Другие работы автора

Глава IV

Александр Кобринский

Феномен Сократа

Глава V. Связь цивилизаций

На предыдущих страницах мы уже приводили некоторые примеры, имеющие прямое отношение к теме этой главы. Теперь же (в обозначенном) нас интересует несколько более систематизированное представление. Такая акцентация невольно продвигает нас к древнейшим истокам. Имея в виду этот угол зрения, зададимся вопросом - что общего в смысле подобных связей прослеживается в известном этническом многообразии - между греками, например, и персами; между персами и индусами, между индусами и большинством европейских народов, между евреями и народами, где им тысячелетиями приходилось быть в рассеянии?

В "Алкивиаде I" (I, 120 e) платоновский Сократ утверждает, что лакедемоняне "ведут свой род от Геракла", а Персы "от Ахемена и что оба эти рода восходят к Персею, сыну Зевса". Эта информация мифологического порядка дает нам возможность предполагать, что гераклиды (к ним относились коренные жители Спарты) и персы - имеют общее происхождение. Довольно любопытное, в интересующем нас аспекте, высказывание Сократа находим в "Кратиле" (I, 396 ab), где философ сообщает следующее: "Дело в том, что имя Зевса есть как бы целое выражение, а мы, расчленив его на две части, пользуемся то одной, то другой. Ведь одни его называют Дием (), другие же Дзеном (). А сложенные вместе, эти имена открывают нам природу этого бога, как мы говорили, и подобает всякому имени... ...это имя разделено на две части, на имя Дий и имя Дзен, хотя оно и едино. Тому кто его слышит, сначала может показаться кощунственным, что Зевс - сын Кроноса: более последовательно было бы, если бы Зевс назывался "порождением великой мысли". Ведь слово "корос" (), (слышащееся в имени "Кронос"), означает не "отрок", но нетронутую () чистоту () ума".

В комментариях к "Кратилу" сообщается, что в корне имени "Зевс" мыслится глагол (жить). Мы же обратим внимание на семантическое объяснение слова "дзен" в японском языке: оно имеет значение - "созерцания", "медитации"... Прекрасное толкование первой части слова "Зевс" дает С. Радхакришнан в "Индийской философии" [38, с. 59] - в частности он пишет: "Дьяус - это не только божество индоиранцев, но также индоевропейцев. Он встречается в Греции как Зевс, в Италии как Юпитер (небесный отец) и как Тир или Тий у тевтонсикх племен. Слово "дева" первоначально имело значение "светящийся"; впоследствии оно стало прилагаться ко всему светящемуся - солнцу, небу, звездам, заре, дню и. т. д. Оно приобрело широкий смысл, обозначая все то общее, что имеется в светящихся предметах". Это пояснение знаменитого индийского философа осмысливается куда более емко на фоне тех фактов, что все многообразие высокоразвитых цивилизаций сводится, как это открыто исследованиями археологического порядка (раскопками курганов от Украины до приволжских районов Каспия), к единой общности, которая возникла по убеждению автора "Прародины ариев" Ю. Шилова [56, с. 615] "...как специфическое проявление развертывания в Циркумпонтийской зоне ("вокруг Черного моря") более древней и обширной индоевропейской общности. Возникновению древнейщего Ариана (чье название проявилось лишь много времени спустя в Иране и о существовании которого уже на нижнеднепровской прародине можно только догадываться) предшествовала почти трехтысячелетняя история "Страны земледельцев" Аратты, сформировавшейся в VI тыс. до н. э. в Подунавье и сместившейся на протяжении середин V-IV тыс. до н. э.на Правобережье Среднего Поднепровья (где известна ныне как "трипольская археологическая культура" [25, с. 31-34]).

Перемещение ядра древнейшего в мире государства Аратты из Подунавья в Поднепровье обусловилось, прежде всего, давлением новой волны ("культуры Винча") выходцев из малоазийской прародины индоевропейцев. Вследствии того исконный путь в Малую Азию оказался затруднен - и Аратта стала торить новый путь, из Поднепровья через Кавказ. Это явление, начатое жрецами и вскоре обросшее этнокультурными образованиями, известное археологам как "азово-черноморская линия развития степного энеолита" [19, с. 87-106], каким-то образом стимулировало возникновение Шумера [25, с. 31]. Контакты аратто-шумерских жрецов засвидетельствованы в "Гроте быка", "Северном гроте" и др. Каменной могилы на реке Молочной, в I кромлехе Великоалександровского кургана [18, с. 63-68; 51; 53], а последовавшие хозяйственные и прочие связи - в металлургии племен "усатовской культуры" [29; 45], в повозках носителей "старосельского и т.п. типов алазано-беденской культуры" [55; 54], в знакомстве нижнеднепровских племен "катакомбной культуры" с шумерской "Поэмой о Гильгамеше" [52].

Исходя из приведенного здесь убеждения Ю. Шилова, импонирующего направлению наших поисков, следует добавить украинскому слову "диво" то объяснение, которое дает С. Радхакришнан словам "дьяус" и "дева" (имеющим прямое отношение к имени "Зевс", расчлененному Сократом на два составляющих слова - "Дия" и "Дзен"). И таким вот побочным образом смысловое единство слов "Дия" (светящийся) и "Дзен" (созерцание, медитация) объясняет происхождение имени громовержца, не выходящее за рамки ритуальной практики пифагорейцев - адептов посвящения в таинство (греческий вариант буддистского просветления) и в то же время полностью совпадающее с духом Упанишад - сосредоточение на светящемся!

Этническая общность греков и персов прослеживается не только в языке. Известно, что и те и другие относились к огню с ритуально обожествляющим благоговением. Очаг в древней Греции - священная значимость не только в каждом доме, но и на государственном уровне: в притонее здания городского совета находился общий очаг города, в котором поддерживался вечный огонь.

Существовал в представлении греков и мировой очаг - это сама богиня Гестия, обитающая в центре космоса. Следы подобного поклонения огню не обошли и евреев. Известно, что изготовление светильника было предписано Моисею самим Богом на горе Синай: "Шесть ветвей должны выходить из боков его: три ветви светильника из одного бока его, и три ветви светильника из другого бока его" - Исход 25:32; "И сделай к нему семь лампад, и поставь на него лампады его, чтобы светили на переднюю сторону его" - Исход 25:37. Первосвященник зажигал минору (светильник) в сумерки и очищал ее горелки утром. Она горела всю ночь и в книге Исход 27:20 (также Левит 24:2-4) ее пламя названо нер тамид (буквально - "постоянный светильник"). В Исходе 27:20 сказано: "И вели сынам Израилевым, чтобы они принесли тебе елей чистый, выбитый из маслин, для освещения, чтобы горел светильник во всякое время". Для того, чтобы исторически понять "откуда ноги растут" у библейского семисвечника, следует вспомнить, что идея "семи божеств" пронизывает учение Зороастра. Согласно зороастрийским преданиям могущественным божеством Ахура-Маздой было сотворено еще шесть божеств. Мори Бойс в книге "Зороастрийцы" [7, с. 33] сообщает, что в одном из текстов на пехлеви создание Ахура-Маздой этих шести божеств "сравнивается с зажиганием одного светильника от другого".

И плюс к этому: семисвечники (глиняные светильники в форме мисочки с семью углублениями для фитилей, либо плошки с семью чашечками) обнаружены при раскопках древних святилищ Сирии и Ханаана в слоях, относящихся к периодам средней и поздней бронзы (18-15 вв. до н. э. - домоисеевы времена), что говорит не только о происхождении их близнеца - ритуального библейского светильника, но и о родословной самого еврейского народа.

Вполне вероятно, что конструкция еврейского светильника и его ритуальное назначение - быть зажженным "во всякое время" позволило царю Киру последовательному зороастрийцу (огнепоклоннику) увидеть в еврейской религии родственные черты. И посему этот царь великим повелением своим разрешил евреям вернуться из вавилонского пленения и восстановить храм в Иерусалиме. Необходимо отметить, что сходство иудаизма и зороастризма наблюдается и в других моментах. И, что очень важно, все эти параллели имели место в иудаике задолго до известного столкновения иудеев с персами. Так, например, нами замечено, что брахманы носят через плечо плетенный шнур. Зороастрийцы имеют такой же отличительный знак - носят особый шнур, оборачивающий поясницу и завязанный узлом спереди и сзади. В Авесте [1, Яшт 1:16-17] этот момент опоэтизирован:

Кто в этом плотском мире,

Спитама-Заратуштра,

Все имена изустно

Промолвит днем ли, ночью,

Промолвит ли вставая,

Промолвит ли ложась,

Повязывая пояс,

Развязывая пояс...

Повязывание и развязывание пояса из шерстяных нитей входит в повседневный ритуал зороастрицев. И не вызывает никакого сомнения, что ежедневное ношение верующими евреями малого талеса с привязанными к четырем его углам шерстяными кистями (цицит) восходит именно к этому арийскому и только арийскому обычаю.

Прежде, чем продолжить наше исследование, возвратим читателя к цитате из "Прародины ариев" Шилова Ю., в которой нас интересует и то, что "Страна земледельцев" именуется Араттой; и то, что сформировалась эта страна в VI тыс. до н. э. (до возникновения египетской цивилизации!) в Подунавье; и то, что на протяжении середины V - IV тыс. до н. э. территориально эта страна сместилась на Правобережье Среднего Поднепровья; и то, наконец, что вследствии затрудненности исконного пути в Малую Азию, Аратта стала торить новый путь из Поднепровья через Кавказ, что оказало в процессе исторического развития сильнейшее влияние на становление этносов в районе Междуречья. Но отправной точкой исследования нам послужат неизменные платоновские диалоги.

В связи с намеченной целью извлечем из "Тимея" следующее: "...бог поместил между огнем и землей воду и воздух, после чего установил между ними возможно более точные соотношения, дабы воздух относился к воде, как огонь к воздуху, и вода относилась к земле, как воздух к воде. Так он сопряг их, построяя из них небо, видимое и осязаемое" (III, 32 b). И далее: "...каждая из четырех частей вошла в состав космоса целиком: устроитель составил его из всего огня, из всей воды, и воздуха, и земли, не оставив за пределами космоса ни единой их части или силы" (III, 32 c). Следует отметить, что Плутарх в своем произведении "Об "Е" в Дельфах" исходит в своем мировоззрении из пятичастной сущности космоса и, упоминая платоновского "Тимея", к четырем названным в этом диалоге элементам (земля, вода, воздух, огонь) добавляет пятый - эфир. Пятичастное построение космоса прослеживается косвенным образом и в Ригведе и в Упанишадах. В Библии в процессе Сотворения также названы определенные элементы. Сразу же оговоримся, что наш интерес к этим построениям, восходящим к предфилософии, специфичен. Нам достаточно убедиться в том, что все разнообразие подобных построений имело когда-то один общий источник, а именно, что зачатки предфилософских построений были рождены на территории древнейшего государства - Аратты.

По ходу заметим, что слово "Аратта", очевидно, имеет древнейшее происхождение и семантическое его значение должно быть связано грамматическим корнем с процессом земледелия: "Аратта" - "Страна земледельцев". Учитывая, что территориально Аратта была расположена на Правобережье Среднего Поднепровья, следует ожидать, что и в украинском языке, и в русском, и, очевидно, в иных славянских языках употребительны слова, имеющие точно такой же корень и сохранившие при этом свою архаику. И, действительно, в украинском языке слово "орати" (пахать, вспахивать) так же, как в русском "орать" практически совпадает со словом "Аратта". Кроме того, в украинской и русской мере длины (аршин) совпадают со словом "Аратта" две определяющие буквы (корневые). Это тем более существенно, что мера земельной площади "ар" также совпадает с первыми двумя буквами в слове "Аратта". Эту тенденцию совпадения "ар" в слове "Аратта" и во многих иных словах, которые смысловым своим содержанием имеют как непосредственное, так и косвенное отношение к земле или к древности (Аратта самое древнее государство в мире) - так вот, эту тенденцию можно наблюдать во многих индоевропейских языках и прочих (не принадлежащих, казалось бы, к этой группе). К этим словам относятся, например, такие: арахис (земляные или китайские орехи) - греч.; арат - в Монголии и в Тувинском крае трудящийся скотовод, крестьянин; артишок (огородное растение, овощ) - немец. artichok; армяк - старинная крестьянская верхняя одежда из толстого сукна в виде кафтана; архалук - вышедшая из употребления одежда, род короткого кафтана; аренда - польск. arenda; ареал - область распространения животных, растений (лат. area - площадь, пространство); арена - лат. arena, архейский - древнейшая эра Земли (от греч. - начало) - и т. д.

То, что Аратта стала торить с определенного исторического времени (с VI тыс. до н. э) в Малую Азию новый путь из Поднепровья (через Кавказ), дает нам право предполагать, что слово это имеет непосредственное отношение к происхождению топонимов "Арарат" и "Аравия", гидронимов "Арал" и "Арагва", слова "Арам" (имя легендарного героя и родоначальника армянского народа) и многих других слов - например, "арба" (длинная четырехколесная повозка в Крыму, на Кавказе и в южных районах Украины). И хотя считается, что слово "арба" перешло в русский язык от тюркских народов, мы по ходу исследования заметим, что оно абсолютно соответствует (на иврите) числительному "" - arba - четыре.

Исходя из того, что именуется корнем слова, выделим на основе предыдущих изысканий буквосочетание "ар". С большой долей вероятности допустимо предполагать, что всякого рода словообразование кристаллизовалось в процессе исторического развития вокруг простейших буквосочетаний. И если их верно определить, то по ним, на основе анализа некоторых соответствующих им слов, употребляемых разными этносами, можно определить феноменологически первородность того или иного этноса, а также проследить его прямую генетическую связь с другими этносами. Какие же это наиболее употребительные слова?

Слова, выражающие, очевидно, такие архетипические представления, которые в предфилософских мифологических построениях доминируют в созидании космоса - земля, вода, огонь, воздух, небо, дерево, река, металл. Взяв за основу те четыре элемента, которые упоминаются Сократом в "Тимее", обратимся к таблице:

Рассматривая табл.2 рассеем недоумение читателя, могущее возникнуть в связи с тем, что слово "река" отнесено к первородным элементам - тем более, что в "Тимее" Сократом упоминается именно вода. Дело в том, что в глубокой древности (задолго до эпохи Сократа) арийские племена поклонялись не непосредственно воде, как таковой, а обожествляемым водам рек и водоемов. Так, например, Геродот (I, 138) фиксирует наше внимание на том, что персы "очень почитают реки. Они не мочатся, не плюют и не моют в них рук и никому не позволяют этого делать".

И действительно - содержание текстов Авесты убеждает нас, что такое почитание имело место у протоиндоиранцев (зороастрийцев), которые осуществляли соответствующие жертвоприношения животворящим водам в виде возлияния ритуальной смеси, приготовленной из трех компонентов (молока, сока и листьев двух растений). Жертвоприношения водоемам имело место и у древних греков - об этом свидетельствует Гомер ("Илиада" XXI 130-132):  

Вас не спасет ни могучий поток, серебристопучинный

Ксанф. Посвящайте ему, как и прежде, волов неисчетных;

В волны бросайте живых, как и прежде, коней звуконогих...  

Таким образом, узаконив замену в табл. 2 слова "вода" на слово "река", мы, не нарушая чистоты и объективности нашего исследования, на основе анализа слов наиболее важных и наиболее употребительных в предфилософии, невольно приходим к выводу, что иврит наименее всего удалился (в сравнении с действующими языками нашей современности) от того языка, на котором говорил этнос государства Аратты в IV тыс. до н. э. Не побоимся сказать, что, очевидно, и народ, являющийся здравствующим носителем иврита, наименее всего отстоит в смысле наследственно-генетическом от исконного араттского праэтноса, а это значит, что евреи имеют вполне законное право (во всяком случае не меньшее, чем немцы) принадлежать семье арийских народов. И если проследить в целом пути миграции в период рассеяния, то обнаруживается, что в итоге основная масса еврейского этноса, инфильтрируя в течение тысячелетий из одного государства в другое, к XVIII столетию н. э. очутилась не в самом лучшем районе (и в смысле климатическом, и в смысле отношения к себе коренного населения), а именно - на Украине и в России. Иррациональность этого феномена имеет одно единственное объяснение - похоже, что возвращаться в родные места, как свойство инстинкта, присуще не только птицам, но и млекопитающим - в том числе и человеку - этим самым мы желаем сказать, что евреи, покинувшие в период рассеяния Палестину, Богом заповеданную им еще во времена Авраама, вернулись, повинуясь коллективному бессознательному, в родную Аратту, которую они когда-то (в V - VI тыс. до н. э.) по каким-то неизвестным, вполне вероятно катастрофическим причинам, покинули и через Кавказ осуществили заселение районов Месопотамии.

 

Теперь, с точки зрения этой гипотезы, многое из того, что мы читали и знаем о Шумере становится до осязаемости понятным и объяснимым. Особенно это касается этимологии некоторых топонимов. Терах, как известно, вместе со всем своим семейством начинал историческое путешествие из Ура Халдейского ( - на иврите). Возвращаясь к табл. 2, мы убеждаемся, что "" на иврите по смыслу означает "огонь". Вполне возможно, что поклонение огню во времена Авраама имело место в городе Уре, что и отразилось на его названии. Заметим, что это, очевидно, исконное араттское слово в других этносах арийского происхождения претерпело некоторые изменения, но при этом суть свою сохранило. В древнегреческом языке, несмотря на то, что слово огонь ("" - phlog ) абсолютно непохоже на транскрипцию (ur) ивритского "", корень "ур" присутствует в имени бога "Уран", который являлся олицетворением неба. Согласитесь, что небо неизменно связывается в человеческом представлении со свечением, а значит - с огнем.

Вот еще один интересный экскурс в обозначенном направлении. Терах вместе с семейством прибыл в митаннийский город Харран, основанный в 3 тыс. до н. э. и находившийся в те библейские времена под влиянием шумерийского города Ура Халдейского, покинутого Терахом. Обратив внимание читателя на часть слова выделенную жирным шрифтом, напомним, что гора Синай (та самая, на которой Бог явился Моисею из горящего тернового куста) называется также горой Божией, Хоривом. На иврите "" (har) - гора, "" (horev) - сухость, пустынность в значении: скалистая пустыня и горы, лишенные растительности.

И как здесь не коснуться известного авестийского мифа, в котором божество ветра Вата подбрасывает воду к облакам и проливает ее над "семью каршварами"?

Иранцы верили, что мир делится на семь областей. Каждый каршвар - круг, самый большой из которых Хванирата находится в центре и населен людьми. Мэри Бойс, в книге "Зороастрийцы" [7, с. 18], рассказывая об этом мифе, пишет: "Вершина высокой горы Хары, с которой стекает Харахвати, поднимается в середине Хванираты, а солнце вращается вокруг нее так, что одна половина мира всегда погружена в темноту, а другая освещена".

Имея ввиду выделенные в нашем экскурсе части слов и пересечение их с ивритскими "" и "", составим таблицу топонимов (табл.3), просматривая карту мира с учетом тех географических пространств, на которых по настоящее время обитают потомки Аратты, а также принимая во внимание высказывание Платона в "Критии" (III, 109 d): "Имена их дошли до нас, но дела забыты из-за бедствий, истреблявших их потомков, а также за давностью лет".

 

 

Объективное отношение к данным этой таблицы и сравнение выделенных в ней частей слов с аналогичными в иврите прибавляет уверенности нашему выводу, что потомки Авраама являются представителями арийского племени. Что касается Китая, Монголии и Якутии, то очевидно, что культурологическое влияние арийского этноса на этносы этих далеких от Аратты территорий было не меньшим, чем во все известные нам времена (имеется ввиду связь со многими положениями Ригведы и Упанишад как наследия, оставленного Лао-цзы, так и всего того, что нам известно о ламаизме, а также о некоторых приемах, используемых шаманами). Наименования города Харар вполне объяснимо тем, что эфиопы с момента возникновения египетской цивилизации, а может и в более ранние времена, сталкивались с европейскими племенами, колонизировавшими мощными потоками пространства Малой Азии, северной части Африки и Пиренейского полуострова. В результате долгого контакта с представителями европейских этносов даже строение черепа и внешние черты (за исключением цвета кожи) приобрели у них европеоидный характер. Остатки былых европейских этносов, колонизировавших указанные пространства, дожили до нынешних времен и вызывают постоянный интерес исследователей. Известно, например, что язык басков распространен в Испании по обоим склонам Кантабрийских гор и то, что этот язык имеет большое сходство с грузинским языком. Возникает вопрос почему язык басков похож на грузинский при таком удалении этого этноса от солнечной Грузии?

Очевидно, утверждение Ю. Шилова, что начиная с V - VI тысячелетия до н. э. "Аратта стала торить новый путь, из Поднепровья через Кавказ" не беспочвенно. Этим самым мы желаем сказать, что часть араттского этноса во время просачивания в указанные районы укоренилась на грузинских землях, а часть вдоль северного африканского побережья (которое в те времена еще не было пустыней) дошла до районов Пиренейского полуострова и обосновалась там. В таком случае о чем говорит похожесть языков баскского и грузинского? - прежде всего о том, что грузинский язык относится к консервативным языкам (в течение долгих тысячелетий мало изменился) и потому в нем, как и в иврите, есть слова близкие древнему языку Аратты.

Продолжая исследование в том же направлении, напомним читателю, что патриарха еврейского народа звали Авраам, и что он потомок Эвера (Евера), являющегося внуком самого Сима, и что отсюда, вероятно, происходит слово еврей (от ивритского самоназвания "": ivri - иври), и что буквальное значение этого названия "пришелец" (от корня "", инфинитив "": laavor - лаавор). На основе этой информации, составим таблицу соответствующих слов, совпадающих в своей первозданной основе с корнем "" (табл. 4).

И, в дополнение к данным таблицы, ознакомим нашего читателя с более подробной информацией. Испанские иберы - родственных племена, населявшие Древнюю Испанию. Археологические данные склоняют некоторых ученых к предположению, что еще с эпохи неолита предки иберов обитали в южной части Испании - т. е. со времени существования государства Аратты. Языки иберийских племен, древнейших обитателей Пиренейского полуострова, прибрежных островов и юго-западной Франции сохранились в эпиграфических памятниках, восходящих к эпохе Римской империи. Письмо этих надписей близко к финикийскому языку, но в отдельных случаях имеет сходство с языком критским.

Иберами называются также древние восточногрузинские племена, составляющие население Иберии (Иберии грузинской). Сасперы (саберы - об этих племенах и о происхождении ивритского слова "сабры" мы говорили в Главе I), полностью соответствуют иберам последующих времен. Совместно с родственными племенами магрело-чанов (лазов) и сванов иберы задолго до н. э. складываются в древнегрузинскую народность (картвельскую).

Некоторые ученые языки баскский и берберский коренного населения северо-западной Африки, причисляемый к семито-хамитской группе, признают родственными (с чем и мы готовы согласиться с той лишь оговоркой, что при различении языков употребление библейской терминологии не соответствует положению дел - и по той причине, что праэтносы, в смысле их языкового первоначала, отделяет от авраамовых времен расстояние в 3- 4 тыс. лет; и потому еще, что еврейский Гомер, писавший Библию, был далек от научного мировоззрения).

С чем же, при такой оговорке, мы согласны конкретно? А с тем именно, что и берберы имеют генетическое отношение к ариям - хотя бы потому, что в их религиозных представлениях сохранилось многое из былого, свойственного Аратте: культ вод, источников, обряды вызывания дождя и пр. Вдобавок к такому предположению не следует забывать и библейское утверждение (Бытие 11: 1), что когда-то, в древнейшие времена "на всей земле был один язык и одно наречие", что само по себе не выходит за рамки выдвинутой нами гипотезы в работе "Мы - мутанты" о ходе эволюции от простейших к человеку [26, с.149-154].

Включение еврейского этноса в число арийских племен может вызвать ироническую усмешку у человека, настроенного определенным образом. Но мы и такое отношение со счетов не сбрасываем, надеясь на третье - его потомков переубедить путем последовательных рассуждений, сосредоточенных на этой неблагодарной теме...

Из мифологических источников мы знаем, что Эллиль - халдейский бог воздуха и населенной земли (один из триады верховных божеств). Известно также, что слово "бог" на иврите имеет несколько синонимов... Нас интересует два: "" (al - эль) и "" (alohim - элогим). Сделаем выборку топонимических слов, имеющих прямое отношение к халдейскому "Эллиль" и к нашему библейскому "" (табл. 5).

Напомним читателю, имея ввиду представленную в табл. 5 выборку топонимических слов, что в этом же ряду находится и слово "эллины" - самоназвание древних греков. Историк А. Боннар пишет в своем известном произведении "Греческая цивилизация" [8, с. 27, 28]: "Этот народ, назвавший себя элоинами, по своему языку... входил в огромную семью так называемых индоевропейских народов. В самом деле, по своему словарю, склонениям и спряжениям, по своему синтаксису греческий язык близок к древним и современным языкам Индии и большинству нынешних живых языков, распространенных в Европе... Очевидное сходство огромного количества слов всех этих языков служит тому убедительным доказательством... Полагают, что в III тыс. до н. э. эти народы еще не были разобщены между собой и кочевали вместе где-то между Уралом (или по ту его сторону) и Карпатами". Правда, Андре Бонар относится к числу тех ученых, которые не присоединяют баскский язык к числу индоевропейских, но тем не менее в его высказывании, хотя и не содержащем в себе никакого открытия, намечается верный подход к проблеме. Теперь и мы, после приведенной цитаты из Андре Бонара, позволим себе в виде резюме сказать, что этимологическое значение выделенного "эль", совпадающее по всем параметрам с ивритским "" и с халдейским "Эллиль", приплюсовывается к нашему утверждению, что евреи являлись такими же полноправными потомками государства Аратты, как и все известные нам арийские народы.

 

Кроме того, что многие ученые находят сходство между языками грузинским и баскским, и кроме того, что многие не находят между ними объединяющих элементов, выскажем и наше мнение (некомпетентное) - в виде примера per se заслуживающего внимание... Известно, что художник Сальвадор Дали - баск. В связи с этим представляет интерес одно из его высказываний, анализ которого выявляет коллективное бессознательное, присущее этому художнику и уходящее генетическими корнями в далекое прошлое народов, обозначенных нашим исследованием. В книге "Тайная жизнь Сальвадора Дали, написанная им самим" [17, с. 48] автор живописует: "Родился Сальвадор Дали! Ветер стих, и небо прояснилось. Средиземное море спокойно - на его гладкой рыбьей коже играют семь солнечных бликов, семь золотых чешуек. Именно семь - больше Сальвадору Дали и не нужно". И если художник не пытается объяснить происхождение в этом своем произведении сакраментального "семь" по причине, что ему большей цифры "и не нужно", то у нас этому числу есть довольно таки убедительное объяснение: "семь" - часть авторского бессознательного, архетипически восходящего к семи зороастрийским божествам и, весьма вероятно - к глиняным семисвечникам, обнаруженным археологами в древних святилищах Сирии и Ханаана.

Кстати, сделаем еще один шаг навстречу таинственной цифре "семь". Известный авестийский миф повествует о "семи каршварах", над которыми божество ветра Вата проливает воду, подбрасывая ее к облакам. Каждый каршвар - некая область - круг, самый большой из которых Хванирата находится в центре и населен людьми. Из середины Хванираты поднимается высокая гора Хара, с которой стекает река Харахвати... Теперь, имея под рукой эту первоисходную материю, обратимся к описанию Платоном легендарной Атлантиды. В "Критии" (III, 113 cd) сообщается: "...от моря до середины острова простиралась равнина... в середине этой равнины примерно в пятидесяти стадиях от моря, стояла гора, со всех сторон невысокая. Посейдон... тот холм... укрепляет, по окружности отделяя его от острова и огораживая попеременно водными и земляными кольцами (земляных было два, а водных три) все большего диаметра, проведенными словно циркулем из середины острова и на равном расстоянии друг от друга". Далее в "Критии" (III, 115 e, 116 a) говорится: "Самое большое по окружности водное кольцо, с которым непосредственно соединялось море, имело в ширину три стадии, и следовавшее за ним земляное кольцо было равно ему по ширине; из двух следующих колец водное было в два стадия шириной и земляное опять-таки равно водному; наконец, водное кольцо, опоясывавшее находившийся в середине остров, было в стадий шириной. Остров, на котором стоял дворец, имел пять стадиев в диаметре; этот остров, а также земляные кольца и мост шириной в плетр цари обвели каменными стенами и на мостах у проходов к морю всюду поставили башни и ворота". Схематически план Атлантиды на виде сверху в соответтсвии с описанием смотрелся так:

По исходным данным в "Критии" (с учетом того, что перед водным кольцом, непосредственно соединяющимся с морем, обязательно должно быть еще одно - земляное) количество колец, соответствующих плану Атлантиды, равно семи. Но мало того - и здесь в центре (как и в авестийском мифе) находится гора и остров, заселенный людьми! И если даже Атлантиды и не существовало, то ее, известное всему миру, платоновское описание говорит прежде всего о существовании в коллективном бессознательном арийских народов во все обозримые исторические времена именно такого архетипического представления об обитаемой вселенной.

Мы предвидим и считаем вполне законным то неприятие, которое может возникнуть у читателя по отношению к гипотезе о принадлежности евреев к семье индоевропейских народов... Направление письма, например: все арийцы, мол, пишут нормально - слева направо, а евреи наоборот - справа налево. И все же, при всей допустимости такого возражения, убедительность его - кажущаяся.

Вернемся к "Критию" (III, 108 e), где сообщается, что согласно древнейшему египетскому преданию "...была война между теми народами, которые обитали по ту сторону Гераклитовых столпов, и всеми теми, кто жил по сю сторону". Мы думаем, что это была, если и не война в прямом смысле этого слова, то уж во всяком случае - долгосрочное биологическое противостояние между расами - черной и белой. Да и как не предполагать такого противостояния, если современные ученые [56, с. 615] считают, что еще до зарождения египетской цивилизации имелся исконный путь европейских народов в Малую Азию и что в связи с затруднениями, возникшими в V-VI вв. до н. э. на этом обжитом пути, "Аратта стала торить новый путь, из Поднепровья через Кавказ".

Нет, мы ни в коем случае не порицаем европейские этносы за стремление к расширению жизненного пространства. Но не надо забывать при этом, что такую же естественную тенденцию, вероятно, проявляли в те далекие времена и африканские народы. И, таким образом, если стремиться к объективности, то историю Месопотамии необходимо рассматривать как соперничество южных этносов с северными. И, очевидно, что государство Шумер возникло вначале в Южной Месопотамии (наиболее раннее поселение находилось близ Ура, на речном острове, который возвышался на болотистой равнине) в VI тыс. до н. э. на основе негроидного этноса.

И если исключить всякие в этом отношении догадки (способы захоронения и атрибуты сопровождающие этот ритуал - сосуды с пищей, бусы, раковины, глиняные статуэтки женщин со следами татуировки!), то единственным доказательством правомерности нашего мнения является наличие слов в иврите таких, которые уходят своими корнями в тот далекий период и при этом имеют общую этимологическую окраску - как в иврите, так и в современных языках негроидной расы.

Известно, что до появления арийских племен в районе Пенджаба, туземное население Индии (мы имеем ввиду язык, трудовые навыки, религиозные верования, строение черепа, цвет кожи - и прочая) явно принадлежало к представителям негроидной расы. У современных историков есть все основания считать, что первыми поселенцами на территории Южной Месопотамии были именно эти племена. Такое предположение основано на результатах археологических раскопок, подтверждающих наличие культурных и торговых связей между древними городами Индии и Южной Месопотамии - связей, уходящих в глубины III тыс. до н. э. Но мы не будем касаться доказательств, исходящих из сведений подобного рода, по той лишь причине, что ничего нового этим в нашу тему не привнесем. Нас интересуют прежде всего элементы языковой общности. Бонгард-Левин Г. М., автор "Древнеегипетской цивилизации", пишет [9, с. 18]: "По-видимому, ...буддизм вобрал в себя некоторые элементы доарийской эпохи. Судя по текстам палийского канона, учение Будды имело наибольшее число приверженцев в таких областях, как Косала, Анга, Ванга, названия которых являются, по мнению лингвистов протомундскими. Обращает на себя внимание... факт, что под мундака (слово... неарийского происхождения) понимался в текстах буддийский аскет... Особое распространение буддизм получил в Магадхе - области вратьев (племен, не следовавших брахманской религии и традиционным брахманским установлениям). Нет ничего удивительного, что буддизм, выступавший против жреческой ортодоксии и крайностей варновой системы, находил поддержку населения тех областей, которые еще не были охвачены процессом брахманизации".

Во-первых, вдумаемся в сущность этой важной для нашего исследования информации. Здесь практически говорится о противостоянии неарийских племен (туземных) арийскому влиянию - негроидов европеоидам. Буддизм воспринимался этими племенами как учение, идущее вразрез ненавистному брахманизму - апологету кастовой структуры, и потому находил всестороннюю поддержку. Во-вторых, фиксируется наше внимание на слове неарийского происхождения - "мундака" со смысловым значением - буддийский аскет. И здесь мы вынуждены констатировать, что на иврите имеется похожее слово с таким же смысловым значением, несущим в себе все те оттенки, которые подходят именно буддийскому аскету. И слово это - "", имеющее корень "": (lindod - линдод) - странствовать, скитаться. Очевидно, что кличку "мундака" буддистские аскеты получили в связи с тем, что Будда долгое время странничал. Этапы этого периода хорошо известны и мы не сможем описать их лучше, чем это сделал Роберт Ч. Лестер в монографии "Буддизм" [31, с. 310-311]: "Услышав от своего возницы о том, что болезнь, старость и смерть поджидают каждого из людей, он погрузился в уныние... Увидев же безмятежно странствующего монаха, он дал обет отречься от своего царственного положения и начать бездомную жизнь в поисках средства от старости и смерти". Далее этот автор повествует, что Будда "присоединился к шраманам (странствующим монахам)" и, пройдя их школу и не почувствовав внутреннего удовлетворения, долгое время путешествовал в одиночку.

Касательно индийского слова "мундака" представляет интерес по своему смысловому значению и другое идентичное слово на иврите - "", имеющее корень "": (leanadot - ленадот) - отвергать, предавать анафеме, байкотировать. И, наконец, слова, производные от этих двух любопытных инфинитивов: "" - (nad - над) - скитающийся, "" - (menuda - менуда) - отверженный, опальный. Такая этимология древнейшего индийского слова, найденная нами в обозначенных ивритских словах, имеет, кроме всего прочего, по отношению к буддизму вполне разумное историческое объяснение - ведь учение Будды являлось в те времена с точки зрения ортодоксального брахманизма еретическим. Именно из этих соображений, очевидно, туземное население, благоволившее к Будде, стало ассоциировать буддистских аскетов со словом "мундака". И конечно же, сторонники исключительности арийских народов могут усмотреть в сохранившихся следах генетического родства иврита с древними языками туземного населения Индии доказательство того, что евреи никакого отношения к индоевропейцам не имеют. Но в противовес подобным расистским настроениям напомним, что и в английском языке слово "wonder" (странствовать, бродить) имеет такие же признаки неарийского родства с древнейшими туземными языками негроидов; как, впрочем и русское слово "лындать", которое в словаре Даля имеет значение - праздно шататься, бродяжничать, слоняться без дела. Такая международная распространенность этого "нд" говорит прежде всего о том, что кочевой образ жизни, свойственный древним людям, уходит во времена первочеловека, когда не существовало ни рас ни народов и все люди, как это утверждается в Библии, говорили на одном языке.

А как же все таки быть с еврейским свойством делать все наоборот - даже писать справа налево? - спросит определенного рода читатель с известного рода настойчивостью. Пусть успокоится - мы ни в коем случае не уклоняемся от ответа. Мы просто растягиваем наше еврейское удовольствие подступать к такого рода ответам медленно и основательно.

Г. М. Бонгард-Левин, например, в труде "Древнеегипетская цивилизация" [9, с. 4-5] утверждает, что находки хараппской цивилизации - т. е. арийской (III тыс. до н. э.) "...позволили установить, что жители Хараппа писали справа налево"! Но поскольку особого рода читателей может смутить в двойной фамилии не только левая ее часть, но и правая (Левин!), мы в подтверждение тому, что подчеркивает этот безмерно уважаемый нами автор, начнем с самых обычных сведений - с шумерского письма, возникшего во 2-й половине VI тыс. до н. э., с того самого письма, к которому евреи кровно причастны и которое было, как известно, клинописным. Писали шумеры на глиняных табличках вертикальными столбцами справа налево (такой метод изображения знаков был, очевидно, свойственен этносам негроидной расы) и если повернуть такую археологическую находку на 90 градусов так, чтобы она читалась построчно в том же направлении - это как раз и будет то, что осталось, практически, у евреев от былой шумерской письменности - все остальные свойства письменности и живого разговорного языка (до того времени, который историки именуют периодом рассеяния) развивались у них на основе случайностей, неподдающихся какому-либо расчету или предвидению - именно тех случайностей, которым были подвержены любые другие народы. Учитывая разнообразие языков и взаимовлияний, мы думаем, что какого-либо определяющего правила здесь нет и все зависит от тех непредсказуемых толчков исторического развития, которые многими историками рассматриваются ошибочно, как некая закономерность. Исходя из этого нашего мировоззрения, мы считаем, что в ту древнюю неарийскую форму, которая выражается в грамматических закономерностях иврита, вливалось в течение нескольких тысячелетий индоевропейское содержание. Именно поэтому, вероятно, нашему еврейскому духу наиболее близка психологическая классификация языков немецкого языковеда Германа Штейнталя (1823 -1899), который, отнеся индогерманский языковый тип (а значит и все остальные языки арийского происхождения) к флективной группе, присоединил сюда же и семитский тип (еврейский и арабский), как родственный, определив эти языки, как имеющие подлинные слова. Исходя из нашего понимания этой подлинности, внесем в табл. 6 слова из иврита и арийских языков, имеющие идентичное значение и звучание.

 

 

Теперь, при наличии этой таблицы, текст из платоновского "Кратила" будет восприниматься глубже - при той оговорке особого ощущения, которое испытает на себе читатель, настроенный известным образом, ибо (не дай Бог!) наше семито-арийское "" ("ladaat" - "ладаат" - знать) застрянет у него в горле, как кость. Но вернемся к "Кратилу", где Сократ задается вопросом (I, 397 e): "А в самом деле, Гермоген, что может означать имя "демон"?". Здесь же Сократ приводит в пример стихи из Гесиода:  

После того, как земля поколение это покрыла,

В благостных демонов все превратились они неземельных

Волей великого Зевса: людей на земле охраняют.  

То есть с уходом "золотого века" его представители превращались "в благостных демонов". В отличие от людей последующих периодов, эти люди были существами разумными. "Все было им ведомо", - говорит Сократ и утверждает, что именно за это Гесиод, - "назвал их "ведомонами". И далее заключает: "В нашем древнем языке именно такое значение было у этого слова" (I, 398 b).

Согласитесь, что от приведенного сократовского рассуждения до нашего еврейского "" рукой подать. Да и что тут может быть удивительного - в конце концов не халдеи учились у греков, а греки - у халдеев! Свидетельств тому имеется более чем достаточно и среди них нам дороже всего мнение самого Сократа. В "Федоне" (II, 77 e, 78 a) Кебет спрашивает у своего учителя: "Но где же нам взять чародея, сведущего в таких заклинаниях, если ты, Сократ, нас покидаешь?" И тот отвечает: "Греция велика, Кебет, и, конечно, сведущие люди найдутся. А сколько племен и народов кроме греков! И в поисках такого чародея вам надо обойти их все, не щадя ни денег, ни трудов, ибо нет на свете ничего, на что было бы уместнее потратить деньги".

Надо сказать, что мы привели достаточно примеров лингвистического характера, доказывающих не только прямое, но даже первородное отношение еврейского этноса к арийским племенам. Но, как мы в этом убедились, не только примеры из области языкознания подтверждают нашу гипотезу.

Мы уже упоминали (основанием нам служили мифологические источники) о склонности древних ариев поклонятся водоемам и водным источникам. Поклонение это носило у них ритуальный характер. Воде приносились жертвоприношения специального приготовления. Следы того, что еврейскому коллективному бессознательному такое поклонение свойственно, мы видим в поступках самого Моисея (Исход 32: 19, 20): "Когда же он приблизился к стану и увидел тельца и пляски, тогда он воспламенился гневом и бросил из рук своих скрижали и разбил их под горою. И взял тельца, которого они сделали, и сжег его в огне, и стер в прах, и рассыпал по воде, и дал ее пить сынам Израилевым". И, поскольку мы уже коснулись бытовавших среди арийских племен ритуальных жертвоприношений водоемам, проинформируем читателя в этом направлении более основательно.

Из Авесты нам известно, что в индоиранской религии подобного рода ритуал посвящался Ардви - реке (отождествляется современными исследователями с Амударьей) и божеству этой реки. Обратим внимание в слове "Ардви" на выделенное нами сочетание согласных. Учитывая, что в процессе исторического развития языка звук "т" родственен звуку "д" (как тут не вспомнить знаменитое хлебниковское: " Это шествуют творяне, заменивши Д на Т"), получаем, исходя из слова "" (rtivut - ртивут), означающего на иврите "влажность", смысловое содержание слова "Ардви". Но самым интересным в процессе этого жертвоприношения являлось то, что не все имели право на такое священнодействие [1, Видевдат 2:29]:

Не должен возлиянья

Мне совершать увечный,

Горячечный, побитый,

Ни хворый и больной,

Ни женщина, ни верящий,

Но не поющий Гат,

А также прокаженный,

Чья выброшена плоть.

Не прикоснусь к тем жертвам,

Которые приносят

Глухие и слепые,

Калеки и глупцы...

...Припадочные - все

Отмеченные знаком

Заметным слабоумья.

Пусть жертв мне не приносит

Ни тот, кто горб имеет

Иль спереди, иль сзади,

Ни карлик без зубов.

На все это можно было бы и не обращать особого внимания, если бы не идентичные правила, предписываемые библейскими священниками (Левит 21: 16-20): "И сказал Господь Моисею, говоря: скажи Аарону: никто из семени твоего во все роды их, ни у кого на теле будет недостаток, не должен приступать, чтобы приносить хлеб Богу своему. Никто, у кого на теле есть недостаток, не должен приступать, ни слепой, ни хромой, ни уродливый, ни такой, у которого переломлена нога или переломлена рука, ни горбатый, ни с сухим членом, ни с бельмом на глазу, ни коростовый, ни паршивый, ни с поврежденными ятрами...".

Перед тем, как идти дальше, предупредим читателя, что в поле нашего зрения огромный материал - материал, объем которого потребует не одного поколения исследователей. Исходя из ответственности, которую мы сами на себя возложили, а также из нашего природного неутолимого желания, мы и дальше будет проявлять терпение и настойчивость, соответствующие избранной теме. Коснемся же снова некоторых любопытных подробностей, затронутых в "Элевсинских таинствах" Д. Лауэнштайном [30, с.19]: "В Элевсине, - пишет этот автор, - как подтверждают надписи, был особый жрец - гидран ("водный учитель"); он-то и стоял за мостиком Кроконидов. Здесь каждому мисту на правое запястье и левую щиколотку повязывали krokе - красную шелковую нить. Она должна была защищать от дурных влияний и одновременно служить опознавательным знаком". Во-первых, поставим читателя в известность, что на иврите "" (likroh - ликрох) означает "переплетать, обматывать", что абсолютно соответствует действиям "гидрана" и, кроме того, в разноязычных "kroke" и "" жирно выделенное совпадает и буквенным составом, и по звучанию. Во-вторых, подобное есть и в грузинском обычае. В книге "Древнейшие религиозные верования и обрядовое графическое искусство грузинских племен" [6, с. 86] Бардавалидзе В. В. сообщает о следующем обычае - во время болезни ребенка мать перевязывает себе пальцы красными нитками, надеясь оградить дитя от недобрых сил. И, в третьих - такой обычай известен и у евреев (перевязывание пальцев рук красными нитками - от сглаза).

Имея позади долгий путь диалектических рассуждений, мы можем без колебаний возвратиться к табл. 3 и на основе собранных в ней данных показать в наглядном виде (рис. 8) географическую зону влияния арийских этносов.

В подтверждение полученному на рис.8, изобразим на рис.9 зону идентичного влияния, основываясь на данных табл. 5.

Рассматривая рисунки 8 и 9, мы можем, во-первых, ответить на принципиальный вопрос - какие топонимы древнее - те, которые начинаются с "хар", "хор", "кар" (табл. 3, рис. 8), или те, которые начинаются с "эль", "эл" (табл. 5, рис. 9)? Известно, например, что топоним "Хара Березайте" встречается в Авесте (древнеперсидский язык) и согласно одному из зороастрийских мифов является цепью гор, окружающих верхнюю часть земли. От этого топонима произошло конкретное название цепи гор на территории Персии - "Харбурз" (среднеперсидский язык) и уже отсюда современное "Эльбурз". Если распространить такую последовательность на все топонимы, представленные в таблицах 3 и 5, то отсюда следует, что топонимы табл. 3 много древнее топонимов табл. 5. И, во-вторых, мы можем констатировать, что несмотря на седую древность топонимов табл. 3, территории действенного культурного влияния исконного арийского этноса практически не менялись, вероятно, со времени возникновения Страны земледельцев (Аратты): площадь внутри контура на рис. 8 равна, примерно, той, которая получилась на рис. 9. При этом мы ощущаем необходимость дать некоторое этимологическое обоснование тому, например, что в названии исконной якутской реки Эльги мы выделяем "Эль" в том же смысловом значении, как и у топонимов (гидронимов) арийского происхождения. Как известно, один из легендарных предков якутского народа имеет имя "Эллэй". Согласно преданию, он приплыл по Лене с юга и судя по всему тому, чему он научил якутов (изготовлению посуды из бересты, дерева, кожи; дымокуров для скота и многому другому), имел, вероятно, непосредственное отношение к арийским умельцам. "Эл" в его имени указывает на его божественное происхождение (Эллэй у якутов был первым шаманом).

И поскольку, выделенные в топонимах "хар", "хор", "кар", "эль" и "эл" имеют древнейшее происхождение, обратимся к первоисточнику. "Хар", "хор", "кар" восходят к шумерскому слову "кур" со смысловым значением "гора, чужая страна". "Эль" и "эл" к шумерскому "Эллиль" - к имени бога воздуха и населенной земли. Отсюда следует не только то, что всем вершинам и хребтам названия давали племена родственные шумерам, но и то, что сотворители названий здравствовали и, многие тысячелетия перетекая генетически из одного этноса в другой, продолжают здравствовать до сегодняшнего дня, являясь коренными жителями обозначенных территорий (рис. 8 и рис. 9).

На иврите "гора" пишется таким образом - "" (читается "har", "хар"). Заметим же, что в процессе развития языка "г" и "к" легко могут переходить в "х" и - обратно. В связи с этим мы можем смело утверждать, что славянское "гор" в слове "гора", шумерское "кур" и наше, родное "", слова одного этнического происхождения. Кроме этого читателю небезынтересно будет знать, что и на древнеегипетском "Гор" или, что то же самое, "Хор" - один из древнейших богов со смысловым значением "Высота", "Небеса". Теперь, мы вплотную подошли к самому интересному. Изучая алфавиты различных народов, мы пришли к выводу, что "" ("chin", "шин") является и в звуковом и в изобразительном смысле тем первородным элементом, который имеет, как правило, прямое генетическое отношение к развитию письменности у арийских народов. Составим для наглядности соответствующую таблицу (табл. 7), материал которой наглядно изображает, что геометрические элементы свойственные начертанию этого шипяще-свистящего звука имеют одну генетическую наследственность, восходящую к шумерскому этносу времен IV тыс. до н. э.

 

 

Клинопись, как отражено в таблице, просуществовала вплоть до I тыс. до н. э. (ассирийский этнос). С этого момента народы, которые, в соответствии с нашим пониманием, мы относим к арийским, отказались от шумерской клинописи и перешли в процессе развития письменности на подпитку от египетских корней. Так, например египетский иероглифический знак, обозначающий холмистость и являющийся детерминативом чужой страны, превратился у различных этносов в письменно похожую, хотя и разновариантную фиксацию основополагающего шипящего звука. Почему основополагающего? Чтобы ответить на этот вопрос, возьмем русскую букву "Ш". Если повернуть ее на 90 градусов против часовой стрелки, получим одновременно арабскую цифру "3" и русскую букву "з". Тут же отметим, что именно от шумерской клинописи (три холма) появились по аналогии три черточки у этой шипящей (египетский иероглифический знак также имеет три вершины). Если же в букве "Ш" отбросить основание, то получается римская цифра - III. И конечно же не случайным является явное совпадение начертания "" (название буквы - "шин", значение - "зуб") с начертанием русской буквы "Ш" - тем более, что буква "Ш" при повороте превращается в "з" (основополагающую букву слова "зуб").

Далее - если повернуть "Ш" на 90 градусов по часовой стрелке, получим букву "Е" - и не только русскую, но ту самую древнегреческую знаменитую букву "Е" (эпсилон), которая была начертана на Дельфийском храме. В связи с этим превращением "Ш" в "Е" отметим, что "" (иврит) имеет рукописное начертание "е". Но самым интересным является момент получения буквы "М" из буквы "Ш". Изобразим это наглядно (рис 10).

Для того чтобы иметь более объемное представление о реально значимой конкретности этого рисунка, вспомним следующие строчки: "И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И создал Бог твердь; и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал Бог твердь небом. И был вечер, и было утро: день второй. И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так" - Быт.1:6-9. Графическим обоснованием этого рисунка служат иероглифические знаки табл.7 - египетский (ряд 4) и критский (ряд 6), а также знак "", которым древнейшие жители острова Крит изображали воду. И, таким образом, мы имеем самое полное основание утверждать, что буква "М" и буква "Ш" - две зубчатки, находившиеся до Сотворения критского иероглифического знака и египетского в зацеплении - вода и твердь! Такая механика тем более интересна, что отбрасывание правой стойки в букве "М" приводит нас к "" - на иврите "мем" (смысловое значение названия буквы - "" - "maim" - "вода"!). И далее - нечто представляющее особый интерес. Мы уже говорили что "" на иврите имеет название не только "шин" ("зуб"), но и "син". Но что означает "син"?

В иврите кроме "" свистящее "с" дает буква "" (наименование - "самэх") - с нее начинатся слово "" - (читается "sin", что абсолютно совпадает с "син" - с одним из названий буквы "")...

"с" переводится на русский язык двумя вариантами: I - "шип", II - "Китай". Заметим, что в I варианте "шип", "гора", "зуб" - синонимические слова. Но при чем тут "Китай"? - спросит читатель с оттенком явного недоумения. Напомним ему, что та знаменитая гора, на которой Моисей разговаривал с богом, имеет два названия - "Хорив" и "Синай". И здесь пришла пора отметить, что шумерское значение клинописного знака в табл. 7 (ряд 1) "гора, чужая страна" на языке шумеров произносилось "кур" и что "хор" этому "кур" идентично. Этот знак имел еще одно значение - "холм" ( шумерское произношение - "гин"). А теперь обратимся к китайскому языку. "Холм" звучит на китайском языке "ган". И здесь следует согласиться, что шумерское "гин" и китайское "ган" вышли из единого этнического источника - и эти слова, как и многие другие, является несомненным фактом в пользу известного библейского утверждения, уже приводимого нами в ходе исследования: "На всей земле был один язык и одно наречие". И если это действительно так, то верна и наша гипотеза, высказанная нами феноменологически в работе "Мы - мутанты" [26, с. 152]: "...представим себе, что благодаря случайному стечению обстоятельств сильнейшими оказались сложные, живущие в V зоне... Назовем тот вид животных, в которых в этой зоне превратились сложные, предком приматов... пройдя в течение многих миллионов лет ряд эволюционно-генетических преобразований, они могли в конце третичного периода в какой-либо из географических зон (например, в одном из районов восточной Африки) превратиться именно в такое животное. И оно, будучи таковым, превосходя другие виды в находчивости, ловкости, хитрости и сплоченности, начало экспансивную миграцию из V зоны в остальные и, расселившись, эволюционировать в соответствии с вариациями внешней среды". И гипотеза эта, в соответствии с результатами нашего нового исследования, еще более приблизилась к тому, чтобы стать достоверной научной теорией.

Во-первых, результаты исследования, подсказывают нам, что этому первочеловеку была свойственна речь (он уже успел выработать ее в процессе предшествующего развития) и, что именно эта речь (первоязык) мигрировал в своем первозданном виде вместе со своим носителем (первочеловеком) из некоей V зоны. И когда, благодаря исследованию, мы замечаем некоторые слова (или даже группы слов), похожие и по звучанию, и по смыслу, и по содержанию у народов, принадлежащих разным расам, это свидетельствует прежде всего о том, что мы имеем дело с элементами первоязыка.

Во-вторых, в процессе такого исследования начинает прослеживаться миграционный маршрут первочеловека - то есть путь его расселения. Да и сама карта земного шара и некоторые археологические данные помогают нам выявить многое. Если, например, результаты раскопок убеждают нас в отсутствии стоянок первобытных людей как в Северной Америке, так и в Южной, то отсюда следует, что эта часть суши из зоны первоначального распространения исключается. И кроме того эти данные убеждают нас в том, что человек появился на земле после разделения материков. Но это означает также и то, что аборигены Австралии заселили свой обособленный материк в те времена, когда человек научился передвигаться по воде на значительные расстояния - т. е. в довольно позднем историческом периоде. Рассматривая топографию интересующих нас материков - Африки, Азии и Европы (предполагаемую территориею первоначальной миграции) с учетом существующих на этих материках водоразделов и прочих естественных препятствий (горы и хребты), а также того, что стадом в процессе миграции руководит инстинкт, заставляющий его двигаться, как правило, в сторону наиболее благоприятную и доступную как в процессе добычи пропитания, так и в смысле природных препятствий, невольно приходишь к выводу, что расселение шло прежде всего вдоль берегов больших водоемов, где во время отливов могло оставаться достаточное количество пищи (она добывалась самым примитивным и самым доступным способом - собирательством).

Именно таким образом были в определенной естественной последовательности заселены берега морей - Средиземного и Черного; Аравийского и далее (включая береговые кромки Китая и Дальнего Востока). Новые природные условия и естественное к ним приспособление в определенных зонах изменили постепенно не только язык и внешние черты устоявшихся сообщностей, но и цвет кожи. Следует отметить, что даже в изменении этого цвета (от черного - к желтому, от желтого - к белому) можно усмотреть некую маршрутную закономерность в процессе территориального распространения (во избежание кривотолков подчеркиваем, что в этой существенности мы имеем ввиду только и только пигментацию - ничего другого). И несмотря на весь клубок последующих исторических обстоятельств и хитросплетений, у всех народов сохранились в языке следы былого единства. Наличие элементов этого единства позволило свести в табл.8 замеченную нами идентичность в иврите и в языке древних египтян.

 

 

Имея ввиду эту таблицу, мы смело возвращаем читателя к тому месту в главе первой, где мы грозились, что имеем достаточно обоснованных фактов тому, что проникновение и распространение хурритских (арийских) племен прослеживается не только на территории Междуречья, Сирии, Палестины, но самым непосредственным образом касается Египта и северо-западной части Африки, ибо, в отношении Египта мы думаем (в свете проделанного исследования), что содержимое табл. 8 служит прямым этому подтверждением. Но здесь необходимо отметить, что мы следуем вслед за хорошо известной идеей, что Сахара являлась прародиной формирования семито-хамитской языковой общности. Единственно, что, с нашей точки зрения, к этой идее необходимо добавить, так это именно то, что семито-хамитская общность появилась в результате много-тысячелетнего контакта негроидной расы и арийского этноса. И посему то, что у древних египтян строение черепа европеоидное у просвещенного человека уже давно не должно вызывать детского удивления. Однако вызывает и вызовет - и не только удивление, но и раздражение - особенно у людей определенно настроенных. Но мы, стараясь этого раздражения не замечать, включаем в это арийское число народы берберов и фульбе, территорриально относящихся к этносам северо-западной Африки. Археологические данные говорят о том, что процесс смешения арийских племен с негроидами уходит своими корнями в глубины неолита и у этих этносов, которые получились в результате такого естественного контакта, если и должно остаться что-либо существенно неизменное от тех далеких времен, так это именно языковые элементы. И посему мы в процессе ознакомления с разного рода литературой, необходимой для полноты нашего исследования, с удовольствием обнаружили, что шведский лингвист Т. Энгстрем нашел в языке фульбе слова семитического происхождения. Так, например, глагол "охотиться" звучит на фульбе "radu, redu", на иврите "" ("rdifa" - "рдифа" - преследование, погоня), "" ("radfan" - "радфан" - гончий пес).

Углубление в суть проблемы позволяет видеть в иврите элементы несомненной родственности всем индоевропейским языкам. "Вначале было Слово" - именно так начинается святое благовествование от Иоанна 1:1. Это следует понимать именно в том смысле, что вещь без семантики (без ее отличительности) как бы не существует, ибо не может человек начать рассуждать о какой-либо вещи, не дав ей предварительно особого, только ей присущего наименования. Такая последовательность, как свойство человеческого мышления, нашла свое отражение в некоторых определенных словах и по ним можно судить об общности происхождения всех индоевропейских языков. И поскольку все начиналось с Аратты, начнем с украинского языка. В нем слово "рiч" означает вещь, предмет и в то же время оно - речь, рассуждение, беседа. То же самое и в английском языке: "thing" - вещь, факт, существо; "think" - думать, мыслить.

И в иврите: "" ("davar" - "давар") - слово, высказывание, вещь, дело. И вдобавок три буквы эти являются корнем инфинитива "" ("ledaber" - "ледабер") - говорить. В иврите есть еще один подобный инфинитив - "" ("lahabor" - "лагабор") - правильно произносить. От этого инфинитива происходит существительное "" ("havara" - "гавара") - слог. Разве можно назвать простым совпадением по смыслу и по звучанию русского слова "говор" и слова "гавара", происходящего от инфинитива "" со значением "правильно произносить" и означающего на иврите "слог"?

И далее: на иврите слово "" (без учета огласовок) имеет два значения - "лев" и "ариец": одни и те же буквы для, казалось бы, абсолютно разных понятий. Но окунемся в мифологические и археологические источники. В VII гомеровском гимне (создан в VIII - VII век до н. э.) описывается превращение бога Диониса в льва на корабле разбойников и по его желанию богини Артемиды в медведицу:

... Внезапно во льва превратился их пленник

Страшный безмерно, он громко рычал: средь судна же являя

Знаменья, создал медведицу он с волосистым затылком.

Яростно встала она на дыбы. И стоял на высокой

Палубе лев дикоглазый ...

(Перевод В. В. Вересаева)

Это грозное мифическое превращение убеждает нас, что в коллективном бессознательном древних греков сохранилось воспоминание о тотеме в образе льва (о тех временах, когда они поклонялись этому животному, как первопредку, от которого они ведут свое происхождение). Намек на подобное превращение находим и в Библии (Исайя 31:4): "И Египтяне - люди, а не Бог; и кони их - плоть, а не дух. И прострет руку Свою Господь, и споткнется защитник, и упадет защищаемый, и все вместе погибнут. Ибо так сказал мне Господь, как лев, как скимен, ревущий над своею добычею, хотя бы множество пастухов кричало на него, от крика их не содрогнется и множеству их не уступит: так Господь Саваоф сойдет сразится за гору Синай и за холм его". В Бытие 49:9 Иаков в предсмертном благословении уподобляет льву все колено Иудино: "Молодой лев Иуда, с добычи, сын мой, поднимается. Преклонился он, лег, как лев и как львица: кто поднимает его?". В Числах 24:9 этот мотив дословно повторяется в пророчестве Валаама, однако при этом льву уподобляется весь народ Израиля: "Преклонился, лежит как лев и как львица, кто поднимет его? Благословляющий тебя благословен, и проклинающий тебя проклят!". Но справедливости ради следует отметить, что отношение к этому животному у евреев явно неоднозначное. Так, например, Иезикииль 22: 25 о лжепророках глаголет метафорически, что они в своем заговоре "...как лев рыкающий, терзающий добычу". И, наконец, в Псалме 34:17 в виде львов предстают слуги дьявола: "Господи! Долго ли будешь смотреть на это? Отведи душу мою от злодейств их, от львов - одинокую мою".

 

Для того чтобы выявить причину раздвоенности (положительное отношение евреев к царственным животным и в то же время отрицательное) не будем перебирать чахнущие исторические фолианты, но обратимся к живому первоисточнику - к ивриту. Этот язык имеет не менее семи названий львов. Одно из этих названий "" было приведено выше. Мы уже говорили о том, что "" - это не только "лев", но и "ариец". Заметим идентичность употребляемых букв в иврите и в русском : = а, = р. И поскольку арийцы в своем первозданном виде являлись жителями "Аратты", то, очевидно, что "", исходя из подчеркнутого нами наглядного алфавитного и звукового равенства, этимологически восходит к тем первовременам.

Само собой определившееся отношение к теме исследования вполне позволяет нам не перечислять все названия льва на иврите, ибо в наши рассуждения самодостаточно вписываются слова "" ("kfir", "кфир") - лев, львенок (в мужском роде) и "" ("kfira", "кфира") - львица. И здесьобращает на себя внимание то, что слово "" имеет еще два значения: первое - ересь, неверие; второе - отрицание. Отметим, что сама семантика приведенных слов отвечает дуальному отношению евреев к этим животным. Но отсюда после некоторого размышления вытекает, что слово "" (лев) более древнего происхождения в сравнении со словом "" - такое заключение следует из того, что в неоднозначной семантике последнего отражено более позднее развитие языка во времени - значение "лев" стало переосмысливаться как "ересь", "неверие", "отрицание".

Подкреплением нашему рассуждению является история Даниила - "...и привели Даниила и бросили в ров львиный; при этом царь сказал Даниилу: "Бог твой, Которому ты неизменно служишь, Он спасет тебя!" (6:16). Здесь описан самый стандартный обычай расправы восточных царей - приговоренных бросали на съедение львам. И понятно, что история египетского рабства, вавилонского пленения и прочих столкновений евреев с окружающими этносами не обошлась для них без подобных экзекуций. Именно отсюда вытекает двойственное отношение евреев к своему собственному тотему.

В подтверждение тому, что для ариев характерен именно этот тотем, отметим, что скульптурное изображение льва являлось в арийских первокультурах мотивом часто употребляемым. В Древнем Египте, например, иконография сфинкса характеризуется львиным телом. Любой древнеегипетский храм начинался с аллеи сфинксов. Богиня влаги (Тефнут) изображалась львиноголовай женщиной. Подобен египетскому сфинксу и эллинский, с отличительной особенностью - крылатостью. И крито-микенская культура (III - II тыс. до н. э.) не обошлась без львов - об этом напоминают львиные ворота в Микенах. Изображения сфинксов (хеттские, урартские, ассирийские) свойственны всем этносам арийского происхождения. В одних случаях это крылатые львы с человеческими головами, в других - быки. То, что эти скульптуры сооружались, как правило, у входа во дворец, говорит о том, что лев в подсознании этих народов сохранил свое тотемически покровительствующее предназначение. Одновременное изображение быка и льва, как священных животных, может быть увязано с трудным и длительным процессом перехода древнейшего арийского этноса от евого образа жизни, связанного с охотой (львы), к оседлому, отличительной чертой которого было земледелие (быки). Эта наша мысль не является новой, ибо еще в 243 году до н. э. она нашла аллегорическое воплощение в "Львиной капители" из Сарнатха (Индия), где над рельефным (по кругу) поочередным изображением быков и колес возвышаются львы.

Ввиду неисчерпаемости материала, мы бы могли продолжать наше исследование до бесконечности, но почувствовав, что нами сказано вполне достаточно для побуждения мыслящих людей к более глубокому проникновению в суть проблемы, поставим точку на том, что знаменитому халдейскому этносу также были присущи выявленные нами элементы архетипизма, являющиеся отличительной арийской чертой - об этом говорят глазурованные образцы с рельефными львами на "Воротах башни Иштар" в Вавилоне.

Список литературы:

1. Авеста, СПб, 1997. - с. 480.

2. Анталогия даосской философии, изд. "Клышников-Комаров и К", Москва, 1994.

- с. 448.

3. Афанасьева В.К., Думузи // Мифы народов мира, Москва, 1987, т. I. - с. 407 - 410.

4. Афанасьева В.К., Инанна //МНМ, I, Москва, 1987. - с. 510-511.

5. Афанасьева В.К., Предание, этимологический миф и мифологема в шумерской литературе // Жизнь мифа в античности. Материалы научной конференции "Вип-перовские чтения - 1985", выпуск XVIII, Москва, 1988. - с. 27 - 45.

6. Бардавелидзе В.В., Древнейшие религиозные верования и обрядовое графическое искусство грузинских племен, Тбилиси, 1957. - с. 306.

7. Бойс Мери, Зороастрийцы, СПб, 1994. - с. 288.

8. Боннар Андре, Греческая цивилизация, I, Москва, "Искусство", 1992. - с. 269.

9. Бонгард-Левин Г. М., Древнеегипетская цивилизация, Москва, Наука, изд. Фирма "Восточная литература", 1993. - с. 320.

10. Гамкрелидзе Т. В., Иванов В.В., Индоевропейский язык и индоевропейцы, Реконструкция и историко-топологи-ческий анализ праязыка и протокультуры, I-II, Тбилиси, 1984. - с. 428-1328.

11. Гегель Г.В.Ф., Лекции по истории философии, I, СПб, "Наука", 1993. - с. 350.

12. Гегель Г.В.Ф., Лекции по истории философии, II, СПб, "Наука", 1994. - с. 424.

13. Гегель Г. В. Ф., Энциклопедия философских наук, I, Москва, 1929.

14. Гиро П., Частная и общественная жизнь греков, СПб, 1913.

15. Гроф С., Хэлифакс Д., Человек перед лицом смерти, Издательство Трансперсонального Инст., Москва, AirLend, 1996. - с. 246.

16. Гулткранц Аке, Религии коренных народов Северной Америки // Религиозные традиции мира, т. I, Москва, КРОНПРЕСС, 1996. - с. 576.

17. Дали Сальвадор, Тайная жизнь Сальвадора Дали (перевод Н. Р. Малиновской), Москва, "СВАРОГ", 1996. - с. 464.

18. Даниленко В. М. Кам`яна Могила. - К., 1986. - с. 152.

19. Даниленко В. Н. Энеолит Украины. - К., 1974. - с. 176.

20. Дьяконов И.М., Янковская Н.Б., Ардзинба В. Г., Северная периферия нижнемесопотамской цивилизации IV-II тысячелетий до н. э. // История древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации, Москва, 1988, II, Передняя Азия. Египет.

21. Зингер Л., Иврит, Иерусалим, 1986. - с. 670.

22. Знойко О. П., Мiфи Київськоi землi та подЁї стародавнi, Київ, 1989 - с. 304.

23. Иванов Вячеслав, Дионис и прадионисейство, изд. "Алетейя" СПб, 1994. - с. 344.

24. Иллюстрированная история религий, I, изд. отдел Спасо-Преображенского Валаамского Ставропигиального монастыря, 1992. - с. 416.

25. Кифишин А.Г. Геноструктура догреческого и древнегреческого мифа //

Образ-смысл в античной культуре, Москва, 1890. - с. 9-63.

26. Кобринский А., Мы - мутанты, Беер-Яков, 1996. - с. 256.

27. Кобринский А., Новая парадигма, Беер-Яков, 1995. - с. 310.

28. Конфуций, Я верю в древность, Москва, Республика, 1995. - с. 384.

29. Конькова Л.В. Металлографическое исследование металлических изделий из памятников усатовского типа // Патокова Э. Ф. Усатовское поселение и могильники, Киев, 1979. - с. 161 - 176.

30. Лауэнштайн Д., Элевсинские таинства, "ЭНИГМА", Москва, 1996. - с. 368.

31. Лестер Роберт Ч., Буддизм // Религиозные традиции мира, II, Москва, КРОНПРЕСС, 1996. - с. 640.

32. Лосев А. Ф., Жизненный и творческий путь Платона // Платон, I, Москва, 1994.

- с. 864.

33. Лосев А. Ф., История античной эстетики (Софисты. Сократ. Платон), Москва, Ладомир, 1994. - с. 716.

34. Лукьянов А. Е., Становление философии на Востоке (Древний Китай и Индия), Москва, ИНСАН, РМФК, 1992. - с. 208.

35. Моуди Раймонд А., Жизнь после смерти, изд. Аргус, Нью-Йорк, 1988. - с. 156.

36. Найп Дэвид М., Индуизм // Религиозные традиции мира, II, Москва, КРОНПРЕСС, 1996. - с. 640.

37. Прокл, Первоосновы теологии, параграф 22, издательская группа "Прогресс",

1993. - с. 319.

38. Радхакришнан С., Индийская философия, I, "МИФ", Москва, 1993. - с. 624.

39. Рак И. В., Мифы древнего Египта, изд. "Петро-РИФ", СПб, 1993. - с. 270.

40. Рассел Б., История западной философии, Нью-Йорк, 1981. - с. 856.

41. Ригведа. Избранные гимны (перевод, комментарий и вступительная статья Елизаренковой Т. Я.), Москва, 1972. - с. 418.

42. Рубин Виталий, Дневники, Письма, II, Библиотека-Алия, 1989. - с. 418.

43. Рыбаков Б.А., Язычество древней Руси, Москва, 1987. - с. 784.

44. Рыбаков Б.А., Язычество древних славян, Москва, 1981. - с. 606.

45. Рыдина Н.В., Конькова Л.В. О происхождении больших усатовских кинжалов // СА, 1982, № 2. - с. 30 - 43.

46. Тибетская книга мертвых, Москва, Агентство "ФАИР", "СКРИН", 1995. - с. 224.

47. Топоров В. Н., Заметка о двух индоевропейских глаголах умирания // исследования в области балто-славянской духовной культуры (Погребальный обряд), Москва, 1990. - с. 47 - 53.

48. Трубачев О. Н., Лингвистическая периферия древнейшего славянства. Индоиранцы в Северном Причерноморье // ВЯ, 1977, №6. - с.13-29.

49. Флавий Иосиф, Иудейские древности, I, СПб, 1900. - с. 512.

50. Фрэзер Д.Д., Золотая ветвь, Москва, 1983. - с. 700.

51. Шилов Ю. А., "Грот быка" по материалам древнейших курганов // Новые памятники ямной культуры степной зоны Украины, Киев,1988. - с. 3-14.

52. Шилов Ю.О. "Епос про Гiльгамеша" на пам`ятках Пiвнiчного Приазов`я XXII ст.

до н.е.// IV Республiканська наукова конференцiя з iсторичного краєзнавства (тез докл. конфер.), Київ, 1989. - с. 153-154.

53. Шилов Ю.А. Космические тайны курганов, Москва, 1990. - с. 270.

54. Шилов Ю.А. Об исторической интерпретации памятников старосельского типа // Проблеми iсторiї та археологiї давнього населення Української РСР (тези конфер.), Київ, 1989. - с. 259-260.

55. Шилов Ю.А. Памятники старосельского типа (Археологические источники и историческая интерпретация) // Хронология памятников эпохи бронзы Северного Кавказа, Орджоникидзе, 1982. - с. 105-121.

56. Шилов Ю., Прародина ариев, Киев, СИНТО, 1995. - с. 774.

57. Шилов Ю., Человеческие жертвоприношения и антропоморфные символы в причерноморских курганах III - II тыс. до н. э. // Религиозные представления в первобытном обществе (тезисы. докл. конф.), Москва, 1987. - с. 165-167.

58. Шюре Э., Великие посвященные, Калуга, 1914. - с. 420.

59. Arya, vol. I. - p. 60.

60. Jung C.G., Wirklichkeit der Selle // Psechologie und Dichtung, Zurich, 1949. - s. 99 - 120.

61. Lenormant Fr., la Grande Grece, I. - p. 283 - 288.

62. Majjhima Nikaya I.247-49, as found in Edward J. Thomas. The Life of the Buddha as Legeend and History. - London: Routledge & Kegan Paul, 1949. - p. 67 -68.

63. Gomperz, Greek Thinkers, vol. I. - p. 127.

64. S. B. E. Vedic Hymns, part I. См. перевод Gilbert Murray, Bacchoe of Euripides. - p. 20.

65. Under E., Der Begium der Altmesopotamischen Siegelbildforshund, Wien, 1966.

Примечания:

1. Для ссылок на вышеприведенную литературу в тексте применены квадратные скобки.

2. Для ссылок на литературу помимо вышеприведенной в тексте употреблены круглые скобки.

3. Для анализа диалогов Платона было использовано издание - Платон, собрание сочинений в четырех томах, издательство "Мысль", Москва, 1994.

 

Rambler's Top100