов на иврите здесь и в дальнейшем взяты из словаря Дрора Михаэля (5)]:

1. [Гоморра (gomorra)] - греч. "разврат".

2. Гоморра - на ивр. [амора (amora)]

3. Амур [фр. Amour = лат. amor любовь] - в древнеримской мифологии - бог любви, изображаемый в виде крылатого мальчика с луком и стрелами.

4. [легитамер (lehitamer)] - от корня - 1. издеваться, глумиться 2. порабощать.

Сравнивая меж собой 1, 2, 3, 4 можно утверждать:

во-первых, что слово "Амур" произошло от слова "Гоморра" - на иврите "амора".

во-вторых - то, что считалось в древнеримской мифологии любовью (любовь к мальчикам, например), воспринималось иудаизмом, как издевательство и глумление.

в-третьих - отмеченная нами разница восприятия являлась на архетипическом (бессознательном) уровне первопричиной непримиримости между иудаизмом и язычеством.

Не подлежит никакому сомнению, что слово "любовь" архетипически восходит к инстинкту самосохранения (продолжение рода)! И по этой причине оно для каждого определившегося этноса архетипически наиболее устойчиво. И если в трех или четырех этносах это слово имеет одинаковое происхождение, то эти этносы уже только по одному этому признаку являются родственными. Составим таблицу:

Таблица 1.
иврит украинский русский английский французский
- [леегогга (leehohha)] - любить.

- корень

кохати хахаль (любовник) - производное от - [леегогга (leehohha)] ike - [лайк (laik)]: а) похожий, подобный. б) любить, нравиться -
- [лелабев (lelabev)]: а) пленять, очаровывать; б) печь (жарить!) оладьи, блины. в) раздувать огонь

- корень

любить любить love - [лав (lav)] - любить -
- [легитамер (lehitamer)] - 1. издеваться, глумиться 2. порабощать.

- корень

- - - aimer - любить

 

Следует оговориться, что представленной таблице мы попытались показать феноменологию явления и посему число анализируемых этносов было сведено к минимуму. Данные со всей очевидностью говорят о том, что архетипически родственными этносами являются евреи, украинцы, русские. Французы по своему архетипическому мышлению отличаются от обозначенных этносов.

Привлекает внимание и тот факт, что в слове - [леегогга (leehohha)] - наличие дагеша (гг, hh), нашло отображение в английском слове like (k / = h) [здесь и далее "/ = " - знак архетипического равенства] , а именно - в наличии при одинаковом корне двух значений этого слова, одно из которых - похожий, подобный, а другое - любить, нравиться. И это не случайный факт - закономерность общего характера при образовании определенной категории слов выявлена нами в трактате "Восстановление родства".

Крайне любопытно и то, что слово - [лелабев (lelabev)], имеющее при одном корне два значения на первый взгляд абсолютно разные - а) пленять, очаровывать; б) печь оладьи, блины; имеет в исходном архетипы, сходящиеся по признаку эрогенности - рот / = половому органу. Это нашло выражение и в языке - то, что связано с пищей / = половому акту. На языке (10) тюремно-лагерно-блатного жаргона - жарить / = совершению полового акта.

Кроме того необходимо отметить, что указанные здесь этнические отличия архитипического мышления подтверждает гипотезу, высказанную нами в работе "Иврит в сфере языкознания", заключающуюся в том, что базовые перинатальные матрицы коллективного бессознательного латинян, например, и французов генерированы, вероятно, на основе крито-микенской культуры, а евреев, украинцев, русских на шумерской основе. Что касается британцев, то положение здесь иное... Исходя из оговоренной нами гипотезы, при строгом подходе они от шумерским этноса в своей архетипической генетике сохранили малую толику и вряд ли доминирующую. Об этом свидетельствуют современные антропологические данные - на западе Великобритании по данным не менее, чем 60 летней давности (~ 1940 год) преобладал темноволосый мезокефальный атлантический антропологический тип, связанный с типами западного Средиземноморья; на севере и северо-западе был распространен мезокефальный тип, близкий к типам Скандинавии; в меньшей степени встречались брахикефальные типы сходные с брахикефалами Западной Европы и, кроме того, между всеми типами имелся ряд переходных форм. Приведя здесь эту статистику, мы еще раз напомним читателю, что в нашем исследовании не идет речь о сегодняшнем дне, ибо сегодняшнее нас интересует только в той степени, в какой оно является результатом прошлого. А оно говорит о том, что британцы в своей азбуке не допустили применения буквы [шин (shin)] - основополагающего фактора шумерской культуры.

Итак, вернемся к предыдущему нашему рассуждению, а именно к событиям, описанным в Быт. 19: 38; к тому указанию в Библии, что от сына Моава, которого родила старшая дочь Лота, пошли маовитяне, а от сына Бен-Амми, которого родила младшая дочь Лота, пошли аммонитяне.

В трактате (8, стр. 184) написано - "условно мы можем привязать появление этих двух народов ко времени разрушения Содома и Гоморры. И далее на стр.185 имеется утверждение, подтвержденное доказательством, что разрушение это "произошло в 1711 г. до н. э."... Именно эту дату можно считать началом непримиримой вражды иудаизма по отношению к язычеству. Но конфликт этот уходит в более ранние времена. Терах (отец Авраама) "уходит со всем своим семейством из Ура в Харран, мечтая добраться до Ханаана" (8, стр. 191). И далее там же:

"Это снятие с насиженных мест произошло в 1742 г. до н. э... К этому времени властитель Вавилонского царства Хаммурапи уже умер. Его место занял его сын Самсуилин (1749 - 1712 гг. до н. э.). Вскоре, после начала его правления эламский правитель Римсин, воспользовавшись ослаблением Вавилона, вторгается в Месопотамию и захватывает часть Шумер. Но вслед за этим Самсуилин побеждает Римсина и тот гибнет во время пожара своего дворца. При этом Самсуилин разрушает стены Ура и Урука и снова подчиняет своей власти Шумер".

Таким образом, мы видим, что Терах снялся "со всем своим семейством" с насиженных мест по вполне объяснимым причинам - время было неспокойное и глава рода принял решение перебраться в более безопасные края. И вот Терах добирается до Харрана. "Но тут Авраама посещает Господь и увещевает его уйти из дома отца своего в землю, которую Он укажет ему" -(8, стр. 192).

В книге (8), из которой мы только что цитировали историю Тераха, было замечено, что "у Авраама с отцом были разногласия непримиримого характера" - (стр. 193). В этой же книге (8) мы попытались проанализировать причину и характер этих разногласий, приведших к окончательному разрыву сына с отцом (стр. 193 - 194).

Дополним новой существенностью наши прежние рассуждения. То, что Авраам безжалостно оставил отца в Харране, объяснима из самого имени отца - Терах. В том, что отец Авраама носитель имени "Терах" заранее предопределено негативное отношение Авраама к своему отцу на архетипическом уровне. [ттерах (tterah)] - 1. Терах (библейское имя) 2. старикашка, хрыч. Не будет ошибкой утверждать происхождение украинского "торохтiти" и русского "торохтеть" от соответствующих корней иврита, если учесть однозвучие "" [тав (taw)] и "" [тет (tet)] и второе значение - старикашка, хрыч.

1. [торах (torah)] - обременение, утруждение, обуза.

2. [летартер (letarter)] - торохтеть, дребезжать (тараторить!)

И, конечно же, главным в дополняемой нами существенности является тот факт, что частая смена властителей в Шумер, а значит и ритуально-сакральных особенностей, присущих то одному, то другому доминирующему этносу, побудила Авраама во имя спасительного обособления не только бежать прочь из родных мест, но более того - отказаться от богов языческих (киммерийских!), характеризующихся антропоморфностью, а значит постоянной изменчивостью и неустойчивостью и направить свое внимание на Единого.

И все же, несмотря на неудержимое желание окунуться в последующие исторические события, помедлим, ибо от самого Авраама до глобального киммерийства (дольменная культура) рукой подать - каких-нибудь 700 лет. Направимся туда. Конец первой половины I I I тыс. до н. э. интересен для нас тем, что в этот период песни о Гильгамеше уже сложились. В этих песнях подробна отражена этическая сторона жизни киммерийских Шумер. И здесь следует отметить тот положительный фактор, что приложение сил, подобное нашему, проявляется и у других исследователей. Мы в этом мире не одиноки. Из появившейся за последние годы научной литературы по этому вопросу особо внимание привлекает фундаментальная работа Андрея Леонидовича Вассоевича "Духовный мир народов классического Востока". В этом замечательном историко-философском исследовании (с применением историко-психологического метода) Андрей Леонидович сообщает (3, стр. 228): "Из текста приведенных клинописных фрагментов ясно, что Гильгамеш, проявлявший себя по отношению к сынам Урука, как активный педераст, должен был по замыслу богов, внявших мольбам жителям города, перенести свое сильнейшее сексуальное влечение на Энкиду. Недаром, излагая свой вещий сон матери, правитель говорит о своем будущем друге: a-na-ku ki-ma eli "Я ж, как к жене, к нему ласкался".

В подтверждение сказанному А. Л. Вассоевич дает свой вариант перевода (3, стр. 227, 228) фрагмента Песни I: V, 20-V,36 шумерского клинописного текста "О все видавшем" (третья версия, называемая условно "ниневийской"):

V, 20 Энкиду, укроти твою ярость.

V, 21 Гильгамеш - его жалует Шамаш.

V, 22 Ану, Элиль и Эйа расширили его разум.

V, 23 Прежде чем с гор пришел ты,

V, 24 Гильгамеш посреди Урука видел тебя в сновидениях.

V, 25 Встал Гильгамеш сновидение толкует...

V, 26 "Мать моя, сон я видел ночью.

V, 27 Были для меня небесные звезды

V, 28 Словно воинство Ану падало на мою спину.

V, 29 Я его поднял - был меня он сильнее.

V, 30 Одолеть я его старался - и стряхнуть не мог я его,

V, 31 Страна Урука встала против него,

V, 32 Страна собралась на него,

V, 33 Теснилось войско на спину его,

V, 34 Все мужи сгрудились против него,

V, 35 Други мои целуют ноги его,

V, 36 Я же как к жене к нему ласкался".

(перевод А. Л. Вассоевича)

 

Следует сразу же оговорить причину нашего несогласия с этим переводом и с переводами некоторых других авторов.

Возьмем для примера строку V, 20. В оригинале эта строка такова -

.

Транскрипция: En-ki-d nu-uk -ki-ra e-rit-ka.

Дословный перевод: "Измени твое преступное намерение"

А. Л. Вассоевича: "Энкиду, укроти твою ярость").

Или строку V, 22 -

.

Транскрипция: A-nu-um Ellil (EN.LL) u -a -rap-pi-u u-zu-un-.

Дословный перевод: "Ану, Элиль и Эйа расширили его ухо"

А. Л. Вассоевича: Ану, Элиль и Эйа расширили его разум).

В связи с вышеприведенным, позволим себе заметить, что в переводе А. Л. Вассоевича (3, стр. 228), сознательно употребленное им выражение "расширили его разум" - реминисценция, идущая от фразеологизма "расширение сознания", характерного для трансперсональной психологии. Правда, Андрей Леонидович здесь же приводит оправдательную сноску с опорой на авторитет (13) - в том смысле, что uzuun "помимо исходного "ухо", уже в глубокой древности стало обозначать "разум" и "мудрость". Но исходя из иврита, который не менее близок упомянутой А. Л. Вассоевичем "глубокой древности", имеем следующее:

а) [озен (ozen)] - ухо;

в) Глаголы с корнем , подходящие к нашему случаю -

I. [леаззен (leazzen)] - 1. взвешивать 2 уравновешивать 3. подводить баланс

II. [легаазин (lehaazin)] - слушать.

Демонстрируемые здесь глаголы с корнем , в 2001 году, как и в глубокой древности, имеют разное смысловое значение в зависимости от активности. В первом случае легкая форма имеет значение близкое к процессу осознанного мышления (1. взвешивать 2. уравновешивать 3. подводить баланс). Во втором случае глагол означает каузативность, побуждение другого лица к действию - это более тяжелая форма глагола: боги прежнюю способность Гильгамеша взвешивать (то есть обдумывать) "обостряют" до бессознательной чуткости ("расширили его ухо").

Продолжая нить нашего рассуждения, позволим себе привести дословный перевод остальных строк, поэтически обозначенной А. Л. Вассоевичем Песни I, выполненный И. М. Дьяконовым в книге (7, стр. 150):

V, 27 Были для меня звезды с небес

V, 28 Словно воинство Ану падало на меня

V, 29 Я его поднял и он(о) был(о) сильнее меня,

V, 30 Я старался одолеть его и не мог стряхнуть его,

V, 31 Урук, вся страна стояла (служила) к [нему],

V, 32 [Страна была собрана] к [нему]

V, 33 [Теснился нар]од (войско) на него,

V, 34 [Мужи со]брались к нему,

V, 35 [. . . . . това]рищи мои целуют его ноги

V, 36 [Я же ка]к к жене к нему ласкался...

К этому дословному переводу И. М. Дьяконов дает примечание (7, стр 145): "квадратные скобки [ ] означают несохранившийся в оригинале текст (если в скобках стоят точки) или реконструкцию несохранившегося текста (если в скобках имеется текст); в круглых скобках ( ) даются авторские пояснения к тексту, а также варианты перевода".

И несмотря на то, что поэтический перевод эпоса о Гильгамеше с аккадского (7), выполненный И. М. Дьяконов, одно из самых примечательных явлений в русской литературе, следует заметить, что при переводе обозначенного фрагмента Дьяконовым, а равно и Вассоевичем, были упущены (с позиций нашего самоопределения) некоторые весьма важные психологические моменты, свойственные язычеству:

V, 20 Энкиду, укроти твою дерзость.

V, 21 Гильгамеш - его любит Шамаш.

V, 22 Ану, Элиль и Эа его вразумили.

V, 23 Прежде чем с гор ты сюда явился,

V, 24 Гильгамеш среди Урука во сне тебя видел.

V, 25 Встал Гильгамеш и сон толкует...

V, 26 "Мать моя, сон я видел ночью.

V, 27 Были средь мужей небесные звезды,

V, 28 На меня упал словно воин Ану.

V, 29 Поднял его - был меня он сильнее.

V, 30 Тряхнул его - стряхнуть не могу я.

V, 31 Край Урука к нему поднялся,

V, 32 Против него весь край собрался,

V, 33 Народ к нему толпою теснится,

V, 34 Все мужи его окружили,

V, 35 Товарищи целовали его ноги,

V, 36 Словно к жене я к нему прилепился"... 

К поэтическому переводу И. М. Дьяконов дает такое примечание (7, стр. 145): "Слова, выделенные курсивом, в оригинале не сохранились; они либо восстановлены на основании эпических повторов или по смыслу, либо представляют домыслы переводчика или предшествующих исследователей".

Критическое отношение самого И. М Дьяконова к своему поэтическому переводу не вызывает сомнений - "домыслы переводчика или предшествующих исследователей". Научная позиция Дьяконова соответствует нашему пониманию разрешения научных задач. И вслед за И. М. Дьяконовым, заявляя официально, что и мы не последняя инстанция во всех наших гипотетических представлениях и высказываниях, но при этом с полным правом осуществлять задуманное на основе все того же самого субъективизма.

Итак - с нашей точки зрения вся психологическая цепочка образов, исходя из дословного перевода, на котором сосредоточено наше внимание, говорит о том, что город Урук никак не выступил против Ану и страна богу не противоборствовала, а значит и войско. Этого противостояния никак не могло быть. Ибо если бы такое противоборство осуществилось, то в такой момент друзья Гильгамеша никак не могли бы подобострастно целовать ноги божества. Здесь совсем другое - здесь язычник Гильгамеш в сновидении на уровне бессознательного наделяет бога соответствующими (зеркально отображенными) сексуальными представлениями и активностью. Здесь бог Ану поступает с Гильгамешом точно так, как тот с жителями города Урука - и в этом смысл нападения Ану (сверху) и того, что Гильгамеш никак не может стряхнуть насильника. Учитывая все предыдущие замечания, позволим себе представить на суд читателя наш вариант перевода фрагмента Песни I: V, 20-V, 36.

V, 20 Энкиду, пресеки преступные порывы.

V, 21 Гильгамеш - его возвышает Шамаш.

V, 22 Элиль и Эа расширили его чуткость.

V, 23 Прежде чем с гор ты сюда шаги направил,

V, 24 Гильгамешу посреди Урука снящегося ты явился,

V, 25 Встал Гильгамеш и сон вспоминает...

V, 26 "Матушка моя, что мне привиделось ночью.

V, 27 Воплотились звезды небесные

V, 28 В Ану падающего воинством на меня.

V, 29 Я противостоял ему и он был сильнее меня,

V, 30 Я пытался одолеть его и не мог его стряхнуть,

V, 31 Вся страна Урука служила ему,

V, 32 Вся страна собралась возле него,

V, 33 Народ теснился около него,

V, 34 Мужи сгрудились возле него,

V, 35 Мои близкие друзья целовали его ноги,

V, 36 Я же как к жене к нему ласкался"...

(Перевод А. Кобринского)

На этом этапе нашего исследования пора сказать тому нашему читателю, который неотступно следовал за всем ходом нашего рассуждения, что рассмотрение различных вариантов перевода фрагмента поэмы "О все видавшем" (Песни I: V, 20-V,36) представлено для того, чтобы показать в наиболее доступной форме, что различного рода сексуальные оргии, свойственные язычеству, являлись не каким-либо видом разврата (в моральном аспекте) или отступлением от общепринятых норм, но скорее всего относились к некоторым традиционным моментам. Если бы это было не так, то человеческая фантазия не позволила бы себе наделять богов оргиальными свойствами, присущими человеку. Исходя из сказанного, нам кажется не вполне уместным по отношению к материалу исследования выражение А. Л. Вассоевича - "Гильгамеш, проявлявший себя по отношению к сынам Урука, как активный педераст" - неуместным именно потому, что ученый, исследующий литературные памятники древнейших времен, должен избегать оценочных высказываний этического характера по отношению к тем моментам жизни в исследуемых им явлениях, которые были в те далекие времена не в запрете и не в грехе. Подтверждением этому нашему пониманию являются почти все шумерские тексты, приводимые А. Л. Вассоевичем в его трактате "Духовный мир народов классического Востока". Вот, например, отрывок из текста (3 ,стр. 206), именуемого в шумерологии "Сны Гудеи". Гудеа - правитель Лагаша (XXII в. до н.э.). Гудеа обращается к богине Гатумду, называя ее первейшей по рангу: "Матери я не имею. Моя мать - ты. Отца я не имею . Мой отец - ты. Мой зародыш в себя ты приняла, в себе меня ты родила. Гатумду, твое светлое имя приятно. Ночью приляг ко мне (на ложе)".

В этом тексте-обращении к богине Гатумду она как бы лишена пола. Она и отец, она и мать. И при такой бесполости она источник продолжения рода - не бесплодна. Отсюда сами по себе следуют архетипические равенства, свойственные пониманию киммерийцев.

совершенство / = отсутствие половых признаков / = слияние муж. и жен. начала

Приведенные нами архитепические уподобления, прослеживаются также в результатах археологических экспедиций. Вот что Ю. А. Шилов говорит о "мифоритуале, связанном с погребением" одного из "двух мастеров-демиургов из кургана 1-II возле Каир" (11, стр. 65): "Мужчина 25-30 лет приносился в жертву не менее года. Примерно такой срок понадобился для срастания преднамеренно перебитых лобковых костей; жертва, следовательно, была лишена пола".

Поскольку мы коснулись в данный момент киммерийских ритуалов, связанных с жертвоприношением, отметим еще раз, как об этом упомянуто в нашей работе "Восстановление родства", что на иврите [литроф (litrof)] - корень - 1. растерзать 2. ранить. 3. отнимать. 4. признавать ритуально непригодным к еде, некошерным. Отсюда существительное [тереф (teref)] - 1. добыча 2. растерзанное животное 3. пища. Исходя из смыслового значения приведенных здесь слов (на языке иврит), а также из всех наших предыдущих гипотез и рассуждений, следует единство источника происхождения вышеприведенных слов в иврите и некоторых слов в славянских языках: труп, трепать (сюда же в древнерусском притрепати "губить, убивать" - из "Слова о полку Игореве"), требуха, трапеза, трофей (начиная с Петра I). Корень является основой многих слов и в иных европейских языках - в греческом, французском, немецком и др.

Весьма любопытным является значение слова труп (12) в древнерусском (ствол дерева, труп, побоище); в болгарском (туловище, ствол дерева, труп), в сербохорватском (туловище). Смысл подчеркнутых слов, приводит нас прямиком к языческим ритуалам принесения в жертву человека: ствол становится трупом, когда дерево очищают от ветвей и соответственно - туловище становится трупом, когда от него отсекают конечности. А само русское слово трапеза (в сербохорватском трпеза - обеденный стол, трапеза, поминки), в котором определяющие согласные совпадают с на иврите, а значит и со словом труп (исходя из предположения, что растерзанное животное / = растерзанному человеку), говорит о том, что в киммерийских [г(hмиррайских] этносах бытовало не только жертвоприношение, но и людоедство.

Примечателен и тот факт, что почти во всех исследованных киммерийских захоронениях выявлено присутствие красной охры. Так, например, в трактате Б. Д Михайлова (9, стр. 79) находим следующее: "Село Троицкое Мелитопольского района Запорожской области. Курган № 3, погребение 5 (ямное). В северной части кургана, в насыпи, на глубине 1, 4 м от современной поверхности выявлен детский череп, окрашенный в красный цвет ... Возле затылка покойника в беспорядке лежали кости: копыта овцы и лошади, окрашенные красной охрой, а также три фаланги пальцев взрослого человека. Далее на север выявлены куски красной охры, склеившиеся между собой. Перед лицом погребенного стоял сосуд, под которым было пятно красной охры. Рядом находился кремневый отщеп. В 15 см от черепа на В-ЮВ стоял второй, большой сосуд. В стороне от сосуда выявлено два кусочка красной охры". И в том же трактате (9, стр. 85): "Село Вознесенка Мелитопольского района Запорожской области. Курган № 1, погребение 1 (энеолитическое); совершено на погребенном грунте к юго-западу от репера (длина - 1,1 м, ширина - 0,9 м, прослеженная глубина - 0,35 м) и вытянута по линии СВ-ЮЗ ... Костяк лежал на правом боку, череп и ступни ног отсутствовали. Руки согнуты в локтях, костяк обильно покрыт красной охрой".

В "Толковом словаре" Даля (5) находим определение: охра - глинистая или иная земля, окрашенная окисью метала, особенно железа; в малярном деле охра - желтая земляная краска, глина с водной окисью железа. Жженая вохра, темно-красная. На иврите [хамра (hamra)] - глинистая почва, суглинок, краснозем. [хомер (homer)] - глина, глинозем. [лахмор (lahmor)] - (корень ) - обжигать. Далее необходимо вспомнить, что на иврите [комер (komer)] - 1. священник, ксёндз 2. жрец. Сравним полученные результаты и по звучанию и по смыслу:

1. киммерийцы (наименование этноса на русском языке),

2. гимиррай (в ассирийских клинописных текстах конца 8 в. до н. э),

3. охра (глинистая земля, глина),

4. хамра (глинистая почва, суглинок краснозем),

5. хомер (глина, глинозем),

6. лахмор (обжигать),

7. комер (жрец).

Для еще большей наглядности проследим архетипические равенства.

жрец / = жертвоприношение / = труп / = обжигать / = жар / = жженная охра

И все эти ритуальные процессы архетипически выражены в однокоренных словах как иврита, та и славянских языков. Не должен остаться без внимания и следующий очевидный факт - [комер (komer)] в значении жрец уходит в дохристианское начало - в киммерийские времена: комер - киммерийский жрец (язычник). [комер (komer)] в значении священник, ксёндз производное христианских времен.

Такое понимание подтверждается и тем, что инфинитив [лихмор (lihmor)] - утаивать (корень ), от которого образовано существительное [комер (komer)], имеет древнее происхождение, поскольку соответствует прямому предназначению жреца быть хранителем традиционного ритуала (утаивать от всякого рода разрушающих влияний); и тем еще, что инфинитив [ликмор (likmor)] - строить свод (арку) имеет прямое отношение к построению культовых сооружений. Каменные своды шумерийской культуры построены за 3000 лет до н.э. В дальнейшем арка получила широкое применение в монументальной архитектуре Рима. А еще позднее глобальное распространение в период становления христианства.

Использованная литература:

1. БСЭ, т. 15, Москва, 1952, стр. 34. 2. Библия (Американское библейское общество - перепечатано с Синодального издания) 3. Вассоевич А. Л., "Духовный мир народов классического Востока", "АЛЕТЕЙЯ", СПб, 1998.-544 с. 4. Гомер, "Одиссея", пер. с древнегреческого В. Жуковского, Москва., 1981. -407 с. 5. Даль В., "Толковый словарь живого великорусского языка", Москва, 1956. 6. Дрор Михаэль, "Еврейско (иврит)-русский словарь", изд. Ам Овед, Тель-Авив, 1998. 7. Дьяконов И. М., "Эпос о Гильгамеше", Москва-Ленинград, 1961, -с. 214 8. Кобринский А., "Новая парадигма", Беер-Яков, 1995. - 311с. 9. Михайлов Б. Д., Ритуал жертвоприношения в эпоху энеолита в бассейне реки молочная //"Жертвоприношение", Москва, 2000, - 536 с 10. Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона, изд. "Края Москвы", 1992. 11. Шилов Ю. А., Человеческие жертвоприношения в мифоритуалах Северного Причерноморья IV - I тыс. до н. э. // "Жертвоприношение", Москва, 2000. - 536 с. 12. Фасмер Макс, "Этимологический словарь русского языка", Терра-Азбука, 1996. 13. Soden W. von. Akkadishes Handwrterbuch. Bd. III, Wiesbaden, 1981, s. 1447-1448.  

Далее...

 

Rambler's Top100