А.Лапин "РА"

Глава 9. Ольмеки.

Культура ольмеков ("ягуарьих индейцев") впервые была выделена из других культур Мезоамерики в 40-х годах XX века на основании анализа особого типа искусства представленного, главным образом, предметами мелкой пластики (нефритовые статуэтки, кельты, украшения), изображающих особый тип человеческого существа - ягуара-ребенка. Долгое время древнюю ольмекскую цивилизацию не удавалось выделить из пестрого многообразия культур Мезоамерики. Разрозненные ольмекские памятники приписывались то одной, то другой культуре этого региона. Только в 30-е годы XX столетия мексиканский ученый Жорж Вайан сделал заявление об идентификации специфического ольмекского стиля искусства, после чего начались интенсивные археологические исследования в Табаско. Американскими учеными М. Стирлингом и Ф. Дракером были проведены широкомасштабные раскопки в двух крупных центрах - Ла-венте и Трес-Сапотес. На основании многочисленного археологического материала, полученного в результате этих раскопок, был сделан вывод об обнаружении новой, ранее неизвестной древней цивилизации.

Большинство находок, относящихся к культуре ольмеков, были датированы концом II тыс. до н.э.- началом I тыс. до н.э.(1200 - 800 гг. до н.э.), на основании чего некоторыми учеными была выдвинута теория, утверждающая, что ольмекская культура является прародительницей (культурой "альма-матер") всех остальных цивилизаций Мезоамерики. У этой теории имеются как сторонники, так и противники в научной среде, таким образом, вопрос остается спорным до настоящего времени. Суть теории сводится к следующим положениям: ольмеками был создан стиль искусства религиозной направленности, который они смогли распространить по всему региону, и который явился моделью для подражания в более поздних культурах Мезоамерики; ими же была изобретена типологическая планировка городов - прямоугольная главная площадь, искусственные платформы, пирамиды с храмами, дворцовые постройки, алтари, стелы и т.д. В пользу существования общей для всей Мезоамерики пра-цивилизации говорит также наличие иероглифического письма, сходной графической символики, общность сюжетов для росписи предметов мелкой пластики и керамики. Слабыми местами этой теории явились, во-первых, загадка появления самой цивилизации ольмеков (цивилизации "из ниоткуда") и, во-вторых, невозможность объяснить какими путями осуществлялась столь грандиозная экспансия на весь мезоамериканский регион. Против модели "материнской культуры" выступает теория "равного участия" Поля Толстого. Ее сторонники утверждают, что архаические общества Мезоамерики эволюционировали в одно и тоже время, и поэтому нельзя отдавать предпочтение той или иной отдельной культуре. Таким образом, вплоть до последнего времени вопрос происхождения цивилизации ольмеков и способа ее влияния на более поздние культуры, в частности на майя, остается открытым. Если культура ольмеков не является первичной, то логично будет предположить, что протокультура мезоамериканского региона еще не обнаружена.

Характерными чертами "ольмекского стиля", по которым, собственно, и была идентифицирована одноименная культура, являются:

1.Изображение особого типа человеческого существа (ягуара-ребенка).

2.Образ ягуара (в виде стилизованных масок) (рис.1.9.1.).

3.Мотив карлика с патологическими недостатками (рис.1.9.2.).

4.Ритуальные центры с определенной ориентацией и планировкой.

5.Ритуальные приношения и посвятительные тайники, спрятанные в платформах зданий.

6.Зеркала из полированного камня.

7.Колоссальные каменные головы в шлемах (рис.1.9.3.).

8.Стеллы и алтари характерного типа.

Одной из загадок древнеамериканской археологии являются гигантские каменные головы - типично ольмекские монументальные памятники. Они представляют собой скульптурное изображение головы мужчины (как считают некоторые антропологи, представителя негроидной расы), облаченного в головной убор, отдаленно напоминающий шлем игрока в хоккей с шайбой. В настоящее время известно 17 таких голов, из которых 10 находятся в Сан-Лоренсо, 4 - в Ла-Венте, 2 - в Трес-Сапотес и 1 - в Ранчо-ла-Кобато. Делалось немало попыток понять смысл и назначение этих памятников, однако вразумительное и логичное объяснение не найдено до сих пор. Анализ этих памятников сводился, в основном, к оценке размеров и материала из которого были изготовлены головы, а также к определению антропологического типа и попыткам идентификации головного убора. Некоторые исследователи склонны видеть в них портреты жителей легендарной Атлантиды или даже изображения голов космонавтов в шлемах.

Еще одной загадкой ольмекской цивилизации является обилие монументальных памятников изготовленных из крупных каменных монолитов (стелы достигают веса 40 т., каменные головы - 20 т.) - ведь поселения ольмеков находятся в низинной заболоченной местности, а расстояния до ближайших месторождений камня составляют сотни километров. Известный геолог и вулканолог д-р Хауэлл Уильямс на основании сравнительного анализа образцов, взятых из базальтовых отложений различных погасших тустласских вулканов, пришел к выводу, что материал для ольмекских монументальных памятников был взят в восточной части гор Лос-Тустлас, в погасших вулканах Синтепека. Расстояние от Ла-Венты до Синтепека составляет почти 100 км. по прямой. Таким образом, возникает вопрос - как ольмекам удавалось доставлять огромные базальтовые глыбы в свою столицу не имея тягловых животных и хороших дорог? На одной из ольмекских стел изображен интересный сюжет - властитель Ла-Венты разговаривает с мужчиной явно не индейского антропологического типа (у американистов он получил жаргонное прозвище "дядюшка Сэм"). Над обоими собеседниками, как ангелы на картинах Рафаэля, летают какие-то загадочные существа - наполовину люди, наполовину ягуары.

Рис. 1.9.1 Стилизованное изображение ягуара.

Рис 1.9.2 Статуэтка карлика

Рис.1.9.3 Ольмекская каменная голова

Рис.1.9.4 Собрание жрецов?

В большом количестве ольмекская малая пластика представлена изображениями различных уродцев, в первую очередь карликов-мужчин с отсутствующими половыми органами. Некотроые археологи считают, что у ольмеков был развит обычай, согласно которому доступ в господствующее сословие жрецов открывался посредством добровольной кастрации. Американские археологи Дракер и Хейзер нашли в Ла-Венте 16 статуэток из нефрита и серпентина, расставленных особым образом. Сцена, вероятно, изображала ольмекское религиозное собрание. Хотя, по-видимому, все жрецы - мужчины, статуэтки лишены каких-либо признаков половых органов (рис.1.9.4.). Следует отметить, что трактовка этой скульптурной композиции как изображения собрания ольмекских жрецов крайне спорна - все т.н. "жрецы" обладают неестественно вытянутой формой черепа.

Согласно археологическим данным города ольмеков представляли собой ритуально-административные центры, которые располагались, главным образом, вблизи рек. Вокруг крупных городов находилось большое количество мелких поселений, которые могли, как входить в состав самого центра, так и располагаться на значительном от него расстоянии. В настоящее время археологам известно 10 центров ольмекской цивилизации (или того, что принято так называть). Самые крупные из них (Трес-Сапотес, Лагуна-де-лос-Серрос, Сан-Лоренсо и Ла-Вента) расположены вдоль побережья Мексиканского залива, на некотором удалении от побережья.

Планировка этих протогородов (по мнению ученых послужившая прототипом для городов позднейших цивилизаций Мезоамерики) представляла собой массив сооружений на платформах, построенных вдоль осевой дороги, ориентированной по направлению юг-север.

В настоящее время одним из наиболее изученных центров ольмеков считается Ла-Вента. Согласно археологическим реконструкциям, в период своего расцвета, этот город занимал площадь приблизительно 200 га., а население окружающих его поселений составляло 18 тыс. человек. По мнению ученых в планировке Ла-Венты был отражен некий сакральный смысл (рис.1.9.5.). Главный вход в город и т.н. "профанная" часть располагался на юге, а далее дорога вела на север, ассоциировавшийся местом расположения древней прародины. Соответственно, чем дальше на север располагались городские сооружения, тем большее значение в сакральном смысле им приписывалось. В южной части города, предположительно, строились административные здания и жилье знати. Далее, в центре города находилась прямоугольная площадь, окруженная каменными платформами, которая символизировала центр т.н. "дороги жизни". С западной стороны платформ с постройками было три, а с восточной - одна, напоминающая нечто вроде акрополя. С северной стороны площади располагалась ступенчатая пирамида (высота ок. 30 м.), построенная на платформе сложной конфигурации. У подножия пирамиды располагались стелы и фигуры из камня. Пирамида символически разделяла город на две части - на юге находилась "профанная" часть, а на севере "сакральное" пространство города. По архитектурному решению "сакральное пространство" напоминало площадку для игры в мяч и символизировало вход в преисподнюю. Под площадкой был обнаружен тайник с уже упоминавшимися шестнадцатью фигурками "жрецов". По мнению некоторых исследователей, пространство под площадкой символизировало преисподнюю, а фигурки - глав родов племени, которые как бы держали совет у шести стел с символическими знаками. Над тайником располагалось замаскированное отверстие, через которое можно было следить за происходящим на "совете". Вероятно, таким образом, ольмекскими жрецами получались советы от родоначальников племени. За площадкой было выложено мозаичное панно, изображавшее стилизованную морду ягуара, под которой располагались четыре подвески из четырех фрагментов каждая. По мнению археологов числа 4 и 16 символизируют единство племени, которое состояло из шестнадцати родов объединенных в четыре фратрии. За мозаичным панно располагались четыре пустые гробницы и одно погребальное сооружение, в котором были найдены останки двух человек. В первой из пустых гробниц находился саркофаг странной вытянутой формы с закругленными углами, накрытый прямоугольной крышкой-панелью, высеченный из цельной глыбы песчаника. Человеческих останков в нем обнаружено не было, но были найдены украшения и статуэтки из нефрита. По мнению известного мексиканского исследователя Игнасио Берналя, "у ольмекского саркофага было иное назначение: он представляет собой ягуара так, как если бы тот вобрал в себя покойника, наподобие того, как иногда в его раскрытую пасть вписывается живой человек".

Рис.1.9.5. Археологический план Ла-Венты

Рис.1.9.6. Остатки Ла-Вентийской пирамиды

Внутри холма находились еще три однотипных гробницы, сложенных из плоских плит песчаника, и также оказавшихся пустыми. Вместо останков в них были обнаружены лишь украшения, расположенные определенным образом на овальных пятнах красного цвета. На том месте, где должна была находиться голова покойника, лежали ушные вставки, на месте шеи - ожерелье из нефрита, на месте грудной клетки - нагрудные подвески и т. д. (в этой связи хочется заметить, что тема пустых саркофагов, разбросанных по всей планете и почему-то тяготеющих к мегалитическим сооружениям древних цивилизаций превращается в одну из самых таинственных археологических загадок).

Последняя и самая интересная из гробниц Ла-Венты находится в северной части погребальной платформы. Она сложена из базальтовых столбов вулканического происхождения в виде дома и ориентирована по оси юг-север. На полу этого сооружения были обнаружены два овальных красных пятна, на которых лежали останки детских скелетов. Четыре каменных головы были расположены на северной границе комплекса, как бы составляя его северную границу и указывая на легендарную прародину.

Пирамида Ла-Венты является, если не самой древней, то, безусловно, одной из древнейших пирамид Мезоамерики. В наше время она похожа на небольшой холмик (рис.1.9.6.) - время и буйная тропическая растительность сделали свое дело. В древности эта пирамида была главной частью архитектурного ансамбля города - на ее вершине располагался небольшой деревянный или глиняный храм, в котором совершали свои таинства ольмекские жрецы. Сейчас она служит объектом внимания для редких археологических экспедиций и еще более редких туристов - любителей древней экзотики.

Еще одной из исторических загадок, связанных с цивилизацией ольмеков, является их внезапное исчезновение. Согласно археологическим данным эта цивилизация просуществовала почти три тысячелетия и исчезла приблизительно к началу нашей эры, оставив после себя богатое культурное наследие. По мнению археологов именно ольмеки в конце I-ого тыс. до н.э. осуществили реформу календаря - переход от лунного календаря к солнечному - приурочив ее к прецессионному переходу из Овна в Рыбы. Вероятно, именно ольмеки на основе традиционной идеографии создали морфемно-силлабический тип письменности, который вместе с созданной ими же религиозно-идеологической концепцией стали бурно распространяться по всему мезоамериканскому региону, влияя на развитие таких культур, как майя, цивилизация Теотихуакана, сапотеков. Открытие ольмекской культуры и длительный период ее существования привели к возникновению крупной научной проблемы. В настоящее время решение этой проблемы зависит от установления времени, к которому относится "ольмекский стиль" искусства (мелкая пластика из нефрита, колоссальные каменные головы, базальтовые стелы и алтари). Если он относится к среднеархаическому периоду, то тогда ольмекскую культуру можно рассматривать как прародительницу всех высоких культур Мезоамерики. Если же этот стиль относится к более позднему времени (протоклассическому или началу классического периода), то тогда вопрос о первенстве ольмекской культуры снимается автоматически.

Далее

 

Rambler's Top100