Другие работы автора

АЛЕКСАНДР ВОРОНИН

ПОЭТ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ ГЕОРГИЙ ГОЛОХВАСТОВ

И ЕГО ПОЭМА «ГИБЕЛЬ АТЛАНТИДЫ» (1938)

В СВЕТЕ ВОЗЗРЕНИЙ АТЛАНТИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ

Автор выражает особую благодарность сотруднику Музея Востока гор. Москвы Владимиру Росову за предоставление американских архивных материалов поэта, а также сотрудникам издательства «Водолей» Евгению Витковскому и Евгению Кольчужкину за выход книги произведений Голохвастова, а также всем истинным атлантологам, способствовавшим появлению и возвращению на Родину этого великого поэтического чуда. Творчество выдающегося русского поэта Георгия Голохвастова еще ждет своего исследования. Посвящается всем, кто входил в Священный Круг Атлантической Традиции.

 

Та Атлантида, которая погибла

С высшими силами и высшими целями.

Эсайас Тегнер (1782-1846)

 

1

Каждый поэт, в отличие от обычного обывателя, наделен необыкновенным поэтическим даром – отображать в своем творчестве различные сферы мирового бытия. Поэты всегда были «боговдохновенными» людьми, наделенными божественно-чарующим даром. Карл Густав Юнг выделял два вида творчества: психологический и визионерский. Первый обитает в человеческом обыденном, в общем-то знакомом нам опыте психологических переживаний, второй – «наделен чуждой нам сущностью и потаенным естеством, и происходит он как бы из бездн дочеловеческих веков или из миров сверхчеловеческого естества». Это некое первопереживание из вневременных состояний человеческого духа, которое человек не может себе представить и выразить в словах или звуках (1). Говоря современным языком, дар творческого индивидуума состоит в том, что он может вводить свое Я в измененное состояние и тем самым подключаться к некоему Космическому Разуму, извлекая из звездных бездн определенного уровня информацию. Поэзия как бы соединяет человека с Богом, который передает первому все неземные красоты и первородные истины, связывая, таким образом, человеческий микрокосмос с божественным макрокосмосом. По мнению эзотериков, именно поэтам, благодаря «индуктивному познанию» удается приподнять завесу над тайнами, о которых еще не подозревают ученые.

Именно таким вдохновленным поэтом и был Георгий Голохвастов (1882-1963), автор поэмы «Гибель Атлантиды» (1938). Чрезвычайно богатое, насыщенное невероятными яркими оккультными красками мистическое мироощущение допотопной эпохи, визионерски прожитое поэтом, подводит нас к пределу творчества в правдивости описания древней жизни атлантов. Современники Голохвастова сравнивали его звездное произведение с лучшими европейскими образцами эпического жанра: Данте «Божественная Комедия», Тассо «Освобожденный Иерусалим», Мильтон «Потерянный Рай», Гёте «Фауст». Литературовед Б. Бразоль (1885-1963), лично знавший поэта, добавлял к этому перечню «Скованного Прометея» Эсхила и «Каина» Байрона. Несомненно одно: философско-эзотерический эпос Георгия Голохвастова «Гибель Атлантиды» является выдающимся поэтическим произведением всех времен и народов в освещении истинности платоновского предания и проявления Атлантической Традиции, идущей к нам из тьмы тысячелетий. О том, что такое предание бытовало на Дальнем Западе – Гесперии, а проявление Атлантической Традиции мы можем наблюдать и в современном мире, позволяет нам говорить, что цивилизация Атлантиды действительно существовала и оставила нам зримые следы своего присутствия на Земле (2).

2

В глубинах человеческого сознания (а точнее, «бессознательного») сохраняется генетическая прапамять прошлых воплощений, где человек видит разрушенные миры, неведомые цивилизации и культуры. Древние архетипы помогают человеку извлекать скрытую от нас информацию об Изначальной Традиции, оставшейся от исчезнувших працивилизаций. Традиция – совокупность древнейших «нечеловеческих» знаний, передаваемых из поколения в поколение кастой жрецов или иными организациями подобного рода.

Критики заметили, что по контрасту с мистическим мировоззрением Голохвастова его художественное мышление окрашено в тона рационализма. Это и есть правдивое вживание в древнюю эпоху, которое порой недоступно группе историков и ученых. Имея возможность подключаться к информационному источнику Земли, например, многим людям творческих профессий удивительно точно удавалось передавать сам дух исторической эпохи, насыщенной множеством интересных и достоверных деталей, о которых они попросту не могли знать.

Описание Атлантиды и ее обитателей у Голохвастова опирается, прежде всего, на надежные источники из истории, археологии, этнографии, астрономии древних цивилизаций Америки, Африки, Европы и Азии, что делает такие картины более реалистичными, приближенными к исторической правде, а не к безудержному фантазированию и чрезмерному преувеличению. В то же время, поэт придерживается той классической Атлантической Традиции, которая сама насчитывает несколько тысячелетий, но так и не померкла вплоть до XX в. Голохвастов обладал еще и интуитивным, пророческим даром. Поражает удивительная прозорливость поэта, когда он говорит о созвездии Близнецов, откуда мчится к Земле метеоритный дождь, неся смерть и разрушение атлантам. Современные американские ученые установили, что такая всемирная катастрофа произошла на планете 13 000 лет назад в результате последствий взрыва Сверхновой звезды из созвездия Близнецов (3).

Если мы ознакомимся с ранним творчеством Голохвастова, то увидим, что в сборнике «Полусонеты» (Париж, 1931) есть сюита под названием «Чрез даль веков». Написана она в ноябре-декабре 1929 г., когда, собственно, и отнесен замысел поэмы «Гибель Атлантиды». Поэт вспоминает свои прошлые жизни, как описывают это Брюсов, Бальмонт, Гумилев и другие поэты:

Во мне кипящий гнев вулканов,

Потоков плодоносный ил,

Кристаллы льда, и пыль светил,

И пар соленых океанов…

Судьба веков неисследима;

Но в далях, смутных как туман,

Я – миннезингер, раб, шаман,

Матрос, мудрец, патриций Рима,

И рок сменял в руке моей

И меч, и посох пилигрима,

Пастуший бич и жезл царей.

 

В посвящении к поэме «Гибель Атлантиды» Голохвастов осознает, что «вдруг воскресло все… / Словно зов праотечества, / Из бездн дошел до нас Атлантиды призыв». В первой части поэмы «Чары Атлантиды», по нашему мнению, Голохвастов отождествляет себя с жрецом Атлантиды, внезапно осознавшим себя в дебрях прошлых жизней священнослужителем светозарного Ра. Голохвастов-жрец вдруг узнает:

В стране безвестной отчизну свою,

И сердце старца охвачено дрожью.

Не гость я здесь, а в родимом краю,

В старинном царстве великих Атлантов.

Я знаю каждый изгиб берегов,

Роптанье моря, приволье лугов

И выси горных молчащих гигантов;

Я знаю ширь полевого ковра,

Селений мирных радушные виды

И мощный город, шумящий с утра…

Все это было, как будто вчера!

Я вспомнил! Вспомнил! Я – жрец Атлантиды,

Верховный маг светозарного Ра.

 

Голохвастову удалось именно в «Гибели Атлантиды» пойти дальше этих сфер, он проник в самую сердцевину Абсолютной Сферы, где в невыразимом экстатическом единстве слились навсегда тайна Атлантиды и еще неразделенный Андрогин, недоступный и блистающий полнотой истинного древнего знания и божественной мудрости.

3

Георгий Владимирович Голохвастов родился в старинной русской дворянской семье в 1882 г. в Ревеле (сейчас Таллинн, Эстония). Учился в Пажеском корпусе, служил в гвардейском егерском полку. В январе 1917 г. в чине полковника Голохвастов уезжает в служебную командировку в Европу. После октябрьских событий, Георгий Владимирович решает не возвращаться на родину. Он знает, что его ожидает в голодной и замерзающей России. В 1920 г. Голохвастов пересекает Атлантический океан и прибывает в Нью-Йорк, который до конца его дней останется домом. Здесь он попадает в круг таких же, как и он, русских эмигрантов: В. Ильяшенко, Д. Магула, Е. Христиани и др. Голохвастов издает несколько сборников своих стихотворений, среди которых встречается редкая стихотворная форма – полусонет. За это время Голохвастов был избран председателем нью-йоркского русского Общества искусств и литературы, а в 1937 г. стал вице-председателем американского Пушкинского кабинета. К сожалению, архив Голохвастова, хранящийся в США, в Колумбийском университете, до сих пор не разобран, и мы очень мало знаем о жизни и творческом пути поэта.

В 1938 г. тиражом 300 экземпляров вышел главный труд русского поэта Голохвастова «Гибель Атлантиды». Критика, да и друзья поэта, говорили о невероятной трудности восприятия философских, религиозных и оккультных доктрин, составляющих основной сюжет поэмы. Через шесть месяцев после издания книги, поэт читает в Пушкинском обществе доклад «Гибель Атлантиды, как мистерия творчества», где разъясняет смысл и основные сюжетные линии поэмы (4). Сюжет поэмы «Гибель Атлантиды» действительно прост, он разворачивается вокруг главного героя поэмы – верховного жреца Атлантиды. Жрец скорбит о падении нравов своей страны и мечтает спасти атлантов от духовной гибели. Он стремится понять «основную причину той двойственности человеческой природы, которая словно размах гигантского маятника то возносит дух человека на недосягаемые высоты совершенства, то погружает его в бездны ничтожества. Человек представляется ему «волшебной ошибкой»:

В нем двух стихий непрерывна борьба.

Двойная сущность – двойная судьба:

То гений вольный, то скованный узник,

То лик владыки, то облик раба…

Жрец бережно собирает старинные предания и пророчества о будущности двойственной судьбы. Его привлекают, в первую очередь, «древнейшие пророчества о спасении мира через Деву и о явлении Вселенского Избранника – Главы Народов, который одним поворотом колеса судеб повернет и человечество на путь спасения». Тем временем, настает великий праздник Жизни и Смерти в честь таинственной двойни, справляемого в Атлантиде в течение двух суток и совпадающем с падением метеоритного дождя Геменид в созвездии Близнецов. Праздник совпал с еще более знаменательным событием – рождением у царя Атлантиды детей-близнецов: мальчика и девочки. С рождением близнецов жрец связывает веру в предстоящее спасение человечества. Но смутная тревога овладевает жрецом: то, что недопустимо по моральным нормам в Атлантиде, совершается на его глазах. Царские дети полюбили друг друга. Однако совершеннолетие царевича и вступление его в гарем открывает глаза царевне на несбыточность их любви. Победить она свою любовь не может и посвящает себя служению Богу. Царевна признается жрецу в своей беззаконной любви и дает обет примкнуть к женам храма.

Тем временем жрец находит древний манускрипт, в котором неведомый ему Посвященный рассказывает о смысле Божественного Бессмертия. Только пройдя семь степеней (ступеней) совершенства, человечество может достигнуть бессмертия: девственность, слияние с мирозданием, вера, мудрость, любовь и творчество. Сведения о седьмой степени, испугавшись величия тайны, Посвященный уничтожил, оторвав часть манускрипта. Но позднее жрец обнаружил в подземном храме загадочный талисман с вырезанным на нем изображением бессмертной сущности Божества, таящейся в его двуполом единстве. Через тайну единства человек может обрести долгожданное бессмертие. Неотвязная мысль будоражит жреца – создание андрогина, способного магически спасти обреченный мир. И в огненном горниле собственного духа вызревает решение жреца: принести в жертву близнецов по предначертанию Божественного Промысла ради благоденствия и процветания страны. В самом их единовременном зачатии видит он указание на то, что по мысли Божества они должны были родиться единым целокупным, т. е. андрогинным существом высшего порядка. Но по законам материального двойственного и тленного мира произошло разделение единой жизни на две половины: мужскую и женскую. По мысли жреца, две плоти от единого семени явились бы лучшим физическим веществом для воссоздания единства. Пылкая страсть и беззаветная любовь, взаимно влекущие друг друга, делают царскую чету едиными вне вещественного мира. Слитность брата и сестры по духу и плоти приводит жреца к страшному замыслу – создать из царских детей андрогина. А обет царицы посвятить себе служению Богу только указывает путь к этому осуществлению.

В один из вечеров древней мистерии венчания Ра с человеческой девой, жрец посвящает царевну в «божьи невесты» и в мистическом чине возводит ее на верхний храм Зиккурата к священному ложу Ра. Перед рассветом жрец совершает магический обряд, который, по его мысли, должен был вызвать к жизни чудесного андрогина. Но магический опыт оканчивается неудачей. Могущественное заклинание священным словом «АУМ» не оказывает намеченного действия. Призрак андрогина, уже реявший перед его духовным зрением, так и не оживает для бессмертного бытия. Вырвавшиеся стихии, вызванные магическими действиями жреца, нарушили вселенское равновесие и привели к разрушительным катаклизмам, в которых гибнет Атлантида.

Во второй части своего доклада Голохвастов говорит о судьбе замысла и идеи самой поэмы. Основная идея произведения принадлежала другу и соратнику Голохвастова Владимиру Степановичу Ильяшенко, историку, филологу, знатоку индийской философии. Последний предложил использовать для большого поэтического произведения древнюю легенду об андрогине. Это произошло примерно в 1928 или в 1929 гг. Голохвастов в докладе говорит: «Его личное живое воображение, соединенное с глубокой эрудицией, создало оригинальную поэтическую концепцию, в которой оккультная попытка создать андрогинное человечество является роковой причиной гибели великой первобытной культуры и чудесного острова, связывая тем самым великую всемирную мечту о бессмертии с бессмертной мечтой о погибшей Атлантиде». Начальная часть поэмы «Гибель Атлантиды» была уже готова к декабрю 1931 г.

Для Голохвастова поэма – своего рода «мистерия творчества». Он построил философему творчества на основных «философских, мистических и теософских тезисах» самых разнообразных эпох и культур. «Дело поэзии, – говорит поэт, – вести сердце людей к чистой красоте тех областей, где человеческая мысль живет крылатой мечтой о вечном и прекрасном». И Голохвастов добивается этой неувядающей красоты и чистоты основной идеи поэмы и содержания ее формы. В поэме все подчинено логике высшего идеала прекрасного и истинности описываемых событий, все доведено до последней черты.

Творчество внутренне улучшает человека, и наоборот, улучшение человека – возвышает его творчество. В семи ярусах Зиккурата таится пророчество о судьбе человечества от начала и до конца дней. Оно выражается в откровении о Лестнице Совершенствования. Это, по мнению Голохвастова, центральное место философемы – сердце мистерии творчества. Перечисление семи духовных качеств человечества приведет его к бессмертию. На своем пути люди должны пройти через семь Заветов, т. е. семь союзов человека с Богом. Первые заветы уже были достигнуты атлантами ко времени действия, развертывающегося в поэме. Что же вызвало гигантскую катастрофу на острове, есть ли доля вины в этом жреца? Голохвастов приходит к несколько парадоксальному выводу, ответ который надо искать в научных достижениях сороковых годов XX в., связанных с испытанием и применением атомного и других видов оружия массового уничтожения. С точки зрения творчества, говорит поэт, можно усомниться, что действие жреца было незаконно, и, тем более, аморальным и преступным. Создание андрогина – есть абсолютная полнота знания, выраженная в гармоническом слиянии микрокосмоса (человека) и макрокосмоса (вселенной). С точки зрения современности, всякий ученый должен быть ответственным за новейшие научные разработки, которые могут привести человечество к катастрофе. Не началось ли крушение мира атлантов, говорит Голохвастов, именно потому, что «творчество андрогина увенчалось первоначальным успехом»? В конце поэмы жрец раскаивается в своем безрассудном поступке. Его творчество достигло небывалых высот, ибо неутоленная жажда знания и высокая степень мудрости смогли совершить небывалый магический эксперимент – приблизиться к созданию божественного андрогина. В последнее мгновение отречение жреца пресекло полное воплощение андрогина, а вместе с тем прекратилась и мировая катастрофа, ограничившаяся гибелью Атцлана и Острова. Он погиб, как творец, утративший в какое-то мгновение веру в себя и в свои силы, и погубил с собою «первую культуру первобытного человечества». Но, все же, его слова, обращенные к близнецам, им погубленным, дышат просветленной «надеждой на приход новой всеобщей зари единства и бессмертия». Голохвастов обращается вновь к жрецу: «Быть может, его последней мыслью было упование, что чудесный образ андрогина, бессмертно созданный его творческой волей, будет светить далекой и чудесной звездой всем тем, кто целомудренно, в полном слиянии с миром, в вере, мудрости и любви будет устремлять свой свободный созидательный гений к вечной мечте единства, кующегося в мистерии творчества».

4

Отклики на поэму Голохвастова не заставили себя ждать. Вначале в нью-йоркской газете «Россия» выходит статья В. Орелина о поэме «Гибель Атлантиды», а затем критический очерк был опубликован отдельной брошюрой (5). Орелин высоко оценил поэму, применяя к ней эпитеты «исключительная», «гениальная», «редчайшая поэтическая драгоценность». Он пишет: «Гибель Атлантиды» – драгоценнейший вклад в литературу. В русской поэзии эта поэма должна занять особо почетное место. В наше безвременье ее появление граничит с чудом. Это произведение – волшебный ларец, откуда может черпать разнообразнейшие сокровища всякий, кто не чужд поэзии и религии, истории и мифа, философии и оккультизма. Литературные произведения такого охвата могут быть сочтены по пальцам».

В то же время Орелин удивлен отсутствием в мировой литературе большого поэтического произведения, связанного с преданием об Атлантиде. Поразительно то, что почти за 2500 лет в мире не было создано ни одной выдающейся поэмы, соответствующей величию платоновского замысла. На этот, бросающийся в глаза пробел, пишет Орелин, или просто не было обращено внимания, или его приходится объяснять знаменательной фразой немецкого поэта Фридриха Шиллера. Восхищаясь в переписке с Гёте легендой об Атлантиде, Шиллер утверждал, что она могла бы послужить несравненным материалом для поэтического произведения, если бы было возможно найти «точку опоры» вне самой легенды, из пределов которой, однако, выйти нельзя, т.к. в ней самой заключены все наши представления об этой первобытной эпохе. Иными словами, сам атлантический сюжет, с точки зрения Шиллера, представлял непреодолимые трудности. Сложная тема, или какие-нибудь другие соображения помешали Гёте взяться за эту тему, неизвестно, но он, бесспорно, занимался ею. В Веймарской библиотеке сохранилась памятка, что Гёте взял для прочтения и продержал у себя, между 5 августа и 26 сентября 1811 г. четырехтомное сочинение Олафа Рудбека «Атлантида, или родина человечества» (Упсала, 1690). Сведений же о впечатлениях, произведенных на Гёте мнением Шиллера и книгой Рудбека, к сожалению, не сохранилось.

Однако, справедливости ради, необходимо отметить, что в мировой поэзии есть стихотворные произведения, посвященные Атлантиде. Это, прежде всего, известная поэма каталонского поэта Жасинта Вердагера (1845-1902) «Атлантида» (1876). Менее известны поэмы немецких авторов Вильгельма Фишера «Атлантида» (1880), Отто Хаузера «Атлантида – гибель одного мира. Поэтическое произведение в двадцати песнях» (1920) и итальянца Марио Раписарди «Атлантида» (1894). Однако все эти произведения, несмотря на некоторые красоты и достоинства, не вполне соответствуют грандиозности и сакральной значимости знаменитого сюжета.

Можно, конечно, вспомнить Солона, привезшего предание египетских жрецов об Атлантиде в Грецию и пытавшегося даже написать об этом большую поэму. Именно Солон, согласно преданию, написал поэтическое произведение под названием «Атлантида», которое не сохранилось. Историко-филологические исследования показывают, что в стародавние времена (до времен Огига – первого потопа) в Европе существовал древнейший эпос об Атланте и Атлантиде, частично сохранившийся в гомеровской «Илиаде» и «Одиссее». Античный логограф Гелланик Митиленский (V в. до н. э.), т. е. еще до Платона, создал эпическую поэму под названием «Атлантиада» ('Ατλαντίας), посвященную Атланту и его потомкам. Это сочинение может рассматриваться как косвенное доказательство существования развитого, многослойного эпического предания (эпоса) об Атланте и Атлантиде. Само название «Атлантиада» состоит из двух слов: имени «Ατλας» и слова «αείδω» - петь, воспевать. Это типичное название для эпоса, эпической поэмы. Рассматриваемое произведение опиралось, по-видимому, на мифо-эпическое предание об Атланте и Атлантиде, предшествующее ее написанию: она завершает собой эпическую традицию его бытования. Так, в одном из пересказов сочинения, упомянуто славное потомство Атланта, род героев, которому дали начало Атлантиды, дочери Атланта, вступив в союз с богами, или с героями Древней Греции (6).

Вероятно, этот поэтический эпос так и назывался «Песнь об Атлантиде», или «Атлантиада» (по Гелланику), выпеваемая ритмизированным языком, т. е. «языком Бога», Сиренами – Людьми-Птицами, когда-то жившими в Аэрии – Великой Птичьей стране на всем средиземноморском побережье (7). Необходимо также знать, что те, кто получал Философский Камень, назывались Птицами. Косвенные признаки того, что такой эпос существовал, мы находим в греческой мифологии. Это, прежде всего, сказания о легендарных певцах-аэдах Силене (Сатире), Орфее, Лине. Мудрый Силен рассказывает-выпевает царю Мидасу песнь об огромном Заатлантическом материке Меропии-Атлантиде (Элиан, «Пестрые рассказы», III, 18). Лин, потомок Посейдона, пел о происхождении мира, о путях Солнца и Луны, о рождении животных и растений: «Много раз будет повторяться одно и то же, и никогда не наступит конец. Жизнь сопряжена с мучительными страданиями и сонмом смертельных напастей. Так бессмертная смерть осеняет и все окрест. Человек и все тленное умирают…» Именно Лин говорит о циклическом характере человеческой истории и определяет каждый период в 10 800 лет, называя его Великим годом (8).

В европейском романтизме были некоторые подходы, которые выразились в незначительных поэтических сценах, отрывках и замыслах. Это, прежде всего, Уильям Блейк (1757-1827), Перси Шелли (1792-1822) и Виктор Гюго (1802-1885). Например, в поэме Шелли «Прометей освобожденный» (1820) есть сцена под названием «Устье Большой реки на острове Атлантида». У Виктора Гюго был замысел создать огромную эпопею «Легенды веков», посвященную истории человечества, начиная с легендарных древнейших времен и кончая современностью. К сожалению, из этого замысла не получилось единого эпического произведения, оно распалось на отдельные части. У Гюго Сатир: «пел о древности, о счастье, Атлантиде».

Как в зерне, в платоновском предании, были заложены все потенциальные возможности для перехода протосюжета в традиционный сюжет о потопах и различных катастрофических явлениях. Рано или поздно такой переход должен был состояться в эпоху бурных социальных и общественных потрясений. Темы погибших цивилизаций и гибели всего человечества прочно вошли в культуру XIX – XX вв. Апокалиптические настроения выливались в не менее грандиозные и соразмерные этим настроениям невиданные до селе, мощные по силе духа, произведения, подобные байроновским «Тьме», «Каину» и «Великому потопу». В дальнейшем эта тема усиленно разрабатывалась, как европейской, так и русской романтико-поэтической школой: Мицкевич «Свитезь», Бобров «Судьба древнего мира, или Всемирный потоп», Пушкин «Пир во время чумы» и «Медный всадник», Бельский «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Фефронии» (по данному либретто композитор Римский-Корсаков написал одноименную оперу), Печёрин «Торжество смерти», Тургенев «Конец света. Сон» и т. п. (9).

Наиболее заслуживают внимания две славянские драматические трагедии: Лариса Рейснер «Атлантида» (10) и Витезслав Незвал «Сегодня еще зайдет солнце над Атлантидой» (11). Первая была написана русской писательницей еще до Первой мировой войны (1913), а вторая – чешским поэтом после Второй мировой войны (1956). Обе славянские трагедии не только вписываются в апокалиптическую евразийскую культурную традицию, но имеют общие черты, в частности, пьесы проникнуты ощущением грядущих перемен и катастроф; стремясь предвидеть и предостеречь, авторы полны надежд в будущее человечество. Драма Рейснер написана прозой, а стилистическая структура текста Незвала основана на чередовании «размеренной» стихотворной речи (гекзаметр) с прозой. Правда, и трагедия Рейснер ориентирована на высокий, поэтический образно-стилистический тон. Это – жанровая закономерность. Трагедия почти всегда тяготеет к стиху (12).

Работа Голохвастова над своей поэмой совпала с выходом не менее знаменательной книги Д. С. Мережковского (1865-1941) «Атлантида – Европа. Тайна Запада» (Белград, 1930). Мировая культура в этот период полна апокалиптических и эсхатологических предчувствий и знамений. Книга Мережковского вопиет о грозном предупреждении грядущей гибели человечества. «Атлантида – предсказание через миф, вечное предупреждение человечеству, как сбывшийся однажды Апокалипсис» (13). Труд Мережковского произвел огромное впечатление не только на Голохвастова, но и на всех современников, в основном на первую и вторую волну русской эмиграции. Для эмигрантов былая дореволюционная Россия стала Русской Атлантидой. В образе северного варвара, похитившего царскую дочь, Голохвастов, по нашему мнению, показал большевистскую Россию. Новая Россия стала для этого поэта, да и для всех остальных, чужой, несущей в себе разрушительное, а не созидательное начало. Старая Россия осталась для русских «невозвращенцев» навсегда неким утопическим, благодатным краем, потерянным в пространстве и во времени, как некогда Атлантида стала легендой-мифом для всего мира. После революции 1917 г. Голохвастов уехал в Америку, которая на протяжении столетий считалась «Землей обетованной», «Новой Атлантидой», невероятным земным простором, полным потенциальных возможностей. Америка – обетование иного мира, в котором поэт воссоздает древнюю Традицию об Атлантиде, будучи свободным не только в физическом, но и в интеллектуальном плане.

В России, в начале XX в., были также попытки создать большое поэтическое произведение, посвященное платоновской стране. Это, прежде всего, Валерий Брюсов, Константин Бальмонт, Николай Гумилев, Велимир Хлебников и некоторые другие. Интересно отметить, что замыслы своей работы «Учители учителей» и эпопеи «Атлантида» относятся к ранней юности Брюсова. Еще юношей он создавал поэтический эпос «Солон». Видимо, ему не давали лавры самого Платона и Солона. В письме к Перцову от 14 июня 1895 г. Брюсов сообщает: «обработал гекзаметром целую эпопею «Атлантида», ту самую, которая не удалась Солону и Платону» (14). К сожалению, так и остались незавершенными поэма «Атлантида» (1897) и более поздняя трагедия в пяти действиях «Гибель Атлантиды» (1910-е гг.) У Бальмонта есть небольшая поэма «Город Золотых Ворот» и несколько стихотворений о великой стране.

В какой-то мере, следуя путем Голохвастова, последующую попытку делает другой выдающийся поэт русского зарубежья Сергей Рафальский (1896-1981), который публикует поэму об Атлантиде под названием «Последний вечер» (15). Через несколько лет уже в Советском Союзе поэт Вячеслав Назаров (1935-1977) пишет очень короткую фантастическую поэму «Атлантида», основанную на современных реалиях (16). В наше время творчеством Голохвастова занимается российский поэт, уехавший за границу, Александр Кирияцкий. В Италии он защитил магистерскую диссертацию по теме «Роль памяти в поэтической эпопее «Гибель Атлантиды» Георгия Голохвастова». В своей работе Кирияцкий сравнивает Голохвастова с Данте, находя в их творчестве немало совпадений (17). Сам Кирияцкий сделал попытку написать поэтический эпос под условным названием «О сгинувших атлантах». Некоторые стихотворения из этого цикла изданы в книгах поэта (18). Конечно, все вышеперечисленные поэмы (а мы рассматриваем только этот жанр) не идут ни в какое сравнение с эпическим произведением Голохвастова.

5

Миф об Андрогине, задействованный в поэме Голохвастова, один из самых древнейших и загадочных на Земле. М. Элиаде пишет, что этот миф «укоренен в доистории и протоистории, а кроме того, он встречается не только в Азии и в Европе, но почти повсеместно… Этнограф И. Винтуис доказал на обильном материале, что первый человек представлялся австралийцам «вполне» андрогином». Многочисленные комментаторы и толкователи Библии говорят об андрогинности Адама, который соединял оба пола. Почти во всех религиозных традициях в мире изначальный человек отображался андрогином. Элиаде подчеркивает, что данная тема была запретной и скрытой от профанов: «Она была частью антропологии и эзотерической мистики, рассуждения по поводу которых в постхристианском мире были доступны не каждому. По крайней мере, так бытовал миф об андрогине в трех крупнейших мистических традициях Средиземноморья – в христианстве, иудаизме и исламе – в виде тайной доктрины, которую необходимо тщательно охранять и передавать лишь посвященным» (19). Самый известный «природный человек» в древности был описан еще Платоном в диалоге «Пир». Этот человек был андрогином и имел шарообразную форму. В герметических, гностических, неоплатонических и неопифагорейских школах человеческое совершенство понималось как неразрушенное единство. Оно есть лишь отражение божественного совершенства, проявление Всего в Одном.

Дальнейшую концепцию андрогинности разработали эзотерики и оккультисты. Е. П. Блаватская в своих трудах «Разоблаченная Исида» (1877) и «Тайная Доктрина» (1888) рассматривает эволюцию человека: вначале он был бесполым, затем двуполым существом, затем человек разъединился и стал похожим на современного представителя нашей планеты. Таким образом, Первая Коренная Раса, по мысли Блаватской, называлась Бесполой, Адам Solus, Вторая Коренная Раса – Адам-Ева, или Jod-Heva, Бездеятельные Андрогины, Третья Коренная Раса лемурийцев – Разделившийся Гермафродит, Каин и Авель, породившие, в свою очередь, Четвертую Коренную Расу атлантов, – представителями которой стали Сиф и Енох.

Во все времена человек стремился к нравственному и физическому совершенствованию, к достижению божественной Истины и Мудрости. Он хотел приблизиться к Богу, или стать самим Богом, и тем самым, достигнув высшей точки Знания всего Мира и всей Вселенной, физически переделать их под свое мировоззрение. Человек не достигнет совершенства, пока не овладеет состоянием андрогина, и только тогда наступит Царство Божие на земле. Различные секретные общества и герметические школы делали практические шаги к такому воссоединению. Гностическая секта нааситов (II в. н. э.), например, использовали для достижения совершенства через андрогинность магию и отказ от своего пола. Некоторые религиозные празднества греков сопровождались так называемой «сменой одежды»; мужчины облачались в женское одеяние и наоборот. Этот обычай совпадает с празднеством, во время которого разнузданность достигала невообразимых пределов. В ритуальной оргии жрецы добивались того же «всеединства» добра и зла, слияния священного и профанного, полного совпадения противоположностей, преодоления условия человеческого существования в итоге возвращения к неопределенности, к аморфному состоянию. В первобытных обрядах инициации мы видим такое же объединение обоих полов в одном индивиде. Элиаде подчеркивает, что все обряды инициации первобытных обществ преследуют только одну цель – воплощение андрогинности. Чтобы стать мужчиной, юноша проходит длительную церемонию инициации, подвергаясь хирургической операции (субинцизии), наделяющей его, пусть и символически, женским половым органом, а девушка в результате операции циркумцизии ритуально обретает мужской половой орган. Это состояние райского блаженства, которое ритуально постигается человеком лишь при определенных условиях и на очень короткий срок. Таким образом, осуществляется определенная физическая и нравственно-психическая трансформация человека, которая обычно проходит через ритуал или мистические практики (20).

Восточные религии развили в значительной степени технику психофизиологической практики «возвращения назад во Времени», чтобы обрести вновь состояние, предшествующее космогонии, состояние Хаоса. Йог присутствует при процессе, обратном Творению, упражнение это можно сравнить с даосской техникой, преследующий «возврат к Яйцу» и к «первоначальному Великому Одному».

Явление генетически определенной двуполости (гермафродитизм) в природе встречается довольно часто. Сыновья-дочери Гермеса и Афродиты имеются не только среди беспозвоночных (черви, моллюски), но и среди позвоночных животных, не говоря уже о растениях. Даже у такого высокоорганизованного существа, как человек, на первых стадиях эмбриогенеза закладываются зачатки половых желез мужского (вольфов канал) и женского (мюллеров канал) пола, и только на третьей неделе развития зародыша появляются первые признаки половой дифференциации. Биохимически же человек остается двуполым всю жизнь, несмотря на генетически определяемый пол (XX или XY хромосомами), поскольку «реальный» пол будет зависеть и от соотношения половых гормонов в крови (андрогенов и эстрогенов). Случаи генетического (андрогенитальный синдром), а затем и гормонального нарушения становления пола делают явной скрытую потенциальную двуполость человека.

Как шло зарождение человека, как биологического объекта? Если мы ответим на этот вопрос – мы разгадаем тайну Атлантиды. Некоторые ученые и исследователи подтверждают гипотезу космо-эволюционного антропогенеза, основанной на эзотерической традиции. Основной постулат такой гипотезы: божественное зарождение жизни на Земле и происхождение человека разумного не от обезьяноподобного гоминида, а от Высших Существ, сошедших с других планет и живших на погибших материках. Т. е. явный регресс, а не прогресс эволюции. Параллельно на планете жили люди совершенно различных рас и видов: человек-животное, собственно человек и сверхчеловек, которые изредка между собой скрещивались. У современного человека, например, имеются 223 гена, которых нет ни у одного живого существа на Земле. Тайная Доктрина утверждает, что андрогины вначале зарождались в малом сфероидальном ядре, развиваясь далее в большую мягкую яйцевидную форму. Мы знаем, что сейчас женское ovule, которое оплодотворяется мужчиной, и в котором развивается человеческий плод, представляет собой мягкое яйцо. Если сейчас оно развивается внутри организма женщины, то почему несколько десятков миллионов лет назад оно не могло развиваться вне организма – так, как это происходит у рыб и пресмыкающихся? (21). Американские биологи в начале XXI в. уже вплотную подошли к проблеме бесполого размножения человека без клонирования. Организму могут быть посланы опасно большие количества энергии (намного больше, чем используется для целительской работы). Они способны изменить качества ДНК так, что один организм может превратиться в другой, то есть, вызывая физическую трансформацию/мутацию. Д-р Ю. В. Цзян Каньчжен смог использовать этот процесс, чтобы превратить курицу в утку, включая появление перепонки между обычными куриными лапками. Открытие Каньчжена – эффективное доказательство того, что спиралевидные торсионные волны являются истинными скрытыми архитекторами молекулы ДНК, и что эти шаблоны могут быть энергетически изменены в течение одной жизни.

Среди тибетских посвященных существует особая медитативная практика. Цель ее заключается в том, чтобы с помощью только медитации (мысленных усилий) создать искусственный плод, из которого «вылупляется» человек-зародыш. Тело такого человека называется «йидима» или «тульпа». Это не призрак, «тульпа» имеет вполне материальное тело, и впоследствии становится одним из посвященных Учителей (22). Скорее всего, это знание могли сохранить в магическо-замкнутом географическом пространстве Шамбалы-Агартхи потомки атлантов, сумевших пережить катастрофу в Тибетских горах.

Жрец в поэме Голохвастова пытается создать такое андрогинное существо, чтобы возродить бессмертную расу атлантов и остановить неизбежную социальную и биологическую катастрофу еще цветущей Атлантиды. Здесь необходимо сделать небольшое отступление. Многочисленные находки доисторических артефактов на Земле доказывают существование высокоразвитых в научном и техническом плане працивилизаций. Сверхтемпературное, химическое, радиоактивное и другие агрессивные воздействия на различные объекты несколько тысяч лет назад говорят о высоких технологиях и блестящих научных достижениях представителей древних рас (23).

К таким высоким технологиям атлантов искали путь и немецкие специалисты из Аненербе. Они применяли так называемую «имплозивную науку», использованную на оккультных принципах. С помощью этой науки нацисты пытались выделить ядерную энергию, но что странно, шли в направлении, прямо противоположном опытам с атомным оружием, так как задача «имплозивной науки» состояла не в том, чтобы извлечь энергию из разделения и разложения вещества, а, напротив, соединить разделенное, воссоздать принцип андрогината, «опрокинуть вещество внутрь него», «имплозировать субстанцию». Согласно чилийскому эзотерику Мигелю Серрано, при последнем акте мировой истории те световые сущности, бывшие когда-то легендарными духовными ариями-гиперборейцами и атлантами, вновь вернутся на свою «несуществующую родину», к «великому андрогинному яйцу» (24).

Третья Раса андрогинов была последней носительницей божественной, врожденной мудрости. Они не учились, но, родившись, уже знали все тайны мироздания. Это были высочайшие гиганты неземной красоты и силы, хранители тайн Неба и Земли. Скорее всего, жрецы времен Атлантиды имели возможность возродить андрогин ценой не только собственной гибели, но и гибели своей цивилизации, чтобы подключиться к утраченному источнику знаний их предков. Опыт проводился не столько механическим путем, сколько физическим и химическим на уровне изменения молекулярного и атомного строения вещества. Последние исследования показывают, что человек, обладающий высокими экстрасенсорными и другими способностями, может изменить внутреннее состояние вещества на молекулярном уровне. Сам Голохвастов в комментариях к своей поэме говорит об огромной психической силе древних, ссылаясь на оккультные и герметические тексты. Например, члены современного американского общества «Комната темной материи» могут влиять путем психокинеза не только на земные объекты, но и на космические (25). Впрочем, еще Гурджиев утверждал, что атланты психически воздействовали на Луну, предотвращая ее падение на Землю. Современные нанотехнологии позволяют по усмотрению человека перестраивать в любом порядке атомы и молекулы любого вещества, и создавать, таким образом, не только неорганические, но также и органические структуры заданной сложности. Этим же путем идут генная инженерия и клонирование. Недавно был создан искусственный геном человека, который может сам породить органическую жизнь.

6

Наиболее эзотерическую и оккультную традиции андрогинности сохранило до нас так называемое общество «Поклонники Любви» (I fideli d’Amore) – загадочная мистическая секта XIII – начало XIV в. в Италии, исповедовавшая веру в мистическое единение с Богом в акте Любви. В какой-то мере секта была связана с итальянской поэзией, в частности, с творчеством Данте.

В алхимии один из центральных герметических символов был rebis – космический андрогин, изображенный в виде двуполого существа. Ребис рожден посредством союза Солнца (Sol) и Луны (Luna). Тот, кто добивался такого необыкновенного соединения, получал Философский Камень, именуемого иногда «Герметическим Андрогином». С помощью Философского Камня человек получал огромную власть во всех сферах бытия: превращение неблагородных металлов в золото, достижение бессмертия и вечной молодости, знание сущности всех вещей на свете и т. п., да и сам алхимик становился совершенным адептом, андрогином, испытывая состояние андрогинности. Таких людей еще называли Фениксами, или Птицами.

 

ИЗОБРАЖЕНИЕ ВЕЛИКОГО АНДРОГИНА – БАФОМЕТА НА ОДНОЙ ИЗ КАРТ КАББАЛИСТИЧЕСКОГО ТАРО Г. О. М. (РИСУНКИ СУСАННЫ АЙВАЗЯН)

 

Великий Андрогин в виде Бафомета является также одним из символов ордена тамплиеров: оккультный образ вселенского единения, фигура с крыльями, восседающая на кубе. Сам куб утвержден на земном глобусе. Глобус Земли под ногами Андрогина; рыбная чешуя, символизирующая воду, покрывает его живот; крылья воздуха – за его спиной, а пламя «огня» восходит к небу из трехконечного факела, размещенного на голове. Правая рука мужская (с лат. надписью solve – «растворяй»); она указывает на светлый серп молодой луны с правой стороны фигуры (чаще всего незеркально). Левая – женская (с надписью cоagula – «сгущай»); она указывает на темный серп убывающей луны с левой стороны фигуры. Эта убывающая луна расположена внизу фигуры, а восходящая – против верхней ее части, так что мужская рука поднята, а женская опущена. Мужская фигура снабжена грудями женщины; из паха ее поднимается вверх двойной герметический кадуцей, причем головы змеек упираются в шарик кадуцея на уровне солнечного сплетения. У Андрогина козлиная голова; ее рога, борода и уши складываются в опрокинутую пентаграмму.

Одним из таких адептов, достигших андрогинного («преображенного») состояния, был таинственный Учитель по имени Фулканелли. Его ученик Эжен Канселье видел этого человека (мужчину) в 1954 г. в одном из заброшенных замков Испании с лицом женщины. Андрогин символизирует окончание Великого Делания – Совершенное Существо. В этом смысле необходимо при помощи различных видов секреций, полученных из спинномозговой жидкости и из желез эндокринной системы, расширить сознание до космических масштабов. Фулканелли называет это явление «движущей силой, оживляющей и одухотворяющей Великое Делание», и указывает на главную его тайну – обретение способности «убить живое», т. е. непробужденное, земное тело и душу, и «оживить мертвое» – дремлющую змеиную энергию (Кундалини), несущую просветление. Надо «растворить» тело и «сгустить» душу. Совершенное внутреннее равновесие (гармония), очевидно, проявляется и во внешней, физической реальности. Кеннет Джонсон в книге «Феномен Фулканелли» пишет: «В таком случае получается, что по достижении адептом успеха, его внутреннее «я» в более полной мере соединяется с внешним, а мужской и женский компоненты личности гармонизируются, причем ни один из них более не доминирует. Это конечный результат всегда оказывается одним и тем же, независимо от того, был ли адепт до того мужчиной или женщиной… При этом возможны и чисто физические изменения – в чертах лица адепта, которое лишается ярко выраженных черт того или иного пола и может отныне восприниматься то как мужское, то как женское (26).

Тамплиеры мечтали о водворении на земле Царства Мира и Единения всех народов, для чего занимались эзотерическими изысканиями и поиском межконфессиональной церковности на основе гностических учений. «Церковность» понимается здесь в ее изначальном смысле, от греч. ekklhsia, «общность» людей, объединенных одной идеей. Тамплиеры заимствовали у гностиков символ андрогина в его первоначальном значении: для них это был оккультный образ вселенского единения.

Андрогин-Бафомет – это XV аркан Таро, важнейший мантический и магический символ, карта Диавола, однако не как олицетворения мирового зла, а как принципа обновления и Спасения через преодоление зла. Слово «Baphomet», прочитанное справа налево (Temophab), будет нотариконом следующей формулы: Templi omnium hominum pacis abbas, т. е. «Настоятель храма мира всех людей». Этим термином тамплиеры обозначали эманацию мирового «Мы», астральный вихрь, могущий повести людей по пути усовершенствования, к всеобщему миру и братству. Не отголоски ли это предания о могущественной расе атлантов, сумевших создать когда-то благодатное и справедливое государство-метрополию и многочисленные колонии по всей Земле, возглавляемые мудрыми десятью царями-братьями и родственными по крови сюзеренами и принцами. Многие эзотерические и оккультные сообщества, в том числе, и тамплиеры, верили, что царство Тьмы исчезнет в циклической Вселенной, и настанет светлый период полярно-атлантического, расового и религиозного Андрогината – Первоначального Единства.

То, что этот предмет у тамплиеров означал прикосновение к тайной мудрости, говорит искаженный перевод с арабского «абуфихамет» (abufihamet), или, как произносили это слово испанские мавры, «буфихимат» (bufihimat), что означает «отец понимания», «отец мудрости», а в арабском языке «отец» заключает в себе понятие «источник». В своем исследовании «Атлантическая Традиция и некоторые информационные каналы способа передачи сведений об Атлантиде» мы рассматривали мифологему говорящих голов (в том числе, и Бафомета), как получение дополнительных сведений об Атлантиде в результате морфорезонанса из информационного поля Земли (27).

Традиции андрогинности, пронизавшие культуры древних и современных цивилизаций, сохранились до наших дней. Традиции стали точными науками, мифы и предания говорят нам о всесильном знании и истинности эзотерической истории человечества. Только некоторым людям, подобным Голохвастову, удалось уловить трепетное дыхание Атлантической Традиции, живое дыхание некогда прекрасного, но забытого мира, что люди зовут Атлантидой. Русский поэт никогда не забывал, что всей душой и всем сердцем он жил когда-то давно в прошлых жизнях в очарованном краю на низком берегу Огигии. Сюда Голохвастов и вернулся вновь после смерти, чтобы навсегда остаться в нашей памяти самым преданным потомком этого величественного и угасшего народа. Только в Огигии наконец он обрел истинное состояние андрогинности, став возрожденным из пепла фениксом мировой литературы. Через 70 лет имя Голохвастова и его великая книга возвращается в обновленную Россию (28), чтобы в который раз доказать победу поэтического духа над всем бренным и мимолетным.

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Юнг К. Г. Психология и поэтическое творчество // Юнг К. Г. Дух Меркурий. М.: Канон, 1996. С. 259-261.

2. Воронин А. А. Морские колонии Атлантиды. М.: Вече, 2004. См. также: Скляров А. Ю. Опасное наследие богов. М.: Вече, 2004; Он же. Цивилизация древних богов Египта. М.: Вече, 2005.

3. Фэйрстоун Р., Уэст А., Уэрвик-Смит С. Цикл космических катастроф. Катаклизмы в истории цивилизации. М.: Вече, 2008. С. 365-367. В Календарном Послании, оставленном нам высокоразвитой працивилизацией и открытом российским исследователем Владимиром Пахомовым, говорится о созвездии Близнецов, во время которой произошла грандиозная катастрофа. Примечательно, что в этом Послании, одна из фигур Близнецов изображена с длинноголовыми (долихоцефальными) черепами. Известно, что додинастические цари Египта, так называемые «Шемсу-Гор», «Идущие по дороге Гора», имели высокий рост, светлые волосы, голубые глаза и удлиненные черепа, резко отличные от местных египтян (см. Pakhomov V. The Mystery of the Calendar. Message to the Undorn. Australia, Xerostar Holding, 2001-2003).

4. Голохвастов Г. В. Доклад в Обществе им. Пушкина на тему: «Гибель Атлантиды, как мистерия творчества» // Rare Book and Manuscript Library Columbia University (Bakhmeteff Arhive) (BAR). Golokhvastov Collection. Box 3 // File: Gibel Atlantidy. Revieus. Машинопись. 18 л. Автор выражает благодарность зам. директору Музея Востока (Москва) Владимиру Андреевичу Росову за нью-йоркские материалы о Голохвастове.

5. Орелин В. «Гибель Атлантиды». Поэма Г. В. Голохвастова. Критический очерк. Издание Общества им. А. С. Пушкина в Америке. Нью-Йорк, 1939.

6. Крайко Ю. В. Античный миф об Атланте и Атлантиде: опыт фольклористического рассмотрения. Автореферат кандидатской диссертации. М., 2006.

7. Воронин А. А. Морские колонии… С. 95.

8. Фрагменты ранних греческих философов. Ч. 1. М.: Наука, 1989. С. 70-73.

9. Воронин А. А. История русской атлантологии до середины 1950-х гг. (до Жирова). Рукопись. Музей Атлантиды им. Н. Ф. Жирова (Москва).

10. Рейснер Л. Атлантида // Шиповник. 1913. Кн. 21.

11. Nezval V. Dnes ješté zapadá slunce nad Atlantidou. Praha, 1956; Незвал В. Избранное. М., 1960.

12. Волков А., Соловей Э. Две славянские трагедии об Атлантиде // Чехословацко-русские литературные связи в типологическом освящении. М., 1971. С. 210, 217.

13. Мережковский Д. С. Тайна Запада. Атлантида – Европа. М.: Русская книга, 1992. С. 10.

14. Письма В. Я. Брюсова к П. П. Перцову: 1894-1896 гг. К истории раннего символизма. М.: ГАХН, 1927. С. 27.

15. Рафальский С. М. Последний вечер // Грани. 1966. № 60.

16. Назаров В. А. Атлантида // Световод. Сб. М., 1973.

17. La dissertazione della laurea specialistica (MA) quinquennali «Il ruolo per la memoria della «Rovina di Atlantide» di Gheorghi Golokhvastov dell’ aspirante dell’ Universita’ degli Studi di Trento Alexander Kiriyatskiy: 20.10.2004.

18. Кирияцкий А. В. На закате эпохи. Иерусалим: Мика, 2000; Он же. С Авроры XXI века. Самиздат.

19. Элиаде М. Миф о воссоединении // Элиаде М. Азиатская алхимия. М.: Янус-К, 1998. С. 308, 315.

20. Элиаде М. Миф о воссоединении… С. 316-317.

21. Аблеев С. Р. Тайна происхождения человека. Сокровенная Мудрость Востока и космо-эволюционная гипотеза антропогенеза в свете новых научных тенденций. Тула-Донецк, 2002.

22. Белов А. Д. Сотворение человека и других разумных существ // Ежегодник «Дельфис – 2007». Материалы 7-ой Международной междисциплинарной научной конференции «Этика и наука будущего». М.: Дельфис, 2007.

23. Воронин А. А. Морские колонии…

24. Дугин А. Г. Конспирология. М.: Евразия, 2005. С. 89-91.

25. Володев А. Комната темной материи // НЛО. 2006. № 51.

26. Джонсон К. Р. Феномен Фулканелли. Тайна алхимика XX века. М.: Энигма, 2009. С. 305-335.

27. Воронин А. А. Атлантическая Традиция и некоторые информационные каналы способа передачи сведений об Атлантиде // Атлантида в свете современных научных знаний. Материалы III Российского съезда атлантологов, 26-27 ноября 2007 г. Институт океанологии им. П. П. Ширшова. М.: Самообразование, 2009; Он же. «Гибель Атлантиды» Георгия Голохвастова // Дельфис. 2009. № 2.

28. Голохвастов Г. В. Гибель Атлантиды. Стихотворения. Поэма. М.: Водолей, 2008.

 

 

Rambler's Top100